Как всеобщий базовый доход помогает в борьбе с Covid

Когда в 2020 году пандемия Covid-19 и последующая рецессия столкнули в крайнюю нищету 120 миллионов человек по всему миру, многие страны воспользовались программами социальной защиты для смягчения удара

ФОТО: pixabay.com

Всего к маю 2021 года были запланированы или реализованы 3333 таких программ в 222 странах или территориях.

Поскольку в предстоящие десятилетия мир ждут новые кризисы, мы должны научиться, как наилучшим образом защищать людей от неожиданных событий, особенно в условиях, когда последствия изменения климата становятся всё более явными и создают для многих угрозу природных катастроф и шоковой потери доходов. Но как же это сделать?

Одним из потенциальных решений являются программы социальной защиты, которые помогают семьям с низкими доходами, страхуют от шоков и избавляют от ловушки бедности. Однако целевые денежные пособия – а это наиболее популярная схема – могут не решить проблемы на стороне предложения, такие как дефицит продовольствия и других базовых товаров, особенно в период кризисов. Возникает вопрос, любой вид денежных пособий помогает смягчить удар крупных шоков? Не требуют ли кризисы новых мер социальной защиты, или устойчивость способны повысить уже существующие программы?

Всё более популярной и активно обсуждаемой формой социальной защиты является всеобщий базовый доход (ВБД). Это денежные пособия, которые выплачиваются всем без исключения и без каких-либо условий и которые являются достаточно большими, чтобы удовлетворить базовые потребности человека. Хотя идея ВБД не нова, в последнее время она стала обретать популярность на глобальном уровне, при этом в целом ряде стран были запущены пилотные программы, в том числе в ФинляндииИндии и США.

Данная концепция опирается на собиравшиеся десятилетиями факты об эффективности денежных пособий. Например, как показывают исследования, вопреки общепринятому мнению, выплата денежных пособий приводит к сокращению расходов на «товары соблазна» (например, алкоголь и табак), не отбивает охоту трудиться и создаёт широкий ряд позитивных эффектов.

Однако отсутствие точных, динамичных данных затрудняет выплату прямых денежных пособий тем, кто в них нуждается больше всего. Ещё сложнее осуществлять целевые выплаты конкретным людям, а не домохозяйствам, потому что бедняки нередко живут в домохозяйствах, не считающихся бедными.

Всеобщий базовый доход позволяет обойти все эти проблемы, потому что он не просто всеобщий, но ещё и может выплачиваться конкретным людям, а не домохозяйствам. Более того, ВБД способен помочь смягчению удара неожиданных шоков, из-за которых некоторые категории населения могут оказаться под угрозой, нуждаясь в государственной поддержке (впрочем, ещё предстоит выяснить, позволяет ли ВБД достичь этих целей экономически эффективным образом).

В 2017 году команда исследователей – Абхиджит Банерджи, Майкл Фэй, Алан Крюгер, Пол Нихаус и один из авторов этой статьи (Сури) – в сотрудничестве с организациями «Инновации для борьбы с бедностью» (IPA) и GiveDirectly, приступили к проведению  рандомизированной оценки в Кении, чтобы протестировать эффект от выплаты всеобщего базового дохода в электронной форме. Исследователи сосредоточились на двух округах с низкими доходами, Сиайа и Бомет, и оценивали три разных варианта выплаты ВБД: крупная единовременная выплата, эквивалентная примерно $500 («единовременная программа»); платёж в размере $0,75 в день в течение двух лет, что эквивалентно примерно $500 («краткосрочная программа»); платёж в размере $0,75 в день в течение 12 лет («долгосрочная программа»). Пособия выплачивались всем взрослым старше 18 лет в нескольких выбранных деревнях.

Когда в 2020 году по Кении ударила пандемии, команда исследователей быстро поняла, что нужно выяснить, помогает ли ВБД выдержать кризис. В результате, благодаря финансированию со стороны лаборатории J-PAL и её «Инициативы цифровых финансов и идентификации в Африке», были проведены телефонные опросы домохозяйств-участников программ ВБД. К этому моменту программы единовременных выплат и краткосрочных выплат уже завершились, но продолжала работать долгосрочная программа.

Как выяснилось, ВБД повысил продовольственную безопасность, а также улучшил состояние физического и психического здоровья в этих домохозяйствах относительно сравниваемой группы домохозяйств, которые не получали пособие. Получатели ВБД также сократили свои социальные контакты, что, возможно, объясняется пандемией и, наверное, также тем, что им просто не надо было обращаться к друзьям и родственникам так же часто, как раньше, во время голодного сезона (впрочем, это в лучшем случае спекулятивное предположение). Тем самым могла снизиться нагрузка на местные системы здравоохранения, поскольку у получателей ВБД снизилась вероятность заболеваний.

В двух округах, которые изучала команда исследователей, голод был повсеместным явлением. Но если в сравниваемой группе 68% человек сообщили, что испытывали голод в последние 30 дней, то у получателей ВБД этот показатель оказался на 5-11 процентных пунктов ниже. И он был значительно лучше у участников долгосрочной программы, которые ожидали, что будут и дальше получать пособия.

Кроме того, получатели ВБД с меньшей вероятностью (на 4-6 процентных пунктов) сообщали о том, что члены их домохозяйства болели в течение последних 30 дней, в то время как в сравниваемой группе об этом сообщили 44%. И в то время как 29% опрошенных в сравниваемой группе недавно обращались за медицинской помощью в больницу, получатели ВБД делали это реже (на 3-5 процентных пунктов), потому что у них была меньше вероятность заболеть.

Исследователи также заметили, что увеличение доходов может подтолкнуть людей к принятию рисков. До пандемии новый бизнес, открытый некоторыми из получателей ВБД, отчитывался о значительном увеличении прибылей. Впрочем, подобная готовность брать на себя риски не всегда окупается. Хотя во время кризиса Covid-19 эти предприятия в основном продолжали работать, доходы их владельцев снизились до уровня доходов в сравниваемой группе.

Такое снижение доходов у получателей ВБД в период пандемии не было свидетельством провала программы ВБД. Данный грант был задуман с целью поддерживать минимальный уровень жизни и, играя роль своеобразной страховки, стимулировать получателей пособия брать на себя больше рисков. Но во время кризиса столь больших масштабов, как пандемия, власти тоже должны рассматривать возможность программ по защите доходов (как это было сделано в некоторых странах с высокими доходами).

Начало пандемии в Кении совпало с аграрным межсезоньем, когда голод и болезни обычно усиливаются, а доходы падают. Хотя в ходе исследования нельзя было отделить последствия пандемия от этих сезонных тенденций, его данные показывают, насколько важно обеспечивать доступ к денежным пособиям и другим дополнительным источникам доходов во время кризисов, особенно ради уменьшения голода и заболеваемости. Соответственно, власти и бизнес в бедных странах должны подумать о создании систем денежных пособий, которые можно быстро активировать для предоставления дополнительных средств большому количеству людей – или даже всем – в ответ на непредвиденные шоки.

Тавнит Сури, профессор прикладной экономики в Массачусетском технологическом институте.

Нидхи Парек, директор по проектам в Лаборатории борьбы с бедностью им. Абдула Латифа Джамиля (J-PAL).

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15790 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Лилия Рах: Из деревни - к звёздам мировой индустрии моды Смотреть на Youtube