Игры Федрезерва

Наряду с Рональдом Рейганом и Папой Иоанном Павлом II Маргарет Тэтчер стала гигантом нашей эры и вошла в историю

Федрезерв США опубликовал результаты недавнего «стресс-теста» 18 главных банков страны. Эти учреждения должны получить одобрение Федрезерва на свои дивидендные планы и планы обратного выкупа акций. К сожалению, у этого мероприятия есть два огромных недостатка. Оно позволило Центральному банку Америки допустить политический бандитизм и подготовить почву для будущего финансового кризиса, и не одного. 

14 банков получили проходные баллы по достаточности капитала. Двоим было дано время до конца года разобраться с некими «проблемами», и еще двое не прошли тест. Одна из этих компаний – Ally Financial, которой, несомненно, предстоит еще много работы по восстановлению после кризиса, но еще три – JPMorgan Chase, Goldman Sachs и BB&T – были отклонены по политическим причинам. JPMorgan – это, что бы ни говорили газеты и Конгресс, организация с сильным руководством и хорошей балансовой ведомостью. Истинная причина заключается в его руководителе Джейми Даймоне, который открыто обозначил свое разочарование администрацией президента. 

То же и с Goldman Sachs. Митт Ромни имеет тесные связи с Goldman, и гендиректор Ллойд Бланкфайн не скрывал, что он не в восторге от Обамы. Завал же BB&T особенно возмутителен, так как из 18 это компания с лучшим капиталом. Федезерв затеял нечестную игру по двум причинам. Во-первых, бывший гендиректор Джон Алиссон IV, сделавший BB&T тем локомотивом, каким он является сегодня, неожиданно прямо раскритиковал органы, регулирующие банки. В финансовый кризис 2008–2009 годов он решительно не поддавался давлению Министерства финансов и не использовал средства программы освобождения от проблемных активов. Банк взял их только после того, как министр финансов Хэнк Полсон серьезно пригрозил. Во-вторых, Фед­резерву не понравилось «менее чем льстивые» взгляды компании относительно экономического и финансового моделирования. Разумеется, у BB&T есть внутренние модели для оценки рисков, основанные на собственном опыте. Но Федрезерв подобное не удовлетворяет – он хочет, чтобы все финансовые учреждения следовали его модели. Вот здесь и кроется будущая проблема. Федрезерв настаивает, чтобы организации, по сути, стали копиями друг друга в своих действиях. Таким образом, если случится еще один финансовый «вирус», все будут поражены и «утонут». 

Какова теоретическая вероятность? У нас есть доказательство из реальной жизни, что эта навязанная однотипность не работает, – Basel Accords. Регулирующие органы по всей планете годами изобретали единые схемы оценки рисков для банковских займов. Результат ужасен. Банкам пришлось отказаться от резерва против госдолга и держать внушительные резервы против кредитов бизнесу. Гособлигации Греции казались бесконечно надежнее, чем заем, к примеру, корпорации IBM. К долговым ценным бумагам регулирующие органы также отнеслись благосклоннее, и мы все видим, к чему это привело. 

В том, что Белый дом устраивает мстительные операции в духе Чикаго, удивительного мало. Но вот участие Федрезерва в этой деятельности «Крестного отца» ужасает. 

Маргарет Великолепная

Glen Davis

Наряду с Рональдом Рейганом и Папой Иоанном Павлом II Маргарет Тэтчер стала гигантом нашей эры и вошла в историю. Эти три лидера сделали возможным развал советского коммунизма и возрождение политической и экономической свободы по всему миру. Как и Рейган, Тэтчер была одной из тех редких личностей, что сочетают в себе качества и лидера движения, и политического лидера. Одно дело иметь твердые убеждения, другое – заставить их работать, даже после ухода с должности. В недавний экономический кризис идеи и идеалы Тэтчер критиковались, хотя он произошел именно из-за игнорирования принципов свободного рынка, которые поддерживали она и Рейган. 

Взлет Тэтчер был удивительным. То, что дочь бакалейщика может стать лидером Консервативной партии и премьер-министром в классовой Великобритании, казалось абсурдом. В бизнесе посторонние люди это обычно те, кто «встряхивает» всю индустрию или создает абсолютно новую. Но в политике он подняться может только на фоне серьезного кризиса. Несмотря на знатное происхождение, Уинстон Черчилль был во многом посторонним, которому не доверяла ни собственная партия, ни большая часть общественности. Он смог достичь правительства, только когда все существование Англии оказалось под угрозой. Взлет же Тэтчер произошел во время критического экономического и социального кризиса. 

Сегодня сложно даже представить, в каком состоянии была страна, когда Тэтчер вступила в должность. Экономика была предметом насмешек, этакий вечный отстающий Европы. Тряски были постоянными, и, как следствие, страной правили начальники профсоюзов. Консервативная партия Тэтчер давно примирилась с социальным государством и духом высоких расходов и высоких налогов. Хотя предыдущий премьер-министр Эдвард Хит хотел поднять Великобританию, он не знал, как это сделать. В решающее противоборство с Национальным союзом горняков Хит вступил под девизом «Кто правит Великобританией?». Он проиграл. 

Великие лидеры обладают тонким чутьем, когда именно обратить обстоятельства себе на пользу. Хит проиграл выборы два раза, но ни один из руководителей партии не стал бы его критиковать. Тогда Тэтчер не была еще ключевой фигурой, но зато была едва ли не единственным человеком из Консервативной партии с твердой верой в свободный рынок и в то, что Великобритания может стать гордой нацией, основанной на принципах свободы. Тэтчер была за то, чтобы правительство немного потеснилось и дало возможность предприятиям расцвести. Неожиданно она обогнала Хита в гонке за лидерство в 1975 году и в 1979-м привела партию к победе. В ходе предвыборной кампании Тэтчер продемонстрировала необычайно важное умение – правильно выбирать время. Она пошла на компромисс с медсестрами, требовавшими повышения зарплат, из-за чего многие решили, что у нее нет достаточной силы воли, чтобы развернуть курс страны. Но она была великолепным политиком и знала, когда совершить рывок. Тэтчер резко провела реформы в главных профсоюзах. 

Вскоре после того, как она выиграла перевыборы, профсоюз горняков, разбивший Хита, решил взяться за нее. Но в отличие от предыдущего премьер-министра Тэтчер была к этому готова. Она нанесла удар профсоюзу, и он никогда уже от него не оправился. Тэтчер сразу снизила уровень налогов, обуздала растущие расходы и начала борьбу с инфляцией. Великой инновацией стала систематическая распродажа государственных активов, названная приватизацией. После Второй мировой войны Великобритания национализировала огромное количество активов разных секторов экономики, и Консервативное правительство в дальнейшем ничего с этим не делало. Тэтчер распродала национальные компании и стала примером для многих и многих стран.  В сфере приватизации Тэтчер совершила две главные вещи. Она продала большую часть госжилья (оно являлось домом для огромного количества англичан) его жильцам по низким ценам и на очень выгодных условиях. Так она начала менять мировоззрение людей и зависимость от правительства. Также она предложила рабочим акции компаний по низким ценам. Лидеры союзов возненавидели приватизацию, но ничего не могли сделать – люди поняли, что им выгодно покупать акции в этих недавно приватизированных компаниях. Снова Тэтчер меняла мышление людей. Рабочие приобретали более капиталистические взгляды. 

До Тэтчер многие общественные обозреватели думали, что у Великобритании укоренившаяся и неизменная антикоммерческая культура, которая помешает стране когда-либо достичь экономического успеха. Уже в течение 10 лет после ее вступления в должность экономика страны обогнала даже динамичную и инновационную Германию. Лондон стал магнитом для предпринимателей из Франции, Швеции и других стран. 

Одно из качеств великого лидера – способность брать на себя огромные риски, когда необходимо. Тэтчер продемонстрировала характер, когда военная диктатура Аргентины нацелилась на Фолклендские острова. Игнорируя практически все политическое сообщество, то, что в военном смысле Великобритания была слаба и память о разгроме в 1956 году Суэцкого канала жива, Тэтчер объявила, что не допустит захвата и страна даже пойдет на войну, чтобы вернуть острова.

Она получила необходимую помощь от США, во многом благодаря неослабевающим стараниям министра обороны Каспара Уайнбергера (спустя годы он, кстати, стал издателем и председателем Forbes). Военная операция увенчалась успехом. Диктатура пала, а демократия вернулась в Аргентину. Для Великобритании война за Фолклендские острова была толчком для подрыва дисциплины нации. Для всего мира это означало, что тирания встретит сопротивление. 

Я встречал Маргарет Тэтчер несколько раз за время ее службы на Даунинг-стрит, 10. Одно из самых знаменательных интервью произошло в 1986 году. Интервью с политиками по большей части бесполезное занятие – они обычно ничего не говорят, кроме заготовленной речи. Но Тэтчер не делала ничего для вида. 

После ухода с должности я узнал ее просто как человека. Она несколько раз гостила у нас и в личном общении была не менее впечатляющей, чем на публике. Будучи неизменно благосклонной ко всем, с кем общалась, она обладала острым интеллектом и была поистине неутомимым читателем. Маргарет Тэтчер любила словесные дуэли, но при этом была человеком с теплым и щедрым сердцем. Она и супруг сэр Денис были очень преданы друг другу. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2990 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
17 июня родились
Михаил Гамбургер
генеральный директор ТОО «Алматыэнергосбыт»
Апрель в цифрах

Экономика Казахстана в цифрах и фактах. Апрель 2019 года.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить