Экономические последствия войны в Украине

Российское вторжение в Украину, а также масштабные санкции, которые США и Европа ввели в ответ против России, привели к сбоям в экономике на всех уровнях

ФОТО: © Depositphotos.com

Чтобы ограничить долгосрочные последствия всех этих сбоев, мы должны немедленно начать работу над планом восстановления.

Не нужно даже говорить, что наибольший удар наносится по экономике Украины и России. Экономическая деятельность в Украине, вероятно, сократится в этом году более чем на треть, что усугубит быстро нарастающий гуманитарный кризис. Уже сегодня эта война привела к гибели более 750 человек из гражданского населения и вынудила 1,5 млн украинцев бежать в соседние страны, при этом ещё миллионы находятся в пути внутри страны.

Хотя Россия не испытывает таких колоссальных человеческих страданий или физического разрушения, её экономика тоже сократится примерно на треть из-за беспрецедентной жесткости санкций, которые против неё введены. В частности, замораживание активов Центробанка и отключение нескольких российских банков от системы финансовых сообщений SWIFT (благодаря ей осуществляется большинство международных банковских платежей) валят экономику на колени, и этот ущерб усугубляется «самостоятельными санкциями» со стороны граждан и компаний – от Apple до BP.

Сейчас Россия движется к жёстким валютным ограничениям, массовому дефициту товаров, краху рубля, наращиванию задолженностей, появлению у населения ожиданий, что дальше ситуация будет ухудшаться (прежде чем начнёт улучшаться). У этой картины много общего с тем, что я лично наблюдал во время визита в Москву в августе 1998 года.

Даже если война закончится завтра, потребуются годы на восстановление экономики двух стран. Чем дольше продолжается война, тем больше будет ущерб, тем выше будет вероятность злонамеренных действий и возникновения порочного круга, тем глубже будут последствия.

Физическая и гуманитарная инфраструктура Украины пострадала очень сильно. Страна может рассчитывать на масштабную внешнюю поддержку послевоенной реконструкции, в ходе которой она также могла бы устранить прежние слабости и выстроить новые экономические структуры и отношения, причём как внутренние, так и внешние. Но этот процесс займёт время, и путь будет неровным.

Со своей стороны, Россия обнаружит, что очень трудно восстанавливать экономические, финансовые и институциональные связи с внешним миром, особенно Западом. Это будет тормозить процесс восстановления экономики в будущем: он будет зависеть от проведения в стране комплексной и дорогостоящей реструктуризации, имеющей институциональный, политический и социальный аспекты.

Впрочем, экономические последствия войны не ограничатся странами, которые её ведут. Запад уже начинает ощущать её «стагфляционное» влияние. Существующее инфляционное давление усугубится ростом цен на сырьё, в том числе энергоресурсы и пшеницу. Одновременно начался новый раунд сбоев в производственных цепочках, вновь растут транспортные издержки. Нарушение привычных торговых путей, скорее всего, будет оказывать понижающее давление на темпы роста экономики.

Масштабы ущерба, причиняемого этими событиями, будут сильно варьироваться как внутри стран, так и между ними. Если власти не предпримут своевременные меры, развитые страны должны будут ожидать снижения темпов роста экономики, ухудшения ситуации с неравенством, увеличения разницы в экономических показателях между странами. В целом, эти показатели у США, скорее всего, будут лучше, чем у Европы (которая, вероятно, скатится в рецессию), поскольку американская экономика обладает большей внутренней устойчивостью и гибкостью. Впрочем, тот факт, что в прошлом году (совершив историческую ошибку) Федеральный резерв США не сумел вовремя отреагировать на инфляцию, будет уменьшать гибкость проводимой политики.

По обе стороны Атлантики можно ожидать повышенной (иногда даже вызывающей серьёзную тревогу) рыночной волатильности. Финансовые убытки будут выше в Европе, где некоторые отрасли пострадают особенно сильно, прежде всего, некоторые банки и компании ТЭК.

В других частях мира также будут усиливаться экономические и финансовые различия. Некоторые производители сырья могут выиграть от роста экспортных цен, причём достаточно для того, чтобы компенсировать убытки, вызванные снижением роста мировой экономики. Однако намного большее число стран (особенно те из них, которые расположены рядом со сражающимися и хрупкими развивающимися странами) столкнётся с давлением сразу из нескольких источников, среди которых неблагоприятные условия торговли, миграционные потоки, укрепление доллара США, сокращение глобального спроса, нестабильность финансовых рынков.

Импортёрам сырья будет нелегко справиться с внезапным всплеском цен на все категории товаров, который трудно переложить на плечи потребителей и трудно субсидировать. Среди потенциальных последствий возможно увеличение случаев реструктуризации долга. Если власти не предпримут своевременные меры, экономически слабейшие страны будет ожидать перспектива продовольственных бунтов.

Кроме того, есть ещё вопрос о будущем мультилатерализма – и это четвёртое последствие. В краткосрочной перспективе Запад подтвердил своё господство в международной системе, которую он выстроил после Второй мировой войны. Но следует ожидать серьёзных долгосрочных проблем из-за более интенсивных попыток, предпринимаемых под руководством Китая, выстроить альтернативную систему, шаг за шагом выкладывая её экономические или финансовые кирпичики.

Часто говорят, что внутри каждого ужасного кризиса скрываются большие возможности. Хотя императив сегодня, чтобы государства мира продолжали коллективно противостоять незаконному вторжению России в Украину, не менее важно, чтобы они предпринимали своевременные действия для смягчения долгосрочных экономических рисков, возникших из-за этого конфликта, и – более того – для повышения устойчивости и укрепления сотрудничества в будущем.

Мир справился с возникшими задачами после Второй мировой войны. Сегодня мы обязаны сосредоточиться на обеспечении аналогичных мер, когда и по мере того как в Украину и Европу будет возвращаться мир.

Мохамед Эль-Эриан, президент Куинз-колледжа в Кембриджском университете, профессор Уортонской школы бизнеса при Пенсильванском университете, автор книги «Единственный вариант: Центробанки, нестабильность и как избежать следующего краха» (издательство Random House, 2016).

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16235 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Naimi.kz: Казахстанцы не хотят работать Смотреть на Youtube