Как удары по глобализации могут навредить Китаю и помочь Индии

За последние полтора десятилетия финансовые, медицинские и геополитические потрясения нанесли удар по мировой торговле и её основным игрокам

ФОТО: © unsplash.com

Глобальный финансовый кризис 2008 года опустошил банки, финансировавшие большую часть мировой торговли, а затем вызвал продолжительный спад экономического роста. В 2020 году пандемия COVID-19 привела к закрытию заводов и нарушению глобальных цепочек поставок. А теперь вторжение России в Украину нарушило поставки продовольствия и энергоносителей, угрожая разделить мир по геополитическим линиям.

Некоторые утверждают, что эти три потрясения могут даже привести к окончанию глобализации. Но реальность, вероятно, будет более сложной: сбои, скорее, трансформируют глобальную торговую систему, чем сократят ее, причем последствия будут разными в разных странах. Примечательно, что Китай скорее всего проиграет, в то время как Индия может даже выиграть.

С начала 1990-х годов развивающиеся страны почти два десятилетия активно прогрессировали, быстро догоняя по уровню жизни богатые страны. Этому способствовала гиперглобализация, в результате которой либерализация торговли и значительное снижение транспортных и коммуникационных расходов быстро расширили возможности для развивающегося мира. Китай и Индия извлекли огромную пользу, что выразилось в крупнейшем сокращении бедности за всю историю.

Этот золотой век закончился глобальным финансовым кризисом 2008 года. С тех пор траектории национального роста значительно изменились. Замедление Китая было поразительным: после десятилетий двузначного ежегодного роста в настоящее время рост ВВП замедлился почти до нуля. Но другие страны, такие как Индия, продолжают расти (за исключением пандемийного 2020 года), хотя в среднем и менее быстрыми темпами, чем раньше. В чем разница?

Глобальные потрясения особенно тяжело ударили по Китаю, потому что им предшествовали долгие годы потери конкурентоспособности: трудовая миграция с ферм на заводы начала иссякать, что привело к росту заработной платы. Шумитро Чаттерджи из Университета Джона Хопкинса и один из нас (Субраманьян) подсчитали, что снижение конкурентоспособности привело к потере Китаем экспорта на сумму около $150 миллиардов.

Более того, сами потрясения оказали асимметричное воздействие. После 2008 года доля торговли товарами в мировом ВВП остановилась, а вот торговля услугами продолжала расти. Это сильнее повлияло на Китай, поскольку он является производственным центром, в то время как Индия – конкурентоспособным поставщиком услуг. В результате отношение экспорта Китая к ВВП снизилось на пике до 2008 года с 36 до 18,5%, в Индии же оно сократилось гораздо меньше – с 25 до 19%.

Долгосрочные последствия потрясений могут быть очень серьезными для Китая. Он достиг переломного момента в своем развитии, когда необходимо преодолеть сложный переход от статуса страны со средним уровнем дохода к статусу страны с высоким уровнем. Когда Южная Корея достигла нынешнего уровня развития Китая (ВВП на душу населения примерно $15 тысяч по паритету покупательной способности), ее дальнейший переход потребовал увеличения экспорта еще на 25 процентных пунктов ВВП.

Перспектива повторения Китаем этого сценария кажется маловероятной, во многом потому, что политическое стремление мира поглощать китайский экспорт достигло своего предела. Потрясение от COVID-19 заставило пересмотреть глобализацию, и страны стремятся уменьшить свою зависимость от импорта важнейших товаров, таких как фармацевтические препараты.

Более того, вторжение России в Украину привело к более широкой геополитической перестройке, когда Соединенные Штаты и их союзники оказались по одну сторону баррикад, а Россия и Китай – по другую. Это изменение порядка происходит на фоне давнего соперничества сверхдержав США и Китая. Жесткие западные санкции против России и, как следствие, превращение взаимозависимости в оружие еще больше обострили геополитический раскол.

Между тем модель роста Китая испытывает огромный стресс. Бум недвижимости и строительства, десятилетиями обеспечивавший быстрый рост экономики, подошел к концу, в результате чего многие ведущие застройщики оказались на грани банкротства. В отличие от официальной демографической статистики страны реальные тенденции гораздо более неблагоприятны. А политика государственного вмешательства председателя Си Цзиньпина подрывает предпринимательство и экономический динамизм – внутренние источники роста.

Это сделает Китай более зависимым от экспорта как раз в то время, когда мировой спрос ослабевает. Следовательно, у китайской модели роста могут оказаться еще более серьезные проблемы, чем многие полагают.

Но по мере того, как перспективы Китая мрачнеют, перспективы других стран становятся светлее. Например, такие страны, как Вьетнам, Бангладеш и Индонезия, увеличили свой экспорт необычайными темпами. Все они воспользовались возможностью, предоставленной покинутым Китаем производственным экспортным пространством на $150 миллиардов.

В то же время глобальные потрясения расширили возможности для экспортеров услуг. Пандемия COVID-19 побудила сервисные фирмы разрешить своим сотрудникам работать из дома. Но если работники бостонской фирмы могут войти в систему из Бойсе, то почему не могут служащие из Бангалора? Действительно, за последние несколько лет торговля услугами резко возросла, что принесло выгоду Индии.

Аналогичным образом «дружеская поддержка» производства будет стимулировать страны, которые воспринимаются как дружественные Западу. Все большее число фирм покидает Россию, а иностранный капитал бежит из Китая, что усугубляется внутренней политикой Си Цзиньпина. В то же время интеграционные усилия возглавляемого США альянса нарастают, поскольку Индия возобновила переговоры о соглашениях о свободной торговле с Европейским союзом и Соединенным Королевством.

Но чтобы извлечь выгоду из потрясений глобализации, которые по-разному благоприятствовали услугам и открытым плюралистическим демократиям, Индии необходимо будет изменить направление своей политики. Ей нужно будет обратить вспять недавний поворот внутрь себя и стать более открытой в экономическом плане. В то же время Индии необходимо улучшить то, что мы называем «программным обеспечением для разработки экономического и политического курса», гарантируя верховенство закона, беспристрастное отношение ко всем инвесторам, надежные внутренние институты и социальную стабильность, имеющие решающее значение в создании благоприятных условий для устойчивого экономического роста.

Подводя итог, можно сказать, что три потрясения глобализации сократили возможности для Китая, одновременно расширив их для Индии. Конечно, Китай может преодолеть свои трудности, точно так же как Индия может перехватить инициативу. Но в каждом случае успех потребует переоценки текущей внутренней политики и управления.

© Project Syndicate 1995–2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13830 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить