Как мобилизовать частный капитал для борьбы с изменением климата

Вывод последнего доклада Межправительственной группы экспертов ООН по изменению климата весьма суров: действия по борьбе с изменением климата надо предпринимать намного быстрее, чем считалось ранее

Иллюстрация: © Depositphotos.com/geralt

Эти действия предполагают широкий спектр обязательных инициатив – от совершенствования регулирования до дальнейшего развития технических инноваций. Но без крупных сумм долгосрочного «терпеливого» капитала, который могут предоставить лишь институциональные инвесторы, будет невозможно преобразить энергетические системы настолько быстро, насколько необходимо для смягчения риска экологической, экономической и социальной катастрофы.

С технической точки зрения, институциональные инвесторы, в частности пенсионные фонды, суверенные фонды благосостояния и страховые компании, обладают достаточной финансовой мощью, чтобы справиться с изменением климата. И некоторые из этих инвесторов уже пытаются привести свои портфели в соответствие с «Целями устойчивого развития» ООН. Согласно оценкам, в одних только странах ОЭСР институциональные инвесторы контролируют активы на сумму около $92 трлн. Между тем ежегодная официальная помощь развитию, выделяемая многосторонними финансовыми институтами (МФИ) и правительствами, составляет лишь 0,16% от этой суммы – примерно $145 млрд.

Однако будучи коммерческими структурами, институциональные инвесторы ставят на первое место задачу максимизации финансовой доходности. Хотя некоторые из них уже исключают из своих портфелей углеродоёмкие компании, в целом такие инвесторы считают слишком рискованными инвестиции в новые проекты инфраструктуры чистой энергетики, причём особенно в развивающихся странах.

Для финансирования программы ООН «Цели устойчивого развития» (ЦУР), в том числе проектов инфраструктуры чистой энергетики, МФИ обязались мобилизовать капитал частных инвесторов. Эта мобилизация осуществляется в основном через так называемое смешанное финансирование, когда МФИ и другие государственные финансовые учреждения используют собственный капитал для привлечения частных финансовых ресурсов. Однако, как правило, институциональные инвесторы игнорируют многосторонние инициативы смешанного финансирования, которые в итоге так и не смогли обрести масштабы, соответствующие масштабам проблемы изменения климата.

Итак, что нужно для мобилизации необходимого капитала от институциональных инвесторов? Исследователи из Стэнфордского и Маастрихтского университетов в недавней статье предлагают обратить внимание на три новые тенденции в мировом финансовом секторе.

Во-первых, растущее число институциональных инвесторов снижает зависимость от финансовых посредников. Традиционно институциональные инвесторы отдавали на аутсорсинг инвестиционную деятельность специализированным компаниям по управлению инвестициями, результаты работы которых обычно оценивались поквартально. Между тем инвестиционный горизонт инфраструктурных проектов, в том числе в сфере чистой энергетики, обычно превышает 20 лет.

С точки зрения инициатив смешанного финансирования, традиционные финансовые посредники с их акцентом на краткосрочные результаты создают барьер между институциональными инвесторами и МФИ. Ликвидация таких посредников может открыть новые возможности для прямого сотрудничества между институциональными инвесторами и МФИ, поскольку даст первым возможность активней фокусироваться на инвестициях в долгосрочные активы.

Во-вторых, многие институциональные инвесторы создают платформы для сотрудничества, позволяющие разделить затраты на поиск проектов, их оценку и другие этапы инвестиционного процесса. За каждой из таких платформ стоят огромные суммы долгосрочного капитала. Но МФИ – за несколькими исключениями – не являются их участниками.

В-третьих, появился новый тип локальных стратегических инвесторов, которые могут очень эффективно мобилизовать частный капитал, в том числе от институциональных структур. За последнее десятилетие как минимум 20 стран создали поддерживаемые государством стратегические инвестиционные фонды для осуществления инвестиций в инфраструктурные проекты совместно с партнёрами из частного сектора. Ряд других стран создали зелёные банки; их акцент на местные проекты объясняется тем фактом, что 90% частных инвестиций в климатическое финансирование осуществляется внутри страны происхождения капитала.

Стратегические инвестиционные фонды, успешно мобилизующие частный капитал, во многом структурированы как частные инвестиционные организации. Они делают акцент на независимости и добросовестности процесса принятия решений об инвестициях, а в составе их советов директоров и комитетов при этих советах высока доля независимых директоров, избранных потому, что они обладают финансовой и деловой экспертизой. Некоторые из этих фондов, например, индийский Национальный фонд инвестиций и инфраструктуры, принадлежат в основном частным и институциональным инвесторам, а правительство занимает позицию миноритарного акционера.

Эти стратегические фонды, которыми управляют финансовые профессионалы, нанятые из частного сектора, инвестируют прежде всего в акции и играют активную роль в структуризации и организации новых сделок. Благодаря связям с местными властями и бизнес-сообществом, эти фонды оказываются в хорошей позиции, позволяющей смягчать местные риски.

Напротив, МФИ обычно делают акцент на представительстве государств в своих советах директоров, поэтому эти советы обладают меньшей финансовой экспертизой в различных отраслях. На уровне менеджмента и персонала отделения МФИ, работающие с частным сектором, как правило, обладают экспертизой в широком круге отраслей. Тем не менее советы МФИ (в отличие от частных фондов), как правило, не утверждают общую инвестиционную политику и не делегируют решения по конкретным инфраструктурным проектам независимому инвестиционному комитету. Напротив, они сами принимают решения о выделении капиталов.

Из-за бюрократического характера МФИ и их обычно очень громоздких процедур, институциональные инвесторы склонны относиться к ним скептически. Институциональные инвесторы зачастую считают проекты МФИ слишком маленькими, слишком рискованными или недостаточно прибыльными. Их тревожит, что в случае возникновения проблем бюрократия МФИ не позволит им быстро их решить.

Хотя МФИ расширили возможности смягчения рисков для инвесторов, в подавляющем большинстве случаев частные инвесторы продолжают предоставлять лишь долговой капитал. В частности, они крайне мало инвестируют в инфраструктурные акции. Это очень важный момент, поскольку паевые инвесторы часто играют активную роль в структуризации и организации новых инфраструктурных проектов, в то время как организации, предоставляющие кредиты и помогающие снизить риски, обычно входят в проекты лишь после того, когда они полностью задокументированы и подтверждены как «кредитоспособные».

Чтобы достигнуть своей цели мобилизации капитала частного сектора, МФИ нужно становиться участниками платформ для сотрудничества, создаваемых институциональными инвесторами, а также обратить внимание на тревоги этих инвесторов. Это значит, что им надо помогать в оценке и снижении рисков в новых регионах и отраслях, где необходима зелёная инфраструктура, причём в сотрудничестве с местными стратегическими инвестиционными фондами и зелёными банками, когда это уместно.

Развивая способность оценивать и принимать риски на коммерческих условиях, МФИ, которые традиционно уклоняются от рисков, смогли бы более продуктивно взаимодействовать с институциональными инвесторами. А создавая потенциал для осуществления паевых инвестиций в инфраструктуру чистой энергетики, МФИ смогли бы расширить свои возможности взаимодействия с институциональными инвесторами на различных стадиях цикла инфраструктурных инвестиций.

Иначе говоря, для эффективной мобилизации институционального капитала МФИ придётся начать работать во многом как частным инвестиционным организациям, даже когда они выполняют политически установленный мандат. Это трудная задача. По мнению ОЭСР, эффективная мобилизация частного капитала может потребовать изменения деловой культуры в МФИ. Но если мы действительно хотим остановить изменение климата и достичь «Целей устойчивого развития», лишь такой путь откроет для МФИ возможность мобилизации капитала институциональных инвесторов в сколько-нибудь значимых масштабах.

Ховард Халланд – приглашённый научный сотрудник Стэнфордского центра глобальных проектов (GPC) при Стэнфордском университете

Джастин Ифу Линь – бывший главный экономист Всемирного банка, ныне директор Центра новой структурной экономики, декан Институт сотрудничества и развития Юг-Юг, почётный декан Национальной школы развития при Пекинском университете

© Project Syndicate 1995-2018 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1907 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
18 февраля родились
Именинников сегодня нет
Самые высокооплачиваемые диджеи мира

Все цифры отражают доходы за период с июня 2017 по июнь 2018 года до вычета налогов

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить