Гордон Браун: Кто станет новым премьером Великобритании

ЭДИНБУРГ – С тех пор как 22 года назад в Великобритании было создано Министерство международного развития (сокращённо DFID), оно помогло вытащить миллионы людей из нищеты, отправить в школы миллионы детей и спасти миллионы жизней с помощью программ вакцинации и других инновационных инициатив. А в последнее время оно стало мировым лидером в финансовом содействии развитию бедных стран, сталкивающихся с разрушительными последствиями изменения климата

Гордон Браун
Фото: © Depositphotos.com/360ber
Гордон Браун

Однако сейчас временная команда Бориса Джонсона, вероятного нового премьер-министра Британии, рассматривает предложение включить DFID в состав Министерства иностранных дел и по делам Содружества. Тем самым новый премьер решит одну проблему (неприемлемо пренебрежительное отношение к британской дипломатической службе), создав новую, ещё более серьёзную: Британия может потерять свой, наверное, самый главный глобальный актив на сегодня – мягкую силу, которой она обладает на всех континентах, благодаря новаторскому обязательству покончить с мировой бедностью.

Как уже выяснили другие страны, передача программ международной помощи в введение Министерства иностранных дел вредит как дипломатической работе, так и самим программам развития. Никто не выигрывает, когда эти программы, которые становятся успешными благодаря прозрачности и внешнему контролю, подчиняются дипломатии, которая требует конфиденциальности и часто характеризуется низким качеством бухгалтерии.

Команда Джонсона считает, что она удовлетворяет запросы общества. По причинам, ответственность за которые как минимум частично должны взять на себя я и другие политики, обществу не до конца известны факты, свидетельствующие о возможностях британской помощи развитию. Во время опросов британские избиратели заявляют, что, по их мнению, примерно 20% национального бюджета тратится на помощь зарубежным странам. На самом же деле реальная цифра ближе к 1%. Британские родители обычно испытывают шок, узнав, что общий ежегодный бюджет правительства Британии на помощь развитию равняется примерно 50 пенсам ($0,63) на каждого африканского школьника. Этого не хватает даже на ручку, не говоря уже об учителях или учебных классах.

Спасение DFID – это не вопрос партийной политики. Об этом свидетельствует поразительный консенсус в поддержку базирующейся в Великобритании «Коалиции за глобальное процветание», которая продемонстрировала, что дипломатия и развитие – это разные задачи равноценной важности. Том Тагендхэт, депутат от Консервативной партии и председатель парламентского комитета по иностранным делам, отмечает, что МИД – это «главный дипломат» страны, и поэтому, как не следует «ожидать от дипломатов умения управлять королевой Елизаветой, так же не следует ожидать от них умения вести дела в сфере международной торговли и развития».

Борис Джонсон
Фото: Depositphotos.com/Twocoms
Борис Джонсон

Впрочем, можно привести даже более сильный и актуальный аргумент в пользу независимости DFID. Бывший премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль называл США, Европу и Содружество тремя концентрическими кругами британского влияния. Чем больше влияния имела Британия в одном круге, писал Черчилль, тем больше влияния у неё было в других кругах: когда британцы обладают сильным голосом в Европе, американцы относятся к ним гораздо серьёзней.

Тем не менее в течение семи десятилетий, прошедших со времён Второй мировой войны, Британия слишком часто пренебрегала четвёртым кругом, который состоит из многосторонних институтов, подобных ООН, Международному валютному фонду, Всемирному банку и Всемирной торговой организации. Роль этих институтов в глобальном управлении сейчас ставится под сомнение администрацией президента США Дональда Трампа, причём ровно в тот момент, когда международное сотрудничество крайне необходимо для решения общих проблем. После 1945 года Британия опасалась, что укрепление многосторонних институтов увеличит антиколониальное давление на страну, которая расставалась с империей, поэтому мы обычно держались от них на расстоянии. Напротив, Франция обрела значительное влияние в МВФ, а скандинавы стали незаменимы в миротворческих операциях и программах развития ООН.

В течение 1997-2000 годов лейбористское правительство пыталось восстановить британское влияние в этой сфере. Британия помогла созданию двух новых важных институтов – «Большой двадцатки» и глобального Совета по финансовой стабильности. И если после брексита страна намерена использовать своё международной влияние и быть «глобальной Британией», тогда DFID абсолютно необходимо, потому что оно заработало хорошую репутацию руководства многосторонними инициативами в самых разных сферах – от здравоохранения и образования до защиты окружающей среды. В каждом случае министерство сумело прыгнуть намного выше головы, благодаря работе с дружественными спонсорами и используя возможности других заинтересованных сторон.

Среди прочего, министерство приняло активное участие в создании «Международного механизма финансирования иммунизации» (с 2000 года он предоставил вакцины для более чем 700 миллионов детей), инициативы «Глобальные партнёры здравоохранения», а также фонда «Обязательство развитых стран» размером в $1,5 млрд, который финансирует разработку новых лекарств в бедных странах. Благодаря DFID, Британия также стала ведущим участником «Глобального фонда» и активно поддерживала создание нового «Международного механизма финансирования образования», разработанного мною вместе с коллегами.

Надо ли говорить, что без сильного Министерства международного развития Британия потеряет статус лидера в важнейших многосторонних усилиях в сфере глобального развития.

Министерство иностранных дел не сможет с лёгкостью воспроизвести уникальную роль, которую играет DFID в налаживании связей между странами и сообществом содействия развитию. Без независимого бюджета, без руководителя на уровне министра, без лидеров, пользующихся уважением на международном уровне, – британская программа развития не сможет мобилизовать ресурсы столь же быстро и эффективно, реагируя на будущие кризисы. А страна потеряет важное место на международной арене, которое является источником её мягкой силы.

Даже националистам приходится иметь дело с угрозами безопасности, создаваемыми слабыми государствами, взрывным ростом числа беженцев, сохраняющейся проблемой бедности и несправедливости. Наиболее острые современные глобальные проблемы – от изменения климата до неравенства и вооружённых конфликтов – не могут быть решены в одностороннем порядке, поэтому аргументы в пользу многосторонних действий неопровержимы. Надёжное, институционально независимое и хорошо финансируемое Министерство международного развития необходимо сейчас как никогда.

Джонсон полагает, что после брексита страна будет нуждаться в намного более сильном Министерстве иностранных дел для сохранения влияния за рубежом. Но снижение статуса Министерства международного развития помешает выполнению ещё более важной задачи после брексита – сохранить наше глобальное лидерство, в том числе в выполнении «Целей устойчивого развития», согласованных всеми странами ООН.

Гордон Браун, бывший премьер-министр и министр финансов Великобритании, сейчас специальный посланник ООН по вопросам глобального образования и председатель Международной комиссии по финансированию возможностей для образования в мире, председатель консультативного совета фонда Catalyst Foundation

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2394 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
16 сентября родились
Александр Винокуров
казахстанский велогонщик
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить