Нужно ли поддерживать бизнес сейчас?

Методы господдержки бизнеса за последние 10 лет не дали ощутимого прогресса в диверсификации экономики. Сейчас, во время кризиса, бизнес просит о резком расширении такой госпомощи. Однако это тупиковый путь, считает экономист Мурат Темирханов

ФОТО: almaty.gov.kz

Откуда деньги на антикризисные меры?

В Казахстане планируется направить на антикризисные меры 4,4 трлн тенге. Из этой суммы около 2 трлн тенге будет использовано на расширение льготного кредитования бизнеса по различным госпрограммам. Это очень большая сумма. Каким образом будут финансироваться компании?

2 апреля состоялось заседание правительства, на котором был утвержден проект уточнённого республиканского бюджета на 2020 год с учетом антикризисных мер. Утвержденный документ почему-то так и не был опубликован, что еще раз подтверждает тезис о непрозрачности решений правительства по государственным расходам.

Исходя из опубликованных выступлений высокопоставленных чиновников министерств экономики и финансов так и осталось непонятным, каким образом будет профинансирована большая часть громадной суммы антикризисных мер, объявленных президентом.

Так, на заседании правительства министр финансов сказал, что на реализацию антикризисных мер из республиканского бюджета будет потрачено 1,79 трлн тенге. При этом, по сравнению с докризисным бюджетом, общая сумма расходов вырастет на 1,36 трлн тенге. То есть 0,43 трлн тенге на антикризисные высвобождается за счет сокращения госрасходов, которые были запланированы еще до кризиса. А где взять еще 2,6 трлн тенге из 4,4 трлн, о которых ранее объявил глава государства?

Из выступлений уже понятно, что какая-то часть из этих 2,6 трлн тенге (скорее всего, большая) будет профинансирована за счет печатного станка Нацбанка. Это очень плохо для экономики. Одно дело, когда печатный станок центрального банка используется как краткосрочный инструмент монетарной политики (например, как это делает ФРС или ЕЦБ). И совсем другое дело, когда с помощью печатного станка закрываются дыры в госбюджете. Последствия могут быть очень печальными. 

Что касается использования средств Нацфонда, то в докризисном бюджете было запланировано, что трансферты из фонда в бюджет в 2020 году составят 2,7 трлн тенге. В результате кризиса трансферты были увеличены на 2,07 трлн тенге (на $4,7 млрд по курсу 440 KZT/USD). Эта сумма в основном пойдет на возмещение упавших доходов госбюджета и частично профинансирует увеличение расходов бюджета.

Дополнительного трансферта из Нацфонда не хватит, чтобы компенсировать резкий рост дефицита бюджета, поэтому Минфин увеличит заимствования на рынке, включая объявленные $3 млрд за рубежом.

Общая сумма трансферта из Нацфонда в госбюджет в этом году составит 4,77 трлн тенге ($10,8 млрд по курсу 440 KZT/USD). При этом на начало года валютные активы Нацфонда составляли $61,8 млрд. С учетом резко упавших поступлений в Нацфонд, по результатам 2020 можно ожидать, что Нацфонд снизится как минимум на $9 млрд, или на 14% (без учета ожидаемых убытков от переоценки инвестиций фонда).

В чем был смысл докризисной господдержки бизнеса?

После кризиса 2008-2009 и до настоящего времени в Казахстане было множество программ по развитию частного и государственного бизнеса с целью ускоренной диверсификации и роста экономики страны. Основными инструментами государственной поддержки бизнеса стали:

  1. защита от внешней конкуренции (защита от более дешевого импорта) за счет всевозможных тарифных и нетарифных барьеров;
  2. предоставление государственного финансирования по льготным процентным ставкам;
  3. предоставление налоговых льгот;
  4. прямое субсидирование капитальных и операционных расходов (особенно в сельском хозяйстве);
  5. государственный закуп товаров отечественных производителей;
  6. поддержка несырьевого экспорта финансовыми и нефинансовыми мерами.

До наступления текущего кризиса все эти меры практически не принесли результат. Основные причины в том, что они были антирыночными по своей сути и в большинстве своем популистскими, поскольку охватывали ничтожно малое число предприятий и были в основном доступны для «избранного» бизнеса.

Возникает вопрос. Почему реальная конкурентоспособность развитых стран быстро прогрессирует, а в Казахстане, несмотря на потраченные громадные суммы государственных вложений, не видно ощутимых результатов? Это связано с тем, что развитые страны прежде всего развивают и защищают рыночные отношения и конкуренцию в своих экономиках. В результате у них очень чётко работает процесс, когда с рынка оперативно уходят неэффективные компании, а вместо них приходит много новых и эффективных. К сожалению, из-за государственных мер по поддержке бизнеса в Казахстане практически не работает процесс естественного отбора конкурентоспособных предприятий. В результате у нас слишком низкий показатель по появлению нового бизнеса в отраслях, не связанных со сферой услуг.

Хуже того, используемые государственные меры по поддержке частного и государственного бизнеса являются несистемными. Такая «несистемность» заключается в том, что если государство прекратит поддержку «избранного» бизнеса, то многие из таких компаний сразу станут неконкурентоспособными, а некоторые вообще обанкротятся.

В чем проблема применяемых мер господдержки бизнеса?

Начну с мер по защите отечественных производителей от более дешевого и качественного импорта (развитие импортозамещения в стране). Такой метод господдержки создает тепличные условия для местного бизнеса и снижает его эффективность и конкурентоспособность на внешнем рынке. При этом протекционистские меры негативно влияют на благосостояние населения, поскольку приводят к росту цен как на импортные, так и на местные товары. Аналогичная проблема существует и в госзакупках, когда государство часто покупает более дорогую и неконкурентоспособную продукцию отечественных производителей.

Что касается налоговых льгот, субсидий и льготных процентных ставок, то обычно, из-за ограниченных доходов госбюджета, такую господдержку получает только очень малое количество предприятий МСБ в так называемых приоритетных отраслях экономики.

Например, льготные государственные кредиты до кризиса составляли менее 10% от всего кредитного портфеля всей банковской системы, который был выдан по рыночным (высоким) процентным ставкам. Спрашивается, зачем вообще нужна такая госпомощь, если ее получает лишь небольшое количество компаний, у которых появаляется конкурентное преимущество по сравнению с другими? Такую конкуренцию трудно назвать рыночной и добросовестной.

Помимо этого, решения по распределению налоговых льгот, субсидий и льготных процентных ставок обычно принимают чиновники. В результате такая господдержка направляется бизнесу нерыночным путем, что часто приводит к поддержке неэффективного и неконкурентоспособного бизнеса, а также создает благоприятные коррупционные возможности.

Исследования Всемирного банка подтверждают эти проблемы

В ноябре 2018 Всемирный банк (ВБ) опубликовал исследование для Казахстана «Преодоление стагнации производительности». В документе подчеркивается, что стимулирование качественного роста экономики и повышение производительности требует тщательно проработанных реформ по укреплению частного сектора и конкуренции на рынке, повышению конкурентоспособности компаний, сокращению роли государства в экономике, укреплению верховенства закона и противодействию коррупции.

В частности, в документе ВБ говорится, что для роста производительности внутри отраслей необходима экономическая диверсификация и устранение фундаментальных барьеров в развитии частного сектора. Анализ ВБ по предприятиям указывает на доминирующее положение квазигосударственных предприятий и небольшого числа связанных с государством частных крупных компаний. Также исследование ВБ показывает, что в частном секторе очень низкий уровень появления новых малых и средних предприятий без учета сектора услуг, даже если сравнивать с другим странами, экспортирующими нефть.

Госпомощь бизнесу искажает понимание рыночных механизмов в экономике 

За последние 10 лет громадные государственные деньги были направлены на множество госпрограмм по развитию несырьевого бизнеса в Казахстане. Однако они не принесли ощутимого результата и только мешали развитию рыночных отношений и конкуренции. Хуже того, такая нерыночная госпомощь привела к тому, что отечественные предприниматели стали искаженно понимать рыночные механизмы и роль государства в экономике.

Если посмотреть опросы отечественных предпринимателей за последние годы, можно обнаружить, что, по их мнению, одними из главных факторов, которые мешают развитию, стали высокие рыночные процентные ставки на кредиты и высокие налоги. Однако это не так. Это всего лишь искаженное восприятие рыночных условий в экономике, которое возникло в результате предоставления правительством налоговых, процентных и прочих финансовых льгот «избранному» бизнесу.

Говоря о процентных ставках, я специально подчеркнул слово «рыночные». Это связано с тем, что процентные ставки на банковские кредиты и корпоративные облигации в последние десять лет были реально рыночными. В банковской системе и на фондовом рынке была реальная конкуренция за привлечение заемщиков и эмитентов, и никто не мог утверждать, что процентные ставки на рынке искусственно завышены.

Да, ставки на кредиты в Казахстане всегда были сравнительно высокими, но это лишь отражение проблем в нашей экономике. Прежде всего, это касается проблемы высокой инфляции, а также высокого уровня кредитных рисков, непрозрачности бизнеса и теневой экономики в стране.

Наши власти, вместо того чтобы осуществлять реформы по снижению уровня процентных ставок в экономике, решили использовать популистский и крайне вредный для развития рыночных отношений путь – льготное финансирование бизнеса по ставкам значительно ниже рыночных. Несмотря на то что льготные государственные кредиты занимали малую долю от всего банковского кредитного портфеля, правительство постоянно говорило о том, что сделало очень многое для доступности кредитов бизнесу.

Похожая история – и c налоговыми льготами. Налоговые ставки в Казахстане значительно ниже, чем в развитых странах. Тем не менее у правительства любимым инструментом поддержки является предоставление различных налоговых льгот. В результате суммы недополученных налоговых доходов госбюджета стали невероятно большими.

Так, в конце января в своем выступлении на расширенном заседании правительства президент дал поручение правительству проанализировать весь спектр предоставляемых налоговых преференций на предмет их эффективности и целесообразности. Как было сказано, «только в 2018 году было предоставлено налоговых льгот на сумму 4,5 трлн тенге».

Основная проблема здесь заключается в том, что до настоящего времени власти в Казахстане не делали анализа экономической эффективности налогового субсидирования бизнеса. При этом мировой опыт показывает, что в большинстве случаев такие налоговые льготы «избранным» компаниям не оказывают никакого эффекта на рост конкурентоспособности компании, а прямую выгоду получают в основном владельцы бизнеса.

Также можно отметить, что в 2009 власти Казахстана пошли на значительное снижение налоговых ставок в целом, в результате чего сильно пострадали доходы бюджета. Однако мера так и не дала стимула для роста малого и среднего бизнеса и для диверсификации экономики, что было связано с отсутствием структурных реформ, ростом госсектора и с наличием бюджетных стимулов, которые не улучшали, а искажали рыночные механизмы в экономике страны.

Путь в тот же тупик

Текущие антикризисные меры во многом направлены на значительное увеличение льготного кредитования и предоставление новых налоговых льгот. Однако это путь в тот же тупик, куда завела экономику Казахстана прошлая госпомощь бизнесу. Такие процентные или налоговые льготы должны даваться либо абсолютно всем, либо никому. Поскольку госбюджет даже близко не сможет охватить такими льготами весь бизнес в стране, то нужно использовать другие меры по стимулированию развития конкурентоспособного бизнеса в стране.

Пандемия коронавируса и карантин создали довольно специфический экономический кризис. Если говорить о мерах поддержки для бизнеса и населения из-за карантина, то они достаточно простые. Поскольку карантинные меры довольно краткосрочные, самое важное для государства - это каким-то образом частично возместить упавшие доходы во время карантина и некоторое время после него, причем живыми деньгами, а не различными льготами. То есть главная цель – помочь пострадавшим от карантина пережить этот период.

После снятия карантина деловая активность сама начнет восстанавливаться. В этот период власти должны стимулировать не отдельные виды бизнеса, а всю экономику в целом. Для этого в мире существует ряд стандартных рецептов, связанных с монетарной и с фискальной политиками государства.

Что касается реформ в экономике, то сейчас очень важно изменить подходы правительства к развитию предпринимательства и конкуренции. Самое главное заключается в том, что властям необходимо прекратить поддерживать развитие бизнеса нерыночными мерами. Наоборот, необходимо максимально усилить конкуренцию как внутри страны, так из-за рубежа, чтобы чётко работал процесс, когда с рынка оперативно уходят неэффективные компании, а приходит много новых и эффективных. Параллельно государство должно увеличить свои инвестиции в человеческий капитал и инфраструктуру, что является базой для развития предпринимательства.   

В своих стратегических документах власти ставят перед собой цель в короткий срок войти в ряды развитых стран - членов Организации экономического сотрудничества и развития. Однако это очень размытая цель. У правительства должны быть четкие планы, как догнать страны ОЭСР по всем ключевым показателям развития рыночной экономики.

Все материалы по теме «Коронавирус и Казахстан» вы можете посмотреть по этой ссылке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
18354 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
29 октября родились
Владимир Ким
крупный акционер и член совета директоров KAZ Minerals PLC, президент ТОО «Kazakhmys Holding»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить