Нужно ли Казахстану Министерство счастья?

И почему «бедные» сельчане счастливее «богатых» горожан, объясняет социолог Айман Жусупова

ФОТО: pixabay.com

На сегодняшний день в мире существуют разнообразные рейтинги и индексы счастья, обусловленные пониманием того, что экономические показатели, такие как уровень ВВП, не демонстрируют, как отражается внутренняя политика на жизни рядовых граждан, каков социальный эффект, оцениваемый самим человеком.

Что государству хорошо, человеку - противно

По уровню счастья в целом замеряется, насколько конкретное общество пригодно и комфортно для жизни, дается оценка прогресса в обществе. То есть суть концепции уровня счастья в том, что качество объективных условий жизни людей, эффективность принимаемых государством решений определяется сквозь призму субъективного благополучия.

Вопросы вызывают состав показателей, которыми измеряют субъективные оценки респондентов, использование национальных средних показателей без учета асимметричности в распределении благ, а также то, что интегральный показатель не отражает проблемы по направлениям частных индексов. Отдельно отмечается, что индексы не учитывают страновые особенности, культурные и этнические различия.

Айман Жусупова
Айман Жусупова

Открытым является и вопрос о взаимосвязи счастья и благосостояния. Согласно так называемому парадоксу Истерлина, названному в честь исследователя Ричарда Истерлина, рост доходов на душу населения лишь до определенного уровня приводит к росту счастья. То есть притязания растут вместе с доходом, и после удовлетворения основных нужд для благополучия имеет большее значение не абсолютный, а относительный уровень дохода. Американские исследователи порогом подобного дохода называли $20 тыс. на душу населения в год. Этот парадокс продолжает вызывать широкую дискуссию, тем не менее доказывается многочисленными последующими исследованиями, например работой Эда Динера, который сделал вывод о том, что рост доходов вызывает счастье, если при этом потребности растут медленнее дохода.

Исследователи в Китае и США фиксировали этот феномен особенно ярко. В этих странах, несмотря на то что уровень средних доходов за последние десятилетия значимо вырос, доля населения, недовольного своей жизнью, напротив, возросла.

Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц объясняет этот феномен «неприятными» для людей эффектами, которые в то же время идут на пользу экономике. К примеру, пробки на дорогах ведут к увеличению расхода бензина, а, следовательно — к росту ВВП, но определенно не к улучшению качества жизни.

На каком месте Казахстан?

Достаточно интересна в этом ключе и ситуация в Казахстане, где исследователи едины во мнении, что уровень субъективного благополучия в селах страны значимо выше, чем у городских жителей. Этот феномен вполне подтверждает теорию Динера: уровень притязаний городских жителей выше, чем у сельских жителей, и, вероятнее всего, они растут значимо быстрее, нежели уровень доходов, который, напротив, на волне финансовых катаклизмов снижается.

На сегодняшний день одной из наиболее разработанных методик изучения глобального и национального социального благополучия является «Всемирный доклад о счастье» (World Happiness Report) – рейтинг, ежегодно с 2012 публикуемый подразделением ООН по поиску решений стабильного развития.

Исследование, на котором он базируется, осуществляется в 156 странах. В 2019 Казахстан в нем занял 60 позицию, значимо опережая страны Центральной Азии и Россию. Исключением явился Узбекистан с 41 позицией в рейтинге. Лидеры рейтинга - Финляндия, Дания, Норвегия, замыкают список Афганистан, Центрально-Африканская Республика, Южный Судан. Данными для вычисления уровня счастья выступили ВВП на душу населения, ожидаемая продолжительность здоровой жизни, социальная поддержка, свобода жизненного выбора, щедрость, восприятие коррупции, а также субъективное ощущение счастья или несчастья. Например, учитывались ответы на вопросы о прошедшем дне: смеялись ли вы сегодня? было ли ощущение счастья? испытывали ли беспокойство, гнев? и т.д.

В то же время указанный индекс не принимает во внимание экологические факторы, в отличие от другого исследования - «Всемирного индекса счастья». Он публикуется с 2006 британским исследовательским центром «Новый экономический фонд» раз в несколько лет, с целью определения эффективности, с которой страны используют экономический рост и природные ресурсы для обеспечения своим гражданам счастливой жизни.

По данным последнего исследования, проведенного в 2016 году, Казахстан занимает 114 место из 140 стран, Россия – 116, Кыргызстан – 31, Узбекистан – 51, Украина - 70, Беларусь - 102, США - 108. Лидерами индекса явились Коста-Рика, Мексика, Колумбия; аутсайдерами – Люксембург и Чад.

Столь противоречивые данные объяснялись негативным влиянием на окружающую среду крупных экономически развитых стран. При этом сами авторы исследования признают, что к числу недостатков индекса относится то, что он не учитывает нарушения прав человека.

В деньгах ли счастье

Очевидно, что нет единой методики измерения счастья, однако не только ученые, но и политики, практики государственного управления сходятся во мнении, что главной целью развития страны является счастье, высокое качество жизни ее граждан. Почему?

Во-первых, именно ощущение счастья определяет миграционные настроения населения. Так, одной из целей «Международного рейтинга счастья» является попытка объяснить и предсказать векторы и масштабы международной миграции, которая обусловлена большей миграционной привлекательностью стран, где люди чувствуют себя счастливыми. При этом действительно страны - лидеры данного рейтинга являются странами - реципиентами эмигрантов, хотя, безусловно, нельзя утверждать, что связь линейна.

Во-вторых, субъективное ощущение счастья граждан напрямую отражается на внутренней стабильности общества, уровне общественной поддержки власти и властных институтов в целом. Речь идет о том, что субъективная удовлетворенность жизнью объективно влияет на общественную ситуацию в гораздо большей степени, чем реальное положение дел.

Еще одной из экономических причин обращения политиков к психическому благополучию является растущее число научных данных о том, что счастье способствует сохранению хорошего здоровья граждан страны.

На сегодняшний день в ряде стран мира уже действуют так называемые министерства счастья. Пионером здесь стала небольшая страна Бутан, где впервые было предложено заменить валовый внутренний продукт (ВВП) на валовое национальное счастье (ВНС) в качестве основного показателя развития страны и критерия оценки благосостояния населения. Это предложение было официально закреплено в Конституции Бутана и в создании Центра исследований ВНС посредством регулярных социологических замеров уровня счастья. Структуры с идентичным названием и направленностью есть также в ОАЭ, Индии, Венесуэле, Нигерии.

В других странах определению уровню счастья своих граждан также придают большое значение. Так, в конце 2010 правительство Великобритании выделило 2 млн фунтов стерлингов на измерение индекса счастья, который должен был дополнить традиционные статистические показатели. Попытка заменить ВВП была предпринята и во Франции, где по инициативе руководства страны в 2008 была создана специальная комиссия по измерению экономических достижений и социального прогресса, которую возглавили нобелевские лауреаты. По итогам работы комиссии было предложено ввести для оценки развития страны такие параметры, как счастье и доступность услуг здравоохранения.

Власти Китая в 2011 году приняли решение ввести собственный индекс счастья, задачей которого является оценка работы чиновников за последние три года. Кроме традиционных индикаторов, таких как расходы на научные исследования, образование, культуру и спорт, индекс включает в себя метраж жилой площади на человека, количество врачей на тысячу жителей, площадь зеленых насаждений, а также и отношение объема эмиссии углекислого газа к размеру ВВП. Индекс счастья уже применяется в провинции Хэнань, по итогам его анализа прошло несколько показательных увольнений, несколько чиновников получили отказ в повышении по служебной лестнице.

Больше опросов, хороших и разных

Еще одной проблемой является мотивация граждан принимать участие в опросах общественного мнения, на которых и базируются многочисленные индексы счастья.

В частности, российские исследователи отмечают, что опросная индустрия сейчас испытывает кризис доверия, многие граждане считают, что к ним не будут прислушиваться, что не стоит на это тратить время, что это небезопасно. Соцопросы не воспринимаются как независимый институт, в глазах населения они являются одним из инструментов власти. Схожая ситуация и в Казахстане.

Предлагаемыми путями для решения этой проблемы является демонополизация сферы, развитие альтернативных центров измерения общественного мнения. В США, например, отдельные результаты десятков тысяч опросных компаний позволяют в итоге формировать большие данные и делать прогнозы более точными.

Что касается создания Министерства счастья в Казахстане, то в наших реалиях, напротив, важно уйти от создания новых структур, преодолеть культ преклонения перед статистическими показателями, а быть нацеленными на изменение отношения к людям, повышении качества жизни. 

Автор: Айман Жусупова, эксперт ИМЭП при Фонде первого президента РК - Елбасы

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5424 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
15 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить