Как привлечь корпоративные активы для устойчивого развития

И почему такие инвестиции могут принести большую финансовую отдачу экономикам разных стран

ФОТО: © pixabay.com

В каком-то смысле последняя цель устойчивого развития – самая важная. Признавая, что все другие ЦУР могут быть достигнуты только на основе сотрудничества, ЦУР17 объединяет в себе мобилизацию финансовых ресурсов для развивающихся стран из разных источников и поощрение партнерских отношений между государственными, частными и другими заинтересованными сторонами. Но до крайнего срока достижения ЦУР – 2030 года – осталось менее восьми лет, а официальная помощь в целях развития продолжает доминировать в истории структурных экономических преобразований.

В 2021 году официальная помощь в области развития (ОПР) членов Комитета содействия развитию ОЭСР составила чуть менее 179 миллиардов долларов. Это менее 4,5% от дефицита финансирования в размере 4,2 трлн долларов, необходимого для поддержки достижения ЦУР. И хотя в 2015 году, когда были приняты ЦУР, страны договорились увеличить объем такой помощи до 0,7% от валового национального дохода к 2030 году, они по-прежнему далеки от достижения этой цели. Между тем средства под управлением более чем на 100 триллионов долларов по всему миру могут быть использованы для ускорения развития.

Помимо различий в масштабах, государственный и частный секторы, как правило, нацелены на разные аспекты непрерывного развития. Например, ОПР может быть направлена на улучшение показателей в области здравоохранения, в то время как инвестиции, скорее всего, будут стимулировать рост в определенном секторе, таком как сельское хозяйство.

Достижение ЦУР к 2030 году маловероятно, но если корпорации переосмыслят и углубят свое влияние на общество, мы сможем добиться больших успехов на пути к устойчивому развитию. Ключом к этому процессу будет поддержка малых и средних предприятий (МСП), которые как в развивающихся, так и в развитых странах создают рабочие места, стимулируют рост доходов и способствуют сокращению бедности. В странах с формирующейся рыночной экономикой на долю МСП приходится семь из десяти рабочих мест, а на долю официальных МСП приходится до 40% ВВП, причем при учете неофициальных предприятий эта цифра значительно возрастает.

МСП с руководителями-женщинами играют особенно важную роль. Такие компании, как Koolboks в Нигерии и Hoa Nang во Вьетнаме, нанимают молодые таланты, помогают уменьшить гендерное неравенство и реинвестируют богатство, которое они генерируют в своих сообществах. Такие фирмы, и МСП в более широком смысле, формируют основу устойчивого и жизнестойкого развития, укорененного в сообществах и предлагающего широкие возможности подключения к глобальным производственно-сбытовым цепочкам. Приобретая таланты и разрабатывая инновационные решения существующих проблем, предприятия, начинающие с малого, могут превратиться в динамичные и влиятельные экономические субъекты, создающие больше богатства для сообществ, не в последнюю очередь за счет предоставления лучших возможностей трудоустройства большему числу работников.

Здесь стоит отметить, что для поглощения растущей глобальной рабочей силы, по оценкам, к 2030 году потребуется 500 миллионов рабочих мест. Но для создания такого их количества МСП нужен капитал, который стимулирует рост и поможет стать более устойчивыми. В своем нынешнем виде они часто испытывают трудности с доступом к финансированию.

Здесь определенную роль играет ОПР. Но правительства стран-доноров по всему миру ощущают усиление финансовых трудностей после пандемии Сovid-19 и относительно недавних энергетического и продовольственного кризисов вследствие войны в Украине. Частный сектор должен взять на себя ведущую роль в обеспечении необходимого финансирования.

Это подразумевает смену парадигмы, согласно которой распределение капитала (и помощи) стимулирует развитие посредством инвестиций в занятость и создание благосостояния. Особое внимание необходимо уделить предприятиям, управляемым женщинами, на которые в настоящее время приходится 40% МСП в Африке, но которые получают всего 1% венчурных фондов.

На этом фронте уже достигнут определенный прогресс. Например, базирующаяся в Нигерии Aruwa Capital Management, основанная и возглавляемая женщинами, инвестирует либо в быстрорастущие компании, которые предоставляют товары и услуги первой необходимости для «женской экономики», либо в предприятия, основанные (соучрежденные) женщинами или имеющие команды с гендерным разнообразием. А «Инициатива по инвестированию в корпоративное воздействие» может привлечь больше капитала для МСП, особенно тех, которыми руководят женщины.

Такие усилия могут помочь создать новое поколение женщин в стиле «Нана Бенц», которая контролировала по меньшей мере 40% бизнеса неофициального сектора в Того с 1976 по 1984 год, но в гораздо большем масштабе. Инвестиции в МСП на быстрорастущих рынках, таких как Африканская континентальная зона свободной торговли, ускорят темпы преобразований.

Это не благотворительность – такие инвестиции принесут большую финансовую отдачу. Исследования показывают, что целеустремленные компании опережают своих современников во многом потому, что молодые люди, которые в подавляющем большинстве считают социальные вопросы (от расовой справедливости до окружающей среды) определяющими в процессе принятия корпоративных решений, с большей вероятностью поддержат их.

В то же время мы должны признать, что наиболее прибыльными инвестициями часто являются долгосрочные, даже связывающие поколения, предприятия. Возможно, мы на своем веку не успеем вкусить их плодов, но мы всё равно должны их взращивать, чтобы прокормить наших потомков и обеспечить семена для процветания будущего урожая.

Карл Манлан, вице-президент по инклюзивному воздействию и устойчивому развитию Visa CEMEA

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10960 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Почему Байтасов хочет стать акимом Алматы Смотреть на Youtube