Как проявить мудрость в применении экономических санкций

Желая помочь Украине, но при этом избежать ядерной конфронтации между НАТО и Россией, Америка и её союзники атаковали российскую экономику торговыми и финансовыми санкциями в невообразимых ранее масштабах. Но является ли их масштаб правильным? И правильные ли это санкции?

ФОТО: © Depositphotos.com

Торговые санкции – это запрет на экспорт, импорт и другие международные транзакции (включая право на приземление самолётов, продажу активов, право на заход судов в порты и портовые привилегии) со страной, ставшей объектом санкций. Блокада – хорошо известная санкция военного времени, но страны применяют санкции и в мирное время. Идея в том, чтобы с помощью запрета на использование выгод торгового обмена с остальным миром принудить страну, ставшую объектом санкций, изменить своё поведение.

Применение санкций активизировалось после Первой мировой войны, когда по инициативе администрации президента США Вудро Вильсона правительства стран мира договорились реагировать на международные споры экономическими мерами, а не военными действиями. После Второй мировой войны санкции вновь стали более предпочтительны, чем вооружённые конфликты, и с тех пор становились всё более популярной мерой. К 2020 году США ввели санкции против более чем 10 тысяч организаций (в десять раз больше, чем в 2000 году), многие из которых связаны с Северной Кореей, Кубой и Ираном. Эти меры в основном принимают форму запретов – или ограничений – на торговлю с страной, ставшей объектом санкций.

Санкции отличаются от пошлин. Если пошлины, как правило, призваны повлиять на объёмы выпуска и занятость в стране, которая их вводит, то главная цель санкций – изменить поведение другой страны с помощью принуждающей силы экономических затруднений.

Как показывает история, санкции приносят лишь ограниченный успех, а их эффективность сильно варьируется в зависимости от базовых условий. Если другие страны воздерживаются от участия в санкциях, тогда подвергнутая им страна может обходить режим санкций, ведя бизнес с этими несогласными странами или организуя транзитные поставки через них. До 1991 года СССР регулярно выполнял такую роль, продолжая вести торговлю со странами, попавшими под санкции ООН. Кроме того, со временем появляются новые способы контрабанды и другие методы обхода санкций, что делает контроль за их соблюдением постоянной проблемой. Чем дольше сохраняются санкции, тем больше способов их обхода находят бизнес и все остальные.

В 1990-е годы ситуация изменилась: Совет Безопасности ООН начал вводить широкие санкции против конкретных стран. В 1990 году он ввёл финансовое и торговое эмбарго против Ирака в ответ на его вторжение в Кувейт. Санкции США запрещали американским компаниям совершать любые транзакции с иракскими организациями, а мишенью дополнительных «вторичных санкций» стала не только любая совместная деятельность с компаниями, которые продолжали вести бизнес с Ираком, но и товары или услуги, в которых использовались компоненты, сделанные в Ираке. Подобные первичные и вторичные санкции могут крайне дорого обходиться подвергнутым этим санкциям странам, однако они не убедили правительства Кубы, Венесуэлы или Северной Кореи изменить своё поведение.

Когда в конце февраля Россия напала на Украину, администрация президента США Джо Байдена объявила о введении жёстких торговых санкций против России, а также беспрецедентные финансовые запреты, при этом большинство других стран предприняли схожие меры. Например, российские банки были отключены от системы финансовых сообщений для международных платежей SWIFT. В результате Россия не может использовать свои резервы, получать платежи за большинство экспортируемых товаров или оплачивать свой импорт иначе, чем в рублях или через другую платёжную систему.

Последствия этих санкций оказались колоссальными. Хотя Китай разрабатывает собственную «Систему трансграничных межбанковских платежей» (CIPS), сегодня через SWIFT по-прежнему проходит основная часть всех международных платежей. Амиятош Пурнанандам из Мичиганского университета назвал отключение российских банков «ненасильственной ядерной атакой на российскую экономическую систему». В ответ Россия начала искать другие каналы получения и осуществления платежей. Например, Россия добивается от Индии создания механизма обмена рупий на рубли, в рамках которого она сможет экспортировать нефть в обмен на другие товары.

Впрочем, реальные масштабы ущерба для российской экономики будут в значительной мере зависеть от Евросоюза, крупнейшего торгового партнёра России. Если европейцы прекратят импортировать нефть и газ из России, тогда российской экономике будет нанесён быстрый и мощный ущерб. Проблема, разумеется, в том, что такой энергетический бойкот вызовет экстремальные трудности в самой Европе. США и другие страны могли бы помочь смягчить этот удар, но, наверное, они не в состоянии компенсировать сокращение поставок. Кроме того, значительное сокращение экспорта российских нефти и газа в ЕС может привести к внезапному и резкому росту мировых цен на углеводороды, что ударит по всем странам, импортирующим энергоносители.

Ужасы российского вторжения спровоцировали мощную общественную поддержку санкций, но вопрос в том, как долго введённые санкции могут оставаться полезными. Чем дольше они будут сохраняться, тем выше риски для международной финансовой системы. Поскольку Россия ищет альтернативные схемы ведения торговли и финансирования, а другие страны забеспокоились о собственных рисках превращения в объект потенциальных санкций США, система SWIFT будет ослабляться. Если режим санкций окажется сравнительно недолгим, тогда с ударом по SWIFT можно будет справиться. Если же Китай ускорит разработку CIPS, тогда долгосрочные последствия для международной финансовой системы окажутся более значительными.

Государства, поддерживающие открытую международную систему торговли и платежей, должны осознать эти долгосрочные риски и предпринять все возможные меры, на которые они способны, чтобы ограничить сроки и последствия финансовых санкций. Они могли бы начать с поддержки многостороннего сотрудничества и координации, которые необходимы для того, чтобы гарантировать успех санкций против России. Одновременно они должны дать твёрдое обязательство увеличить поставки нефти и газа в страны ЕС, а также отменить санкции, когда прекратятся боевые действия.

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15529 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить