МБХ: больше 10 лет назад и в другом ракурсе

Известный казахстанский финансист Айдан Карибжанов опубликовал на своей страничке в Facebook размышления об экс-главе нефтяной компании ЮКОС Михаиле Ходорковском, которого после десяти лет отсидки помиловал на днях президент России Владимир Путин

Фото: japantimes.co.jp
Михаил Ходорковский после освобождения.

Вот что пишет Айдан Карибжанов:

«Вполне допускаю, что за десять лет у человека поменялись взгляды, его больше стали интересовать процессы, происходящие в обществе. Да и тяжело все это. Но в праздничном экстазе свободолюбивой общественности хотел бы напомнить одну скучную историю.

В начале «нулевых» годов в России существовало только три нефтяных компании-тяжеловеса. Даже ТНК, «Сиданко» и «Сибнефть» (будущие «Роснефть» и «Газпромнефть») сильно уступали им по размеру и большими не считались. Итак, ЛУКОЙЛ, ЮКОС и, конечно, «Сургутнефтегаз». Все они сформировались в лихие 90-е, стали плодами приватизации активов министерско-директорским корпусом (ЛУКОЙЛ и «Сургут») или похабных залоговых аукционов (ЮКОС, «Сибнефть»).

Вернемся к большой тройке. ЛУКОЙЛ строили высокопоставленные чиновники в расцвете сил из союзного нефтяного министерства. Это были профессиональные профильные специалисты, открытые для новых веяний и международного опыта. Наверное, самое оптимальное сочетание опыта, политической гибкости и технических знаний. Компания получилась на загляденье и до сих пор успешно существует без особых потрясений. Хотя как она из госконцерна стала частной компанией - особенно никто не освещает.

ЮКОС - коммерсанты-выходцы из «комсомольского бизнеса». Торговля сахаром, банк «Менатеп», погубленный в кризис 1998 года (кинуты западные кредиторы). Ну, и сам ЮКОС, купленный на украденные в «Менатепе» $100 млн у больного Ельцина в обмен на софинансирование его предвыборной кампании. Хотя совсем не ЮКОС является ключом к этой истории.

«Сургутнефтегаз». Владелец крупного пакета - местный директор по фамилии Богданов, сургутский нефтяник. Специалист в своем деле, к иностранцам относится с недоверием. Даже в Москву ездит нечасто и по большой надобности. Живет в своем Сургуте, в финансах ничего не понимает. А компания огромная - как ЮКОС и ЛУКОЙЛ. Вот вокруг «Сургута» и развернулась эта история.

Уже несколько лет растут цены на нефть. Акции ЛУКОЙЛа и ЮКОСа тоже растут на глазах, компании стоят десятки миллиардов [долларов]. Растут доходы и «Сургутнефтегаза» (СНГ). СНГ сам и через подконтрольные пенсионные фонды начинает скупать собственные акции, благо кэша много. Через некоторое время примерная структура акционеров начинает выглядеть так: Богданов – 30%, Сургутнефтегаз – 70% собственных акций. Богданов, владея только 30 процентами, полностью контролирует компанию.

Собственные акции, которыми владеет само АО, не столь большая редкость. Иногда их называют «казначейскими»: дескать, таким образом компания управляет своей ликвидностью. Собственные акции скупают, чтобы поддержать их курс. Но, как правило, эти акции нельзя держать долго: «за год не избавился - аннулируй их, увеличатся доли других акционеров». «Сургутнефтегаз» держал эти акции много лет как ни в чем не бывало. В российском законодательстве того времени эта тема находилась в какой-то серой неясной зоне. То ли можно, то ли нельзя. То ли можно, но не больше года, а может, и больше года. Нечетко.

Если бы закон четко сказал, что «Сургут» должен немедленно продать 70% своих акций на рынке, то в стране было только две компании, которые могли протянуть это по деньгам - ЮКОС и ЛУКОЙЛ. ЛУКОЙЛ бы не полез, «Газпром» еще был в полном нокдауне после менеджмента Вяхирева-Черномырдина, а «Роснефть» была тогда микроскопической. То есть, кроме ЮКОСа, никого рядом не было. Это увеличивало ЮКОС по размерам вдвое и [делало] абсолютным чемпионом внутри страны. А в мире ставило рядом с мейджорами.

Кто меняет законы? Государственная Дума. Хоть клоуны там почти те же самые, что и сейчас, но тогда эти клоуны самостоятельнее. Не только депутатскими местами торговали, но могли и какой-нибудь коммерческий закон принять, пользуясь тем, что Путин свою вертикаль тогда еще не до конца построил. Началась скупка Думы. В розницу и оптом, целыми партиями. Когда ЮКОС купил «Яблоко», решили, что это либеральная блажь еврейского мальчика. Но когда коммунист Зюганов начал обсуждать конкретную цену своей «красной кэш-машины», то все поняли, что всё серьезно.

Что было дальше - все знают. Кстати, «Сургутнефтегаз» по-прежнему принадлежит Богданову. Вот только права торговать своей нефтью он лишен. Вся его нефть продается через швейцарскую компанию «Ганвор», которая принадлежит финскому гражданину, другу ВВП и хозяину хоккейного клуба СКА (Санкт-Петербург) [Тимченко]. ЮКОС стал «Роснефтью» во главе с другом Сечиным. Зюганов что-то возмущенно ворчит про бедствия людей труда.

Никогда не стоит недооценивать вопросы корпоративного управления. Хотел ли ЮКОС в России построить общество добра, счастья, благородства и взаимной любви, из-за чего и пострадал от кровавых чекистов? Верите? Или ЮКОСу надо было принять закон об акционерных обществах в новой редакции, касающейся погашения акций АО на балансе самого АО? История покажет».

Примечание. Мнение авторов не обязательно совпадает с позицией редакции.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7585 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Может ли бизнес помочь науке? Смотреть на Youtube