Экономика совести

Почему введение базового дохода пойдет на пользу и экономике, и гражданам

ФОТО: © Depositphotos.com/YevgeniySam25

«А потом рынок недвижимости рухнул. Я увидел на улице нищего и понял, что он на $9,2 млрд богаче, чем я. И что уверенности в завтрашнем дне нет у нас у обоих». Эти слова Дональда Трампа ещё раз подтверждают истину, что от сумы не может заречься никто, хотя человечество со времён утопии Томаса Мора безуспешно решает эту проблему.

1999 год ознаменовался нашим знакомством с академиком Львовым, который настоял на обобщении моей исследовательской программы экономики совести. Тогда мало кто верил в её жизнеспособность, и только Львов убеждал, что утопия Маркаряна воплотится в жизнь. И оказался прав: сегодня она известна под именем базового дохода (БД).

Поначалу немножко скучной теории. Как утверждал основоположник чистой теории права Ганс Кельзен, если рассматривать государство как правовой феномен, как юридическое лицо, то оно есть не что иное, как корпорация. Следовательно, если рассматривать гражданина тоже как правовой феномен и физическое лицо, то он не кто иной, как акционер государства. Имеющий акционерное право посредством выборов управлять государством, но лишённый акционерного права получать от него дивиденды. Ибо нелепо считать бесплатное образование дивидендом для бездетной семьи, поскольку общий котёл госуслуг выгоден тем, у кого больше ложка.

Моя «утопия» была в том, что восполнив недостающее акционерное право на дивиденд, БД превратит гражданина в реального собственника своего государства. В чём и состоит политическая роль базового дохода.

Поскольку в конституциях начертано, что государства гарантируют право граждан на жизнь, то БД наполнит эту гарантию материальным смыслом, и поэтому его величина должна быть равна минимальной потребительской корзине. Таким образом, социальная миссия базового дохода заключается в том, чтобы придать человечеству уверенности в завтрашнем дне.

Что касается экономической роли БД, то он стимулирует основу экономики - спрос. На возросший спрос откликнется предложение, которое оживит производство. Это приведёт к созданию новых рабочих мест. Зарплата новых работников ещё более увеличат платёжеспособный спрос и так далее по восходящей спирали. «Вы не стимулируете рост, сокращая налоги, это можно сделать, давая деньги людям. Инвестиции отреагируют на спрос», - утверждает лауреат Нобелевской премии по экономике Абхиджит Банерджи. 

Однако, несмотря на мои аргументы в пользу БД, у него есть критики, и в этой статье я отвечу на их контраргументы.

Итак, контраргумент первый, и самый популярный, поскольку широко освещается в прессе, звучит так: «на это нет денег». Назовём его «аргументом пустого кармана», заметив, что он главный в арсенале моих оппонентов, ибо суммы, необходимые для БД, и вправду впечатляют. Но ведь в то же время предлагаются и пути решения этой проблемы, обозначая главным источником БД ликвидацию десятков существующих и требующих большого количества справок социальных выплат - пенсий, стипендий, пособий по безработице, инвалидности, многодетности, льгот по оплате ЖКХ, а также ликвидацию огромного бюрократического аппарата, который занимается их администрированием. К примеру, в статьи социальных расходов бюджета России заложено свыше 18 трлн рублей, иначе говоря почти 125 тысяч рублей на человека, что свыше 92% минимальной потребительской корзины.

Карен Маркарян
ФОТО: из личного архива
Карен Маркарян

Второй контраргумент критиков, и самый важный, поскольку широко обсуждается в экспертной среде, связан со страхами, что из-за БД все цены якобы начнут расти, а ценность денег - падать, и просто создастся «новый ноль», поэтому назовём его «аргументом нового ноля». Но насколько обоснован страх инфляции?

Во-первых, БД вовсе не означает, что нужно печатать новые деньги. Опровергая «аргумент пустого кармана», я показал, что деньги для БД уже существуют и циркулируют в экономике. То есть это будут не новые деньги, а такие, которые перейдут из одного места в другое. Поэтому их стоимость не изменится, они всего лишь сменят хозяев.

Во-вторых, как показывает практика, даже серьёзное расширение денежной массы необязательно сказывается на ценах. К примеру, после того как в декабре 2008 года ФРС США приступила к политике количественного смягчения, скупив активы на сумму $4,5 трлн, инфляция в США не только не подскочила (к чему там стремились, дабы подстегнуть развитие и сократить безработицу), но даже снизилась с 2,72% в 2009 году до 1,36% в 2020-м.

Правда, в декабре прошлого года она выросла и составила 7%. Но это обусловлено открытием экономики после успешной кампании по вакцинации, ростом стоимости ресурсов и сбоями в цепочках поставок. К примеру, фабрики чипов во II квартале 2021 года использовали 95,6% своих мощностей, тогда как двумя годами раньше этот показатель равнялся 76,5%. Они хоть и рады возросшему спросу, однако нарастить производство не могут из-за трудоёмкого процесса. А количественное смягчение, то есть закачка в экономику триллионов долларов, не только не вызвало ожидаемую гиперинфляцию, но и не оказалось достаточно мощным для создания нужной инфляции.

Значит БД, даже если ради него напечатают деньги, не приведёт к инфляции, что подтверждается практикой ряда стран. К примеру, когда в 2011 году в Кувейте ввели частичный БД, все боялись инфляции, поскольку она там была высокой и так. А в результате инфляция снизилась до 4%. Та же картина наблюдалась и во время эксперимента с БД на Аляске.

Третий контраргумент скептиков основан на мифе, что бедные люди порочны, и поэтому назовём его «контраргументом дефицита совести». И действительно, в экспертной среде бытует мнение, что введение БД понизит и без того низкие стандарты нравственности и морали в обществе. Что якобы бедные люди являются таковыми из-за склонности к лени, нежелания работать и отсутствия самоорганизации. И что им противопоказана раздача денег, поскольку они не смогут ими грамотно распорядиться и потратят их на алкоголь, развлечения и прочую ерунду.

Но это расходится с итогами масштабного эксперимента с БД специалистов Принстонского университета, а также университетов в Беркли и в Сан-Диего, в ходе которого 10 500 семей в Кении в течение восьми месяцев получили по $1 000. БД не привёл к росту инфляции, и его получатели не стали транжирить полученные средства, а вложились в обучение детей или в запуск бизнеса. При этом БД стал полезен не только для получателей. Те, кому выдавали деньги, больше потратили на покупку вещей и услуг, за счет чего в их населенных пунктах возросли продажи. Каждый вложенный в БД доллар привел к росту местной экономики на 2,6 доллара.

Таким образом, БД не просто помогает отчасти восстановить социальную справедливость, но и стимулирует рост экономики. Разумеется, результаты исследования в Кении нельзя автоматически переносить на другие страны. Так, согласно расчетам, в США коэффициент отдачи от БД равен не 2,6, а 1,8. Но даже такие цифры должны способствовать его скорейшему внедрению в жизнь.

Четвёртый контраргумент моих оппонентов обусловлен страхом роста иждивенческих настроений, и поэтому назовём его «контраргументом дефицита труда». Лучшим ответом на эту фобию является швейцарский плебисцит на тему БД, который хоть и не одобрил закон по миграционной причине, но 96% его участников указали, что продолжат работать, даже если будут получать БД, поскольку, во-первых, дорожат привычным уровнем жизни и, во-вторых, стремятся к самореализации и нуждаются в уважении ближних, ведь и то и другое возможно лишь посредством труда.

Важно и то, что, получая БД, люди перестанут терпеть постылую работу и смогут искать ту, которая по душе. Даже если это рисование или танцы. Скептики вопрошают: «Кто будет мыть туалеты?» Думаю, этим скоро займутся роботы. С другой стороны, если мытьё туалетов принесёт работнику дополнительный заработок, то найдутся желающие и на такую работу. Причём возможно, что мытьё туалета в банке будет приносить больше денег, чем работа менеджера, и в этом нет ничего плохого. На рынке всё определяют спрос и предложение. Если не будет желающих мыть туалеты, значит, вырастет оплата за этот труд, отсюда появятся желающие. А президенту банка останется решить, платить адекватные деньги за эту услугу или заняться мытьём самому.

Итак, многие были бы рады заняться проектами, до которых не доходят руки из-за необходимости зарабатывать. Не секрет, что профессиональное выгорание угнетает. Мне, например, неинтересно продвигать свои идеи, и поэтому ими пользуется кто-то другой. Мне же достаточно самого факта, что у меня есть хорошая идея. А дальше начинается какая-то маркетинговая ерунда, которая меня не привлекает.

Словом, нужно приветствовать введение базового дохода и делать это не опасаясь инфляции, ибо практика - это критерий истины, тем паче что практика денежного расширения была осуществлена не где-нибудь, а в Европе, Японии и в США, и этим фактом не пренебречь.

Карен Маркарян, доктор экономических наук, директор НИИ глобальной экономики (Москва)

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11985 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить