Как предотвратить долговую катастрофу в развивающихся странах

В условиях пандемии Covid-19, стремительного роста цен на продовольствие и энергоносители, а также ужесточения кредитно-денежной политики крупнейших экономик многие развивающиеся страны балансируют на грани долгового кризиса, что грозит им упадком

ФОТО: © pixabay.com

Но международное сообщество еще не сделало все необходимое для того, чтобы увести подверженные этому риску страны от края пропасти.

Для некоторых экономик, таких как Ливан и Шри-Ланка, кризис уже наступил. Вскоре к ним могут присоединиться многие другие страны. По состоянию на конец марта 38 из 69 стран с низким уровнем доходов либо уже находились в состоянии долгового кризиса, либо подвергались высокому риску долгового кризиса. Бремя обслуживания задолженности развивающихся стран со средним уровнем дохода находится на самом высоком уровне за последние 30 лет.

Международное сообщество предприняло определенные шаги в ответ на эту проблему. Вскоре после начала пандемии G20 представила Инициативу по приостановке обслуживания долга (DSSI), в соответствии с которой в период с мая 2020 года по декабрь 2021 года были отсрочены платежи для 73 стран с низким уровнем дохода в размере $12,9 млрд. Более того, в ноябре 2020 года G20 совместно с Парижским клубом суверенных кредиторов разработали Общую схему по работе с долгом, выходящую за рамки DSSI (Common Framework for Debt Treatments Beyond the DSSI), чтобы помочь странам DSSI реструктурировать свою задолженность и справиться с неплатежеспособностью и затянувшимися проблемами ликвидности.

Но этих инициатив недостаточно для решения долговых проблем развивающихся стран. Одна из проблем заключается в стигматизации: когда должник обращается к Общей схеме, он может столкнуться с понижением суверенного кредитного рейтинга. Большинство стран не желает идти на такой риск, особенно с учетом ограниченных масштабов инициативы.

Более того, несмотря на то, что Общая схема опирается в основном на поддержку официальных кредиторов, большинство требований (60%) принадлежит именно частным кредиторам. Представление о том, что частные кредиторы занимаются фрирайдингом, может удерживать официальных кредиторов от принятия более благоприятных для должников условий. И странам-должникам известно, что, даже если они пройдут реструктуризацию в соответствии с Общей схемой, им все равно придется справляться с бременем частного долга. Поэтому неудивительно, что до сих пор только три страны-должника подали заявку на реструктуризацию своего долга в соответствии с Общей схемой.

Существует способ получше. В августе 2021 года Международный валютный фонд утвердил общее выделение $650 млрд в виде специальных прав заимствования (СДР, резервный актив МВФ), которые были распределены между странами-членами пропорционально их доле квот. При разумном использовании этих средств они могут оказать большую поддержку странам-должникам.

Конкретное предложение заключалось бы в том, чтобы страны, не использующие СДР, просто пожертвовали их странам, борющимся с трудностями. Но, помимо риска морального вреда, этот подход вряд ли принесет достаточно средств, чтобы что-то изменить. В конце концов, кредитные обязательства перед Фондом по сокращению бедности и экономического роста (PRGT) МВФ в 2021 году составили всего $7,8 млрд. Это лучше, чем ничего, но всё же далеко от необходимого уровня.

Чтобы добиться реальных результатов, СДР должны использоваться более изобретательно. Развивающиеся страны страдают от так называемой проблемы первородного греха, означающей, что они не могут заимствовать за границей в своей собственной валюте. Более того, из-за слабых суверенных кредитных рейтингов им зачастую сложно получать займы на международных рынках облигаций. Но если бы СДР использовались для повышения их кредитных рейтингов, частные инвестиции могли бы использоваться для решения проблемы высоких долгов.

Первым шагом для МВФ могло бы стать беспроцентное заимствование СДР у стран-членов и передача их – будь то PRGT, Трастовому фонду для содействия странам в достижении стойкости и долгосрочной устойчивости (Resilience and Sustainability Trust) или новой организации. Затем страны-должники и страны-кредиторы будут совместно подавать заявки на получение кредита СДР от траста, или же страна-должник будет подавать заявку в одиночку до согласования условий со своими кредиторами.

В любом случае процесс подачи заявок будет открытым, транспарентным и рыночным. МВФ мог бы работать со странами-кредиторами и странами-должниками над созданием механизма отчетности, охватывающим все долговые требования и соответствующие данные. Участники будут сотрудничать над обеспечением того, чтобы реструктуризация долга осуществлялась в соответствии с передовой практикой и стандартами транспарентности.

Как только заявка будет одобрена, траст МВФ предоставит стране-должнику льготный кредит СДР с очень низкой – даже с нулевой – процентной ставкой. Поскольку СДР не являются ни валютой, ни требованием к фонду, заемщики затем конвертируют средства в одну из пяти валют, составляющих актив – доллар США, евро, китайский юань, японскую иену или британский фунт стерлингов – которые будут использованы для покупки государственных облигаций с высоким рейтингом, выпущенных странами с резервной валютой. Используя эти безрисковые активы в качестве залога, страны-должники могли бы затем выпустить «облигации международного сотрудничества в борьбе с эпидемией», используя полученные средства для пролонгации или погашения долга.

Такая программа повышения кредитоспособности, которая согласуется с Общей схемой, облегчит давление ликвидности и снизит долговые риски, избегая при этом морального риска. Что еще более важно, это подтолкнет частный сектор к активному участию в процессе реструктуризации долга и увеличит объем ресурсов, направляемых на финансирование развития. Несмотря на сборы и комиссии, по нашим оценкам, эта программа может сэкономить типичной стране-должнику 30–50% расходов по сравнению с выпуском облигаций без обеспечения.

Предлагаемая нами программа также могла бы быть адаптирована для продвижения других императивов, таких как создание инновационных финансовых инструментов для поддержки устойчивого развития и инвестиций в зеленую инфраструктуру. Помимо МВФ, в таких инициативах могли бы участвовать Всемирный банк и региональные банки развития, такие как Африканский банк развития и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Давление на развивающийся мир в ближайшее время не ослабнет. Но поддерживаемая SDR программа повышения кредитоспособности могла бы избавить его от очередного долгового кризиса.

Сюй Циюань, старший научный сотрудник и заместитель директора Института мировой экономики и политики Китайской академии общественных наук.

Ван Тайлей, председатель наблюдательного совета China Bond Rating Co., Ltd.

© Project Syndicate 1995–2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10008 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить