Конфликтный Китай Си Цзиньпина

ХХ съезд Компартии Китая начался и закончился. Несмотря на все фанфары и шум в прессе, это было совершенно пустое мероприятие

ФОТО: © Depositphotos/palinchak

Мы не узнали почти ничего нового о Китае – авторитарной стране с грандиозными амбициями и не менее грандиозной идеологической риторикой. Плохо подготовленной к неопределённому, полному рисков будущему, которые Китай порой сам же и создаёт. Всё это становится очевидным, если проанализировать результаты съезда с трёх точек зрения – руководство, стратегия, конфликты.

Состав руководства, который был обнародован на так называемом Первом пленуме (это официальное заседание вновь «избранных» 205 членов Центрального комитета КПК), состоявшемся сразу после завершения Всекитайского съезда КПК, полностью продолжает линию на консолидацию власти, начатую с тех пор, как Си Цзиньпин впервые стал генеральным секретарём партии десять лет назад. Не было сомнений, что Си будет утверждён на третий пятилетний срок в качестве руководителя Компартии и что он окружит себя на вершине власти – в Постоянном комитете Политбюро, состоящем из семи членов, – отборными лоялистами.

Да, за некоторые должности, например, премьер-министра или председателей двух законодательных органов страны (Всекитайское собрание народных представителей и Народный политический консультативный совет Китая), будет вестись определённое соперничество. Но его результат не очень важен. В Китае Си Цзиньпина эти должности, когда-то занимавшие центральное место в системе консенсусного управления страной, которую мудро создал Дэн Сяопин после смерти Мао Цзэдуна, стали маргинальными.

Курьёзным образом Си явно предпочитает премьеров с фамилией Ли. Ли Цян, сейчас партийный босс в Шанхае и публичное лицо драконовских карантинов в рамках китайской политики «нулевого Covid», считается сильным фаворитом, способным заменить уходящего премьера Ли Кэцяна.

Другим единственным достойным упоминания в новом руководстве стал Ван Хунин. Не считая Си, он оказался одним из двух человек, удержавшихся в составе Постоянного комитета Политбюро, и явно стоит первым в очереди на одно из церемониальных законодательных кресел.

Но роль Вана намного важнее. Он не просто идеологическое «alter ego» Си, помогавший ему разрабатывать коронные идеи – «Китайскую мечту» и «Мысли Си Цзиньпина». Ван является видным сторонником мнения, что Америка находится в упадке. В книге 1991 года «Америка против Америки», написанной после трёхмесячного визита в США, Ван рисует мрачную картину страны, погружённой в усиливающийся социальный и политический хаос и находящейся на пороге кризиса.

Когда этот кризис действительно случился (это был «сделанный в Америке» мировой финансовый кризис 2008-2009 годов), мнение Вана приобрело большое значение в руководящих кругах КПК, а Си сделал вывод, что находящийся на подъёме Китай хорошо позиционирован, чтобы бросить вызов слабеющей Америке. Повышение Вана добавляет опасного топлива в американо-китайский конфликт (об этом я пишу в моей новой книге «Случайный конфликт»).

Что касается стратегии, то главный сигнал ХХ партийного съезда таков: Китай сохраняет курс последних пяти лет. А это означает лишь одно – национальная безопасность важнее экономического роста.

На съезде было подчеркнуто, что модернизация остаётся «центральной задачей партии», но в этом заявлении нет никакого смысла. Свои силы КПК тратит на бесконечное восхваление Си Цзиньпина как ключевого лидера Китая, а также идеологических достоинств «Мыслей Си Цзиньпина», заявляя о тотальной необходимости «использовать холистические подходы к национальной безопасности и продвигать национальную безопасность во всех сферах и на всех этапах работы партии и страны». Иными словами, модернизация и экономический рост – это прекрасно, но только на условия Си.

Как же выглядят эти условия? Важный намёк можно увидеть в акценте съезда на другой коронной инициативе Си – его кампании за «Общее процветание», которая состоит из ряда инициатив, призванных обуздать неравенство богатства и доходов. Именно программа «Общего процветания» ассоциируется с нападками регуляторов в 2021 году на частный сектор, особенно на когда-то динамичные интернет-компании, которые с тех пор были фактически уничтожены в рамках борьбы с «вредными привычками», в том числе онлайн-играми, потоковым видео, музыкой и частным репетиторством.

В дальнейшем Пекин попытался смягчить этот натиск регуляторов, но котировки акций компаний, ставших их мишенями, уже обвалились, подавляя «животный дух» и потенциал отечественных инноваций, который ранее можно было увидеть в их потрясающем росте. Результаты ХХ съезда партии подчёркивают важное различие между экономическим ростом «с китайской спецификой», как это принято называть, и совершенно иной формой развития со спецификой Си Цзиньпина. К сожалению, последний льёт ледяную воду на китайский динамизм, о важности которого многие, в том числе и я, давно говорят.

Впрочем, наиболее важные результаты этого съезда касаются конфликтов. На съезде было подчеркнуто, что внутри страны и за рубежом Китай столкнулся с «не имеющими параллелей сложностями», «опасностями» и «трудностями». Едва ли это признание, способное потрясти Землю, но оно демонстрирует готовность Си принести экономический рост в жертву в качестве огромной платы за национальную безопасность.

Туманные идеологические догмы партийного съезда лишь намекают, чего именно можно ожидать от Китая в борьбе с этими трудностями. Несколько более явно это прозвучало в речи, которую Си произнёс в июле 2021 года во время празднования 100-летней годовщины со дня основания КПК. «Мы никогда не позволим иностранным силам запугать нас, подавить или подчинить, – сказал он тогда. – Все, кто попытается это сделать, встанут на курс столкновения с великой стеной из стали, выкованной более чем 1,4-миллиардным китайским народом».

В свете этого предостережения, а также проблем, упомянутых Си на ХХ съезде, курс на столкновение с США, за которое выступал Ван, приобретает новое значение. Конфликт касается не только Тайваня, трений в Южно-Китайском море и давления Запада в связи с нарушениями прав человека в Синьцзяне. В своих истоках это конфликт из-за стратегии сдерживания, которую Америка реализует в отношении Китая – той самой стратегии, которую администрация президента Джо Байдена недавно резко подчеркнула, введя новые экспортные санкции против передовых технологий Китая. И он касается «неограниченного партнёрства» Китая с Россией и риска соучастия в войне Владимира Путина против Украины.

Си подчеркнул на съезде, что всё это, конечно, сложные, комплексные проблемы. Но отмечая столетие КПК, он не оставил никаких сомнений, что именно эти проблемы могут предвещать: «Смелость, чтобы бороться, и сила духа, чтобы побеждать, – вот что сделало нашу партию непобедимой». Модернизированная и расширенная армия Китая добавляет веса этим угрозам, подчёркивая риски, которые создаёт конфликтный Китай Си Цзиньпина.

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12765 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Почему Байтасов хочет стать акимом Алматы Смотреть на Youtube