Как рынок МФО Казахстана находит равновесие при новых правилах регулирования

Об этом рассуждает Дулат Тастекеев, основатель и генеральный директор группы компаний TAS GROUP

Дулат Тастекеев
ФОТО: архив пресс-службы
Дулат Тастекеев

Семь месяцев, с января 2021 года, в Казахстане действуют правила лицензирования деятельности микрофинансовых организаций, принятые Агентством по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) в ноябре прошлого года. Хотя учетная регистрация обязательна с 1 июля 2020 года.

Для получения лицензии МФО должна соответствовать определенному набору требований: например, иметь автоматизированный бухучет и вести финансовую отчетность в соответствии с НПА НБРК и МСФО; быть подключенной к единой информационной системе для противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма. Также правилами предусмотрены требования к минимальному размеру собственного капитала МФО и к квалификации и репутации ее руководителей — они должны иметь высшее образование и не иметь неснятой или непогашенной судимости. Кроме того, предъявляются требования к безопасности и технической укрепленности помещений ломбардов и другое.

Основная цель такого регулирования, по заявлению АРРФР, — повысить прозрачность рынка МФО, обеспечить контроль над соблюдением предельных значений годовой эффективной ставки вознаграждения (ГЭСВ), вывести с рынка недобросовестные организации и тем самым снизить системные риски и защитить права потребителей финансовых услуг.

Рынок работает по новым правилам фактически уже больше года, и, на мой взгляд, можно подвести первые итоги работы отрасли в новой регуляторной среде.

По данным АРРФР, лицензии на осуществление микрофинансовой деятельности на сегодня имеют 1025 субъектов рынка микрофинансирования, в том числе 217 МФО, 594 ломбарда и 214 кредитных товариществ. При этом, согласно статистике Нацбанка, 213 МФО по итогам первого квартала текущего года получили 21,3 млрд тенге нераспределенной прибыли — это почти в три раза больше, чем за тот же период прошлого года. Совокупные активы МФО на 1 апреля составили 574 млрд тенге — рост за год на 44%; портфель микрокредитов за тот же период увеличился на 47% — до 464 млрд тенге. Собственный капитал МФО за год увеличился на 61% и составил 182 млрд тенге.

Другими словами, микрофинансовая отрасль продолжает динамично развиваться даже в экстраординарных условиях пандемии, а новые регуляторные требования к небанковским кредитным организациям делают этот процесс упорядоченным, цивилизованным и более транспарентным, как для самих участников рынка, так и для их клиентов.

Рост прозрачности микрофинансовых организаций, в свою очередь, открывает новые возможности для их фондирования: так, с 2020 года они могут выпускать облигации на KASE и AIX, что может стать хорошей альтернативой традиционным источникам финансирования МФО — целевым займам иностранных институтов развития (ЕБРР, АБР) и банковским кредитам. В перспективе такая диверсификация фондирования позволит МФО предлагать более конкурентные ставки по микрозаймам, что поможет дополнительно стабилизировать рынок микрокредитования. Стоит отметить, что с точки зрения инвесторов МФО не нагружены тяжелым историческим портфелем как казахстанские банки и имеют несравненно лучшие показатели NPL.

Однако несмотря на очевидные позитивные сдвиги в развитии отрасли, нельзя забывать и о проблемах, решение которых требует продолжения диалога между регулятором и всеми заинтересованными участниками рынка.

Например, в закон о микрофинансовой деятельности введено понятие «организация, осуществляющая микрофинансовую деятельность» (ОО МФД). К ним приравнены как сами МФО, так и ломбарды, кредитные товарищества и другие категории небанковских организаций, у каждой из которых своя специфика, различные бизнес-модели и, соответственно, разные риски. Однако критерии, условия и требования, предъявляемые к таким организациям, почти ничем не отличаются.

К примеру, для защиты прав потребителей финансовых услуг введено предельное значение ГЭСВ — по закону она не может превышать 56% годовых, причем этот порог одинаков и для МФО, и для банков. Но нельзя забывать, что банки имеют возможность привлекать тенговые депозиты населения под 9–13,9% годовых, а у маленьких игроков такой возможности нет и ставка фондирования для них существенно выше: например, по купонным облигациям в тенге она составляет 19–20% годовых.

Другими словами, условия кредитования одинаковы для всех участников рынка (для банков и МФО), но условия фондирования существенно различаются. Это, в свою очередь, отражается на марже МФО и их способности развивать бизнес. Понятно, что банковское лобби в Казахстане исторически сильно, однако историческая необходимость требует учитывать мнения, потребности и интересы и более мелких участников финансового рынка.

Если углубиться в специфику деятельности ОО МФД, то существенные функциональные различия между ними становятся видны даже неспециалистам.

К примеру, кредитные товарищества в основном фокусируются на финансировании агропромышленного комплекса — фермеров, занятых овощеводством, животноводством, растениеводством и переработкой сельхозпродукции, а также несельскохозяйственным бизнесом в сельской местности. Понятно, что у этого направления микрофинансовой деятельности — своя специфика, соответствующие риски и профиль клиента.

Отдельная тема — ломбарды, которые, в свою очередь, тоже специализируются на трех основных направлениях: золото и ювелирные изделия, товарные ломбарды (принимают в залог бытовую технику, электронику, изделия из пушнины) и автоломбарды (часть из которых затем трансформировалась в МФО). Также на рынке представлены МФО, которые выдают займы под залог недвижимости, и еще, как отдельный вид бизнеса – PDL (payday loans, беззалоговые онлайн-займы).

Поскольку перечисленные категории залогов обладают разной ликвидностью (золото и ювелирные украшения намного легче реализовать, чем, скажем, автомобиль или квартиру) и диктуют различные подходы к обеспечению их юридической чистоты и безопасности хранения — то и условия регулирования микрофинансовых организаций должны различаться в соответствии с их спецификой. Для большинства профессиональных участников рынка очевидно, что универсальных критериев для всех МФО не существует. Поэтому мы настроены на дальнейший диалог с властью и хотим, чтобы государство прислушалось к нашим доводам.

Есть и другие вопросы для обсуждения — например, избыточные, на наш взгляд, требования к МФО открывать региональные филиалы. Обычному ТОО для осуществления деятельности в другой области достаточно зарегистрировать обособленное подразделение и отдельный кассовый аппарат. А от МФО в таком случае условиями лицензии предусмотрено открытие полноценного филиала — с отдельным административным штатом и бухгалтерией, что влечет существенные операционные расходы и, соответственно, сокращает прибыль организации. Неудивительно, что у многих игроков финансовый результат или нулевой или отрицательный, что в перспективе может привести к сокращению количества участников рынка и снижению конкуренции.

Важно понимать, что эти и другие проблемы можно и нужно решать сообща, путем цивилизованного и конструктивного диалога. Ведь и у государства, и у большинства игроков общие цели — структурировать в стране цивилизованный финансовый рынок, основанный на принципах здоровой конкуренции, прозрачности и справедливого отношения ко всем участникам; устранить все возможные злоупотребления, повысить имидж финансового сектора в целом. Растущий спрос на микрозаймы как со стороны населения Казахстана, так и со стороны предпринимателей свидетельствует о том, что у этого рынка весьма многообещающие перспективы и что его дальнейший рост окажет большое позитивное влияние на устойчивое развитие национальной экономики в целом.

Дулат Тастекеев, основатель, генеральный директор ГК «TAS GROUP»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4053 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Как управлять 280 аптеками, развивать супермаркеты, строить новые рестораны и открывать гостиницы Смотреть на Youtube