Как нападки Трампа на мировую торговую систему отразятся на глобальной экономике

БУЭНОС-АЙРЕС – В 1980-е годы администрация президента США Рональда Рейгана заставила Японию согласиться на «добровольное» ограничение экспорта, в частности автомобилей, чтобы сократить внешнеторговый дефицит Америки и защитить её компании от японской конкуренции. К 1994 дефицит не уменьшился, но зато повысилась конкурентоспособность американского автопрома, поэтому ограничения не были продлены. А год спустя была учреждена Всемирная торговая организация, и подобные несправедливые «добровольные» ограничения оказались вне закона

ФОТО: Depositphotos.com/mgillert

С тех пор Япония, где на долю внешней торговли приходится 35% ВВП, превратилась в твёрдого защитника многосторонних торговых правил. Но ситуация может измениться из-за эскалации нападок президента США Дональда Трампа на мировую торговую систему, основанную на правилах.

Недавно Япония согласилась начать переговоры о преференциях в торговле с США. Подобное соглашение может поставить под сомнение одну из основ многосторонней торговой системы. Речь идёт об обязательстве «режима наибольшего благоприятствования» (РНБ), которое гласит, что любые уступки и привилегии, предоставленные в торговом соглашении одной стране, должны распространяться на все страны ВТО. В нынешней ситуации, кстати, Япония опять действует «добровольно» – под сильным давлением США.

По сообщениям прессы, Трамп поставил Японию перед суровым выбором – либо открыть свой (очень защищённый) рынок для американского аграрного экспорта, либо столкнуться с повышением американских пошлин на автомобили и другие промышленные товары. Получение доступа к сельскохозяйственному рынку Японии, похоже, успокоит тревоги Трампа по поводу угроз «национальной безопасности» из-за импорта автомобилей Toyota и Honda – а именно это объяснение позволяет ему обходить правила ВТО и вводить пошлины.

Тем не менее, согласно обязательству РНБ, любые уступки, которые могут быть включены в это соглашение, придётся распространить на остальные страны ВТО. Этого можно было бы не делать, если бы США и Япония создали зону свободной торговли, поскольку в этом случае правило РНБ не применяется. Но для получения статуса зоны свободной торговли (ЗСТ) необходимо отменить пошлины и другое ограничивающее регулирование для «фактически всей торговли», а под этим подразумевается не менее 90% всего двустороннего обмена. Готовящееся торговое соглашение США и Японии будет очень далеко от соблюдения этих стандартов.

Вряд ли это остановит администрацию Трампа. В дивном новом мире управляемой внешней торговли, в который нас тащит Трамп, соглашения, о которых он сам договорился, имеют больше значения, чем многосторонние правила или нормы. Как и в случае с исключением для угрозы национальной безопасности, он может попытаться обыграть систему, заявив, что это двустороннее соглашение является первым шагом в процессе, кульминацией которого станет появление всеобъемлющей ЗСТ (хотя технически это всё же не должно освобождать данное соглашение от обязательства РНБ).

Ещё один гвоздь в крышку гроба ВТО забивает (наверное, невольно) ООН со своей «Конвенцией о международных мировых соглашениях, достигнутых в результате медиации». Хотя ВТО уже обладает проверенным механизмом урегулирования споров, данная конвенция (сейчас она открыта для подписания) призвана предложить «альтернативный и эффективный метод» урегулирования торговых споров.

Механизм урегулирования споров в ВТО уже давно считается одной из «коронных  драгоценностей» этой организации. Данный орган обладает обязывающей юрисдикцией в спорах, возникших в рамках торговых соглашений, а члены ВТО обязаны подчиняться докладам третейских групп (это рекомендации, написанные тремя независимыми экспертами). Апелляции на эти решения рассматривает Апелляционный орган ВТО, состоящий из семи членов. Он может подтвердить, изменить или отменить решение третейской группы экспертов. После утверждения Органом ВТО по разрешению споров решение Апелляционного органа должно быть принято всеми сторонами спора.

Благодаря Трампу, вся эта система оказалась на грани гибели. Его администрация блокирует замену судей Апелляционного органа, у которых истёк срок полномочий, заявляя, что они превышают свой мандат. Сейчас в Апелляционном органе осталось только три члена – это минимум, который необходим для подписания решений. Если до середины декабря, когда истекают сроки полномочий ещё у двух судей, США не сменят курс, тогда Апелляционный орган станет совершенно бессильным. В этот момент любая страна, недовольная докладом третейской группы, сможет отправить её решение в лимб, просто подав апелляцию.

Новая конвенция ООН призвана заполнить вакуум, который возникнет на месте Апелляционного органа. Но медиаторы не смогут интерпретировать правила или навязывать решения; они смогут лишь помогать сторонам достичь согласия. (Удачи им в попытках убедить администрацию Трампа уступить хоть на йоту). Спасение механизма ВТО по урегулированию споров могло бы серьёзно помочь сохранению многосторонней торговой системы. Его замена чем-то более слабым может произвести обратный эффект.

Да, конечно, США не в одиночестве ослабляют ВТО, хотя, несомненно, именно они обеспечивают мощную поддержку тем, кто стремится оспорить значение этой организации. Большую роль играет группа сурово настроенных развивающихся стран, в особенности Куба, Индия, ЮАР и Венесуэла.

Игнорируя негативное влияние их собственной внутренней политики на экономические перспективы, эти страны заявляют, что ВТО предвзято настроена против развивающихся стран. (Трамп настаивает на том, что верно обратное). И поэтому они хотят обусловить проведение любых реформ в ВТО удовлетворительным завершением уже фактически мёртвого Дохийского раунда переговоров. В результате, они становятся соучастниками попыток Трампа развалить систему, основанную на правилах, – систему, которая обеспечивает предсказуемость инвесторам и, тем самым, позволяет процветать многим развивающимся странам.

Даже Япония бросает вызов свободной торговле. В августе, явно вдохновляемая Трампом, Япония ужесточила контроль за химической продукцией, которую импортирует Южная Корея для производства полупроводников (а это главный корейский экспортный товар), под предлогом обеспокоенности угрозой национальной безопасности. Затем Япония исключила Южную Корею из своего «белого списка» торговых партнёров, пользующихся доверием, что вынудило Южную Корею снизить место Японии в собственных списках торговых партнёров и выйти из соглашения об обмене военными разведданными.

В августе на саммите «Большой семёрки» в Биаррице мировые лидеры вновь много говорили о реформе ВТО. Но мало причин надеяться, что они перейдут к делу. Напротив, вполне возможно, что мы движемся к новому мировому порядку, в котором торговые соглашения заменяют торговые правила, а политика грубой силы приходит на место арбитражному урегулированию споров.

Эктор Торрес – старший научный сотрудник программы международных правовых исследований в Центре инноваций в области международного  управления, ранее был исполнительным директором от Аргентины в Международном валютном фонде и сотрудником Всемирной торговой организации

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4969 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
14 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить