Как слезть с нефтяной иглы: опыт Саудовской Аравии

В 2017 Саудовская Аравия продолжит стремиться к выполнению двух ключевых задач, поставленных королём Салманом, когда он взошёл на трон в январе 2015: сократить госрасходы и зависимость экономики от нефтяных доходов; превратить королевство в регионального гегемона, готового ответить на любые угрозы, особенно со стороны Ирана

Фото: © Depositphotos.com/maxxyustas

Сын Салмана, заместитель наследного принца Мухаммад ибн Салман (ему 31 год), занимающий также посты министра обороны и председателя Совета по делам экономики и развития, отвечает за проведение реформ в стране. Принц является харизматичной, энергичной фигурой, чья явная готовность к серьёзным реформам производит впечатление на молодежь страны (70% жителей Саудовской Аравии младше 30 лет), а также на многих иностранных наблюдателей. Он обещает повысить подотчётность и прозрачность властей, а также создать новые экономические возможности для граждан королевства.

Однако проведение реформ будет сизифовым трудом, поскольку в госсекторе заняты две трети населения страны, а существующая несколько десятилетий система социальной защиты выработала у жителей культуру зависимости. Будет крайне трудно отучить саудовцев от государственных пособий и льгот и приучить их к жизни в экономике, в которой государство перестанет быть доминирующим игроком.

Для достижения этих целей правительству придётся сократить расходы на здравоохранение, образование, а также энергетические и коммунальные субсидии; ввести новые виды налогов, например, НДС, налоги на «греховные товары и услуги», а также на землю; создать конкурентную среду для компаний из частного сектора с целью появления новых рабочих мест в будущем. В результате, правящей семье Аль Саудов придётся заключить новый социальный контракт со своими подданными. Если судить по социальным сетям (а это основное пространство, где жители страны открыто выражают своё мнение), народ королевства готов требовать большего, чем просто формального голоса в управлении.

Актуальность проведения реформ в Саудовской Аравии обостряется из-за стабильно низких цен на нефть, дефицита бюджета, достигшего 16% ВВП в 2015, и уменьшения валютных резервов страны, сократившихся до $545 млрд с $745 млрд в 2014. План принца Мухаммада очерчен в двух документах: в концепции Vision 2030, опубликованной в апреле 2016, и в Национальном плане трансформации (НПТ), обнародованном два месяца спустя. В плане были перечислены меры, которые принц намерен реализовать до 2020.

Оба документа вдохновляют: они демонстрируют динамизм и готовность покончить с определёнными табу. В НПТ устанавливаются целевые параметры бюджета, перечисляются новые административные функции, предлагаются различные инициативы, а также методы измерения достигнутого прогресса. Однако в плане не описано, как именно все эти предложения будут реализованы. Тщательное выполнение поставленных задач является условием успеха этого плана, однако многие наблюдатели сомневаются, что нынешняя саудовская администрация хорошо подготовлена к эффективной реализации данных мер.

Несомненно лишь то, что существующая экономическая система Саудовской Аравии является нестабильной. Главным источником доходов в ней является нефть, а это исчерпаемый ресурс, для которого есть альтернатива (например, из сланцевых месторождений) и альтернативные энергетические технологии (например, ветряные и солнечные), при этом размер расходов бюджета страны, 50% которых идут на выплаты зарплат в госсекторе, пособия и льготы, является просто невообразимым.

Да, конечно, принц Мухаммад уже провёл ряд беспрецедентных реформ. Он сократил энергетические субсидии, снизил зарплаты госслужащих на 16%, обсуждает планы приватизации различных секторов экономики, например, в сфере здравоохранения, обеспечения водой и электроэнергией. А самое главное, саудовское правительство рассматривает возможность проведения первичного размещения на бирже вплоть до 5% акций гигантской государственной нефтяной компании Saudi Aramco.

Правительство надеется выручить около $100 млрд от этой продажи. Данный доход и другие ресурсы будут направлены на создание крупнейшего в мире фонда государственного благосостояния, который затем будет вкладывать деньги в разнообразные активы, помогающие диверсифицировать источники доходов. Разумеется, у этого плана есть свои риски, так как придётся провести аудит бухгалтерии Saudi Aramco и доказанных нефтяных запасов компании, а кроме того, она потеряет свой государственный статус.

В ходе аудита может обнаружиться, сколько доходов компания отдаёт сейчас королевской семье и религиозной элите, поддерживающей её легитимность. Это, в свою очередь, подчеркнёт необходимость политических реформ, о которых ничего не говорится ни в концепции Vision 2030, ни в НПТ. Тем не менее, политическая система, без сомнения, должна будет измениться, поскольку жители страны вряд ли воспримут спокойно потерю предоставлявшихся государством льгот и пособий, когда увидят, что королевская семья по-прежнему живёт за счёт государственных щедрот.

Политическая реформа является крайне чувствительным вопросом для королевской семьи, тем не менее, король Салман предпринял несколько храбрых шагов. Например, он лишил религиозную полицию права наказывать и арестовывать людей на публике за нарушение исламских норм; он также дал понять, что члены королевской семьи не стоят выше закона, разрешив арестовать и казнить одного принца за убийство, а другого – выпороть за неизвестное преступление.

Принц Мухаммад, со своей стороны, намекает, что женщинам в ближайшем будущем могут разрешить водить автомобили, и не в последнюю очередь потому, что его экономические реформы предполагают расширение участия женщин в трудовой деятельности. Впрочем, его реформаторская деятельность, конечно, наткнётся на сопротивление. Трансформация крупного государства-рантье уже сама по себе является весьма трудной задачей, но ещё труднее реформировать абсолютную монархию. Неудивительно, что многие представители саудовской бюрократии не рады реформам, причём не только потому, что перемены – это всегда трудно, но и потому, что приглашение помочь в выработке новой политики получили иностранные консультанты по менеджменту, в частности, McKinsey & Company и Boston Consulting Group.

Однако кто бы ни был у власти, Саудовской Аравии в любом случае надо диверсифицировать экономику и реформировать политическую систему. В противном случае, существующие механизмы со временем просто рухнут. Предстоящий год может вполне стать весьма подходящим для того, чтобы саудовское руководство решилось на резкие перемены, – нефтяные цены низки, ситуация в регионе всё менее стабильна, отношения с Ираном по-прежнему враждебны.

Население Саудовской Аравии, наверное, сохранит лояльность дому Аль Саудов, поскольку у страны нет альтернативного руководства. Однако размер ставок в продолжающейся трансформации Саудовской Аравии нельзя недооценивать на фоне той важной роли, которую страна играет в мировой добыче нефти. Её успехи или неудачи могут оказать влияние не только на региональную, но и на глобальную стабильность.

Copyright Project Syndicate ©. Перепечатка материала запрещена правообладателем.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


профессор Принстонского университета

 

Статистика

6415
просмотров
 
 
Загрузка...