Как потушить финансовый пожар в Украине

Благодаря поставкам западного оружия на полях сражений украинская армия одерживает одну победу за другой. Но Украина столкнулась с другой серьёзной угрозой: высокая инфляция. И поэтому ей нужно не только оружие, но и увеличение финансовой помощи

ФОТО: pixabay.com

Развязанная Россией война нанесла колоссальный ущерб: правительство Украины и Киевская школа экономики оценивают текущий размер зарегистрированного материального урона в $120 млрд. ВВП страны, как ожидается, упадет в этом году на 35–40%, а государственные доходы снизятся еще сильнее. В начале года Международный валютный фонд рассчитал, что правительству Украины потребуется внешняя помощь в размере $5 млрд ежемесячно (то есть $60 млрд в этом году) для финансирования зарплат в госсекторе, пенсий, учреждений здравоохранения, школ и частичной социальной помощи.

Это базовые расходы для сохранения дееспособности государства. К сожалению, была выделена только половина необходимых средств. По данным украинской брокерской фирмы Dragon Capital, по состоянию на 30 сентября Украине было обещано $35 млрд, но из них предоставлено только $20 млрд. Главным финансовым донором являются США, которые уже предоставили $8,5 млрд и обязались выделять еще по $1,5 млрд ежемесячно до конца 2022 года.

Наибольшее разочарование вызывает Европа, которая предоставила лишь примерно половину от американского размера помощи – $4,8 млрд ($2,8 млрд от Евросоюза и еще $2 млрд от отдельных стран ЕС). В мае ЕС обязался выделить 9 млрд евро на макрофинансовую помощь, но из этой суммы был предоставлен только один миллиард евро. Подобные темпы просто неприемлемы в нынешний кризисный момент. Сегодня, то есть спустя пять месяцев после данного обещания, можно надеяться, что ЕС сможет предоставить еще как минимум 5 млрд евро.

Без внешнего финансирования у украинского правительства просто не остается иного выбора, кроме как прибегнуть к монетарному финансированию (то есть печатать деньги), а это неизбежно толкает вверх инфляцию. В сентябре темпы инфляции в Украине достигли 24,4% и, скорее всего, они продолжат быстро повышаться, потому что в сентябре правительство получило лишь $2,5 млрд – половину необходимой суммы. Очевидно, что ситуация нестабильна. В недавней статье для агентства Bloomberg историк Найл Фергюсон отметил, что армия Украины может и побеждает, но ее экономика проигрывает, что в основном объясняется неспособностью ЕС предоставить достаточную финансовую помощь. Фергюсон опасается гиперинфляции (темпы инфляции выше 50% в месяц), и я тоже.

Новый доклад Центра изучения экономической политики (CEPR) рекомендует Украине повышать налоговые доходы и продавать, а не монетизировать внутренний долг. Но я сомневаюсь, что подобные меры реализуемы во время войны. Дело в том, что Украина не может сократить военные расходы (по очевидным причинам), а большинство других расходов она уже сократила до минимума.

Гиперинфляция – это частое явление во время войн и других крупных структурных сдвигов или сразу после них. В конце Холодной войны гиперинфляция ударила по большинству бывших коммунистических стран, что не могло не подорвать доверие общества к государству. Результатом обычно становилось авторитарное правление, как это можно увидеть в разных странах бывшего СССР.

Президент России Владимир Путин, со своей стороны, больше не заявляет, что ведет войну только против Украины. Наоборот, теперь он говорит, что противостоит «коллективному Западу». И мы, жители Запада, должны поймать его на слове и признать, что на нас лежит коллективная обязанность поддерживать украинское государство на плаву в период войны. В краткосрочной перспективе увеличение вклада Запада в украинский бюджет – это единственный способ достичь данной цели. Хотя разумно говорить о необходимости реформ и альтернативных механизмах финансирования, вся эта работа должна быть отложена до окончания войны.

Кроме того, поскольку госдолг Украины резко увеличился (с 50% ВВП в конце 2020 года до, согласно оценкам, 85% ВВП к концу этого года), жизненно важно, чтобы Украина получала не кредиты, а гранты. В США это, похоже, понимают, а в Евросоюзе явно нет. Макрофинансовая помощь ЕС состоит только из кредитов (хотя основная часть двусторонней помощи от отдельных стран ЕС предоставляется в виде грантов).

Ситуация должна меняться. Мы не можем допустить финансового краха Украины, который может произойти не по ее вине, а просто потому, что ЕС слишком озабочен своими бюрократическим правилами. Наилучшим решением, как я уже писал ранее, является конфискация примерно $400 млрд замороженных российских резервов, которые хранятся в семи странах Запада. Они должны быть переданы Украине в качестве репараций. Канада уже приняла закон, который позволяет это сделать, хотя она пока что не занималась конфискацией каких-либо российских средств.

Во время пандемии Covid-19 Евросоюз предоставил существенные гранты, чтобы поддержать экономику стран-членов, и нет никаких причин, по которым бы ЕС не мог мобилизовать намного меньшие суммы, необходимые для помощи Украине. Если потребуется, ЕС следует подумать об обязательном взносе всех стран-членов на эти цели – подобно тому, как это было сделано в 2016 году для финансирования миграционного соглашения с Турцией. При желании найдется много способов финансово помочь Украине.

Андерс Ослунд, старший научный сотрудник Стокгольмского форума свободного мира, автор новой книги «Российский клановый капитализм: путь от рыночной экономики к клептократии» (издательство Yale University Press, 2019)

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13315 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Маргулан Сейсембай: о Казахстане в эпоху Токаева Смотреть на Youtube