Почему большинство людей живет согласно «теории перспектив»

Несмотря на всеобщее признание, теория все еще требует дополнения

ФОТО: pixabay.com

История гласит, что в один день 1960 года профессор МТИ Пол Самуэльсон, находясь за обедом в компании коллег, предложил профессору Кэри Брауну сыграть с ним в «орла или решку» со ставкой $200 против $100. Несмотря на то что его риск был меньше, Браун отказался: возможно, потому что огорчение от возможной потери $100 ему виделось более существенным, чем радость от выигрыша $200.

Хотя после этого эпизода Самуэльсон заявил, что поведение его коллеги не было рациональным, прошло еще много лет, пока в 1979 году Даниель Канеман и Амос Тверски опубликовали работу по теории перспектив и анализу решений в условиях риска, которая более точно описала поведение Брауна. Авторы опытным путем обнаружили, что решения человека диктуются не ожидаемой полезностью, рассчитываемой как среднее множества попыток с определенной вероятностью, а функцией полезности в виде кривой со все более уменьшающейся в отдаленной перспективе стоимостью, которая стремится со временем к определенному пределу.

Главные выводы этой теории состоят в том, что в своих решениях люди более склонны к осторожности и стремятся избежать убытка, несмотря на то что другое решение может дать большую прибыль. Они склонны занижать величину потенциальной выгоды в результате своего решения относительно понесенных ради нее усилий или затрат. Иначе говоря, людям свойственна психологическая миопия, или близорукость: они более болезненно реагируют на сиюминутные потери, чем испытывают удовлетворение от прибыли в перспективе. Этот эффект еще более усугубляется, если мы теряем нечто, на что затратили больше времени и средств.

На мой взгляд, несмотря на всеобщее признание, теория перспектив все еще требует дополнения. Неясно, как она связана с известными законами рынка, инвестиционных портфелей, денег и стоимости. Теория описывает кривые стоимости, в зависимости от прибыли или убытка, но не описывает строго и последовательно, в каких единицах определяются убыток и прибыль – в деньгах или во времени, которое имеет более высокую субъективную ценность.

Предложенный в моей книге Energy of Human Action подход к экономике с точки зрения принципа наименьшего действия позволяет математически вывести в классической форме не только основные законы рынка и финансов, но и распространить этот формализм на теорию игр и поведенческую экономику.

Прежде всего необходимо понять смысл функции полезности. Она имеет ту же форму, что и давно известная кривая обучения или знания. Совпадает с функцией предельной текущей стоимости какого-либо продукта или актива, с соответствующей ставкой возврата на цену его приобретения.

Именно это объясняет тот факт, что мы ценим дороже тот продукт, который требует больших затрат времени, чем тот, который легче создать, и что активы с более высокой ставкой возврата на их приобретение сопряжены с меньшей неопределенностью. И хотя инвесторы склонны выбирать инструменты с более высокой доходностью, они имеют меньший вес и текущую стоимость.

Вместе с тем те продукты, которые отличаются от других, а значит, характеризуются меньшей частотой повторения за период восприятия, должны нести как можно большую информацию, релевантную к принимаемому решению, чтобы иметь более высокие шансы привлечь внимание, благодаря чему получают более высокую стоимость. Этот принцип очевидно был заимствован нами у природы.

Таким образом, можно утверждать, что процесс когнитивного восприятия мира, как и структура мышления, определяется теми же фундаментальными законами сохранения, ответственными за законы экономики в той же степени, как и механики. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4466 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 июня родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Оксана Чусовитина: Любое поражение – это первый шаг к победе Смотреть на Youtube