Готов ли мировой финансовый пожарный к тушению кризиса?

Миру необходимо подготовиться к каскаду финансовых кризисов в странах с формирующимся рынком и развивающихся странах

ФОТО: pixabay.com

«Письмена уже на стене»: в настоящее время Гана, ПакистанБангладеш и Шри-Ланка стоят в очереди у дверей Международного валютного фонда. Более богатые страны теперь должны снабдить МВФ – главного мирового финансового пожарного – всем необходимым для предотвращения и управления распространением кризисов. Они могли бы начать с обеспечения того, чтобы фонд располагал ресурсами с целью помешать странам с низким уровнем дохода проводить политику «разори соседа», которая уничтожает средства к существованию других стран и угрожает политической и экономической стабильности.

По мере укрепления доллара США и замедления роста глобальной экономики правительства многих бедных стран, которые уже серьезно перегружены COVID-19, а также продовольственным и энергетическим кризисами, спровоцированными войной России в Украине, теперь должны бороться с обесцениванием валют и ростом стоимости займов. Поддержка со стороны Китая снижается, поскольку новые политические приоритеты страны, политика нулевого COVID, проблемный рынок недвижимости, демографическое давление и структурные реформы привели к самому медленному росту его экономики за последних четыре десятилетия.

Иностранные инвесторы выводят средства с развивающихся рынков рекордными темпами, тем самым подливая масла в огонь. В результате многие из этих стран прожигают валютные резервы, которые они тщательно накапливали после предыдущих кризисов.

Крупные экономики сейчас должны предпринять ряд практических шагов. Например, во время мирового финансового кризиса 2008–2009 годов лидеры G20 договорились о создании кредитного ресурса «МВФ на триллион долларов» для замедления и сдерживания распространения кризиса. Это включало возможность для МВФ заимствовать у группы заинтересованных стран, а также увеличение капитала фонда до 477 миллиардов СПЗ (специальные права заимствования) ($621 миллиард).

У МВФ есть дополнительные линии защиты. В январе 2021 года его схема «Новые механизмы заимствования» (NAB), в соответствии с которой 38 стран согласились предоставлять займы фонду в случае необходимости, была увеличена вдвое и продлена до 2025 года. У МВФ также есть двусторонние соглашения о займах, продление которых в настоящее время находится в стадии переговоров.

Кроме того, в августе 2021 года страны договорились об общем распределении СПЗ на $650 миллиардов, что является крупнейшим за всю историю фонда. Эти ассигнования были направлены на повышение устойчивости и стабильности мировой экономики, а также оказание помощи уязвимым экономикам, которые изо всех сил пытаются справиться с кризисом COVID-19. Но поскольку СПЗ распределяются в соответствии с квотами стран в МВФ, которые в значительной степени зависят от своих ВВП, влияние этой меры было ограниченным.

В ходе предыдущих финансовых кризисов МВФ играл ключевую роль в содействии поддержки минимального уровня доверия, тем самым снижая издержки сдерживания кризиса и управление им. Учитывая волатильность рынков, бегство инвесторов и финансовые перегрузки правительств, существуют веские основания для повторного усиления огневой мощи МВФ.

Во-первых, страны G20 должны взять на себя обязательство удвоить основной капитал МВФ. Это означает двукратное увеличение взноса каждой страны (пропорционально размеру ее экономики). В прошлом такие переговоры были сложными, поскольку быстрорастущие экономики будут настаивать на получении большей доли квоты (влияния) в МВФ, как это на протяжении многих лет делали Япония, Саудовская Аравия и Китай. Далеко идущие реформы 2010 года повлекли за собой существенные изменения. И хотя с тех пор геополитическая напряженность усилилась еще больше, эти изменения подготовили почву для ее дальнейшего обострения.

Необходимость в том, чтобы МВФ играл центральную роль в регулировании глобального кризиса, является одной из немногих областей, по которой страны G20 могли бы прийти к согласию. Они должны сделать это в ближайшее время, поскольку ратификация и введение в действие любого нового комплекса квот займет время – в случае соглашения 2010 года это заняло пять лет.

Второй, более незамедлительный шаг мог бы заключаться в том, чтобы МВФ расширил свои договоренности о займах с более богатыми странами посредством вышеупомянутых NAB и двусторонних соглашений. Например, согласившись увеличить кредитование МВФ, ближневосточные производители энергии в течение следующих четырех лет могут получить до $1,3 трлн дополнительных доходов от нефти, а также мягкие рычаги давления.

Третья возможность – это либо распродать часть золотых запасов МВФ, либо страны согласятся на другое общее распределение СПЗ. Но опять же основная часть эмиссии СПЗ приходится на крупнейшие страны (которые в основном предпочли не перераспределять их нуждающимся странам). Более того, существуют ограничения на готовность стран обменять свои резервы в твердой валюте на СПЗ.

Гораздо менее обсуждаемым (и более спорным) вариантом для более богатых стран, не берущих взаймы у МВФ, является снижение суммы, которую фонд платит им за предоставление ему кредита. В 2020 году МВФ потратил 546 миллионов СПЗ на выплату вознаграждения членам по резервным траншам и еще 90 миллионов СПЗ на процентные расходы. Теперь этот показатель будет увеличиваться по мере роста как непогашенного кредита МВФ, так и процентной ставки по СПЗ.

Наконец, МВФ, как и его дочерний институт Мировой банк, мог бы использовать рынки капитала, чего он никогда раньше не делал. Международный банк реконструкции и развития (МБРР) Всемирного банка предоставляет кредиты странам с низким и средним уровнем дохода путем заимствования на рынке сумм вчетыре-пять раз превышающих собственный капитал. Даже Международная ассоциация развития (МАР), механизм льготного финансирования Всемирного банка для беднейших стран, использует рынки капитала для максимального увеличения своего финансирования, хотя и в гораздо меньших масштабах.

Как МБРР, так и МАР имеют кредитные рейтинги ААА, что позволяет им минимизировать их стоимость капитала. Их опыт, как и опыт других многосторонних заемщиков, свидетельствует о том, что МВФ мог бы выпускать долговые обязательства с рейтингом AAA и использовать свой собственный капитал, а также о том, что за свою 78-летнюю историю он никогда не сообщал о кредитных убытках.

Могущественные страны в МВФ, особенно G20, должны сейчас серьезно задуматься о том, что поставлено на карту. Финансовые кризисы быстро распространяются, подобно лесным пожарам, охватившим этим летом Северное полушарие.  Эффективное управление ими потребует адекватного заблаговременного оснащения МВФ надежными резервами и противопожарными полосами.  

© Project Syndicate 1995–2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13184 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Казахи в Украине: бизнес в условиях войны Смотреть на Youtube