Ещё одно долгое, жаркое лето в Америке

НЬЮ-ЙОРК – Не грозит ли США повтор событий лета 1968 года? Тогда мир тоже наблюдал за закипавшим по всей Америке народным гневом: бедные кварталы, населённые в основном афроамериканцами, пылали пожарами; полицейский спецназ и национальные гвардейцы травили молодёжь слезоточивым газом, атаковали её и часто жестоко избивали

ФОТО: Depositphotos.com/adrenalina

В этом году результат гражданских беспорядков, как опасаются некоторые либералы в Америке, может оказаться таким же, как и в тот раз. Тогда республиканский кандидат в президенты Ричард Никсон пообещал «молчаливому большинству», тем, кто «не кричит» и «не выходит на демонстрации», восстановить закон и порядок силой. Разорённые городские кварталы, населённые в основном афроамериканцами, были лишены федеральных средств и ещё больше изолированы, белые жители пригородов накупили ещё больше оружия, а полицейские силы вооружились так, будто они были армейским подразделением.

Беспорядки 1968 года, как и протесты сегодня, начались с возмущения угнетением чёрного населения в Америке. На следующий день после того, как Мартин Лютер Кинг объявил, что «нация больна», его застрелил белый расист-уголовник. Последовавшие затем протесты были проявлением не только гнева из-за убийства Кинга, но и недовольства отсутствием экономических и образовательных перспектив, что стало результатом долгой и нередко насильственной расистской истории.

Несмотря на два срока афроамериканца в Белом доме, сегодня ситуация едва ли лучше, а в некоторых отношениях даже хуже. В этом году эхом насильственной смерти Кинга стала смерть Джорджа Флойда, беззащитного 46-летнего чернокожего мужчины в Миннеаполисе, которого убил полицейский, сдавливавший коленом его шею почти девять минут.

Кроме того, COVID-19 ударил по афроамериканцам с особой силой, поскольку у многих из них нет никаких финансовых сбережений и поэтому они вынуждены работать в зоне риска медсестрами и другими «ключевыми работниками», часто не получая надлежащей медицинской помощи. Когда наступит глобальная депрессия, у многих из них не будет никакой «подушки безопасности».

Впрочем, между нынешним временем и летом 1968 года есть важные отличия, помимо того факта, что музыка тогда была намного интересней, а также было больше сексуальных возможностей. Последний пункт не является исключительно фривольным. Разочарование многих молодых людей, которые оказались фактически запертыми в сравнительной изоляции на несколько месяцев, будет лишь усиливаться, и они будут крайне рады выплеснуть его на улицы.

В 1968 году причиной протестов было не только расовое неравенство, но и война во Вьетнаме. Эти две проблемы были связаны. Президент Линдон Джонсон, ответственный за эскалацию той безрассудной и дикой войны, был демократом, это был тот же самый человек, который подписал билли о гражданских правах, реально улучшившие жизнь афроамериканцев. Сделав это, он вызвал ненависть у многих избирателей в южных штатах, которые перешли в лагерь Республиканской партии, тем самым толкнув её ещё дальше вправо.

«Крикуны» и «демонстранты», против которых выступал Никсон, были не только чернокожими. Среди них были и молодые белые, не желавшие, чтобы их заставляли воевать на войне, которую они считали аморальной. Роберт Кеннеди, кандидат, обещавший завершить войну и посещавший горящие гетто, чтобы успокоить тревоги афроамериканцев, был убит через два месяца после Кинга.

В ноябре 1968 года Никсон выиграл выборы не только потому, что он привлёк запаниковавшее «молчаливое большинство» своими обещаниями закона и порядка, но и потому, что Хьюберт Хамфри, придерживавшийся традиционных демократических взглядов, отказался осудить вьетнамскую войну. Джо Байден, предполагаемый кандидат от Демократической партии в этом году, продемонстрировал, что – при всех своих недостатках – он, возможно, не является очередным Хьюбертом Хамфри. Его симпатии явно на стороне демонстрантов. Байден публично припомнил множество случаев насилия полиции против безоружных афроамериканцев и пообещал реформировать правоохранительные органы.

В плохие времена у конкурента действующего президента есть определённое преимущество. Джонсону пришлось ответить за эскалацию всё более непопулярной войны, а нынешнему обитателю Белого дома придётся объясняться за то, что Америка заболела. На Дональда Трампа нельзя возложить вину за пандемию COVID-19, но от него можно потребовать ответственности за неумелую борьбу с ней.

Институциональный расизм, который в очередной раз заставил пылать огнём улицы Америки, тоже начался не с Трампа. Но именно он сознательно подливает масла в огонь, оскорбительно называя темнокожих иммигрантов преступниками, объявляя вооружённых сторонников превосходства белой расы приличными людьми, обзывая разгневанных чёрных участников протестов «бандитами», призывая дружинников, гвардейцев и полицейских вести себя как можно хуже – или, как он однажды выразился: «Пожалуйста, не будьте слишком вежливыми».

Пока некоторые группировки крайне правых в США с надеждой рассуждают о грядущей «расовой войне», Трамп ничего не делает, чтобы остудить их агрессивный энтузиазм. Напротив, он явно им упивается. Недавний твит Трампа – «когда начинается мародёрство, начинается стрельба» – является прямой цитатой шефа полиции Майами (штат Флорида), который приказал своим подчинённым в 1967 году нацелить оружие на демонстрантов из «негрозон» в своём городе.

Всё это называется «возбуждение базы». И значительная часть избирательной базы Трампа, несомненно, будет возбуждена. Большой вопрос в ноябре будет таков: как поступят люди, которые проголосовали за Трампа в 2016, но не столь фанатично его поддерживают. Что сейчас думают женщины из белых пригородов, рабочие Среднего Запада, престарелые южане (оказавшиеся среди наиболее уязвимых перед инфекцией COVID-19)?

Многие американцы явно ужасаются грубым, подстрекательским словам своего президента. Но не перевесят ли это неодобрение их тревоги по поводу агрессивных социальных беспорядков? Не заставят ли их укоренившиеся расовые предрассудки (часто не высказываемые или даже не признаваемые) проголосовать за ложную безопасность, обещаемую грубым белым хамом?

Многое будет зависеть от того, насколько горячим окажется это лето. Если в ноябре люди будут думать рационально, тогда трудно себе представить, чтобы достаточное количество избирателей проголосовало за сохранение этой ужасной администрации у власти ещё на четыре года. Однако страхи – худший враг разума.

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3362 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 сентября родились
Иоган Меркель
член Конституционного совета, экс-заместитель генерального прокурора РК
Мухамеджан Турдахунов
учредитель Рудненского цементного завода, экс-президент ССГПО
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить