Экономические перспективы Европы: туман рассеивается?

ЛОНДОН – В течение года, прошедшего с начала эскалации президентом США Дональдом Трампом торговой войны с Китаем, политиков и финансовые рынки крайне беспокоили возникшие угрозы для экономики обеих стран. Но реальная угроза этого конфликта для глобальной экономики связана с другими странами мира

ФОТО: Depositphotos.com/anizza

Вопреки всем ярким заголовкам о том, как торговая война провоцирует рецессию в США или даже некий коллапс в Китае и в соседних азиатских странах, последние данные экономической статистики показывают совершенно иную картину: показатели экономики США и Китая вполне приличны и соответствуют тенденциям, которые сформировались ещё до эскалации торговой войны. А главной жертвой стал невинный наблюдатель – Европа.

Такое неожиданное перераспределение ущерба можно наглядно увидеть в ежеквартальных пересмотрах экономических прогнозов Международного валютного фонда. Согласно последним данным, опубликованным в конце июля, МВФ прогнозирует в 2019 году рост мировой экономики на 3,2%, что ниже прогноза, сделанного МВФ в октябре 2018 (3,7%). Но причиной этого пересмотра в сторону снижения стали не США или Китай. Китайская экономика, как ожидается, вырастет на 6,2% –  те же самые темпы прогнозировались и год назад. А для США прогнозный показатель равен 2,6%, что даже на 0,1 процентный пункт выше, чем год назад. Прогнозы для Японии и других стран Азии тоже, по сути, остались неизменными. В результате, практически вся ответственность за замедление темпов роста мировой экономики ложится на Европу.

МВФ ожидает, что в этом году темпы роста экономики в еврозоне достигнут 1,3%, что на 0,6 процентных пунктов ниже, чем прогнозировалось год назад, а в Германии, согласно прогнозам, экономика вырастет лишь на 0,7%, хотя год назад здесь ожидался рост на 1,9%. Соответственно, если какой-то регион мира и столкнёт в ближайшее время мир в рецессию, то это будет Европа (и особенно Германия), а не США, Китай или Азия.

Есть три причины, почему европейская экономика пострадала в этом году намного больше, чем участники американо-китайского конфликта. Начать с того, что Европа крайне уязвима к побочному ущербу от торговой войны, потому что она в большей степени зависит от внешней торговли. На долю экспорта приходится 28% ВВП еврозоны, по сравнению со всего лишь 12% в США и 19% в Китае.

Кроме того, политическая реакция Европы на экономические шоки почти всегда неправильная. Когда США или Китай сталкиваются с шоком, который грозит снижением их темпов экономического роста, они обычно реагируют упреждающими и контрциклическими мерами, стимулирующими спрос. В ответ на торговую войну совет управляющих Федеральной резервной системы США почти сразу же пересмотрел курс своей монетарной политики и начал снижать процентные ставки. А Китай перешёл к экспансионистской монетарной, бюджетной и кредитной политике, чтобы гарантировать компенсацию снижения объемов экспорта и частных инвестиций за счёт потребления, строительства жилья и инфраструктурных расходов. В Европе же, напротив, политическая реакция на слабый спрос обычно оказывается процикличной: когда темпы роста экономики снижаются, европейские правительства вместо увеличения бюджетных расходов начинают повышать налоги и сокращать госрасходы, чтобы «поставить под контроль» размер дефицита бюджета. Тем временем финансовые регуляторы начинают ужесточать условия кредитования, заставляя банки наращивать свой капитал и повышать резервирование для рискованных кредитов.

В-третьих, по Европе ударили два внутриполитических шока, которые наносят даже больше ущерба, чем американо-китайская торговая война. Конфликт из-за бюджета, который разразился прошлым летом между Еврокомиссией и новым популистским правительством Италии, возродил опасения, что может произойти валютный и банковский коллапс, причём даже худший, чем кризис евро десятилетней давности. А в марте, как раз когда итальянские риски снизились, серьёзной угрозой внезапно стал выход Британии из ЕС без соглашения. Поскольку объёмы экспорта ЕС в Великобританию почти вдвое выше, чем в Китай, внезапный сбой в коммерческих связях с этой страной может нанести столько же ущерба, сколько и внезапный сбой в финансовом секторе, произошедший в 2008.

А теперь хорошие новости. Две их трёх перечисленных причин плохих экономических показателей Европы (ошибочная макроэкономическая политика и конфликт с Италией и Британией) находятся на пути к исчезновению. И хотя избыточная зависимость от глобальной торговли – особенно в Германии – сохраняется, уже возникает понимание, что слишком сильная зависимость Европы, по крайней мере, от экспорта, является структурной уязвимостью, а не признаком «конкурентоспособности» или фундаментального здоровья экономики.

Что же касается макроэкономики, то смягчение бюджетной политики сейчас начинает серьёзно обсуждаться почти во всех европейских странах, внутри нового состава Еврокомиссии, а также в Европейском центральном банке. Сопротивление любому значительному росту бюджетных расходов остаётся сильным в Германии, крупнейшей экономике еврозоны, однако это сопротивление, скорее всего, будет сломлено под совокупным давлением слабых темпов роста экономики, страхов перед популистскими партиями, требований увеличить зелёные инвестиции, а также всё более острой критики со стороны Еврокомиссии и ЕЦБ. Но даже если Германия будет придерживаться политики бюджетного сжатия ещё год или два, остальная Европа начнёт двигаться к снижению налогов и повышению государственных расходов по причинам, которые пока не очень широко осознаются: взаимовлияние монетарной и бюджетной политики.

Недавнее решение ЕЦБ возобновить действие программы количественного смягчения и сохранять отрицательные процентные ставки неопределённо долгое время гарантирует радикальный спад стоимости обслуживания долга для перегруженных долгами правительств, в том числе в Италии, Испании, Бельгии и Франции. Снижение процентных платежей даст этим правительствам больше бюджетного пространства для снижения налогов или повышения госрасходов. Это особенно касается Италии, где процентные расходы сейчас превышают 3,5% ВВП.

Смягчение бюджетной обстановки привело к прекращению конфликта между Италией и ЕС из-за бюджетных правил, который, как казалось буквально несколько месяцев назад, грозил развалом еврозоны. Между тем, решение Верховного суда Великобритании, отменившего приостановку работы парламента премьер-министром Борисом Джонсоном, фактически устранило риск Брексита без соглашения.

На фоне улучшения политического и макроэкономического климата Европа должна суметь преодолеть структурную проблему избыточного экспорта и избежать рецессии. Германии, возможно, повезёт меньше, потому что её нельзя будет излечить от пристрастия к экспорту, пока она не откажется от своей ошибочной политики консолидации бюджета. А до тех пор Германия будет выступать к непривычной для себя новой роли тормоза Европы.

Впрочем, для остального мира это, наверное, не имеет большого значения. Для глобальной экономики важно, чтобы Европа в целом демонстрировала сильные темпы роста экономики. И шансы такого развития события сейчас значительно выше, чем всего несколько месяцев назад.

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4937 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
8 декабря родились
Айнура Кунхожаева
исполнительный директор по финансовым и агентским услугам АО «Казпочта»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить