Что привело к дефициту тестов на COVID-19?

КЕМБРИДЖ – США являются самой богатой страной на планете, и здесь базируются 10 из 20 крупнейших в мире компаний медицинской диагностики. Тем не менее здесь не только больше умерших от COVID-19, чем в любой другой стране, но и сохраняется угроза дальнейшей эскалации пандемии. Причина проста: нет достаточного количества диагностических тестов

ФОТО: Depositphotos.com/lyatre

Во время вспышки заболевания много внимания привлекают лекарства и вакцины, что совершенно понятно. Но диагностика фактически является первой линией защиты от распространения инфекции, особенно в случае с такой болезнью, как Covid-19, которую могут передавать бессимптомные носители. Различия в развитии пандемии в США и Южной Корее показывают, что разницу между контролем над эпидемией и катастрофой может обеспечить именно тестирование.

В обеих странах вспышка Covid-19 начиналась по схожей траектории: количество подтверждённых случаев росло сравнимыми темпами. Но правительство Южной Корее быстро предприняло меры по созданию рынка для ускорения инноваций и удовлетворения спроса на тесты, увеличив свои пропускные возможности до 15 тыс. тестов в день, а также открыв мобильные центры тестирования, чтобы их проводить.

К 20 марта Южная Корея провела уже более 300 тыс. тестов на COVID-19 (то есть более 6 тыс. тестов на миллион жителей), хотя здесь нет ни одной из 20 крупнейших диагностических компаний мира. И уже через две недели после того, как в стране было зарегистрировано 100 подтверждённых случаев, ей удалось сгладить кривую: выявлялось очень мало новых случаев в день (или вообще ни одного).

Напротив, в США из-за запоздалых действий государства ответственность за удовлетворение возросшего спроса легла на рынки. К 20 марта в стране было проведено всего около 100 тыс. тестов, то есть примерно 300 тестов на миллион жителей. Количество новых случаев – и число умерших – продолжало расти.

Иными словами, в Южной Корее сработало быстрое вмешательство государства, в то время как в США не сработала невидимая рука рынка.

На глобальном уровне разработка методов диагностики уже давно отдана на откуп рынкам, многие из которых крайне специализированы. Но в то время как рынок диагностических услуг для важнейших инфекций и неинфекционных заболеваний (и даже для редких тропических болезней) существует, для пандемических заболеваний такого рынка нет.

Правительства, конечно, могут исправлять недостатки рынка, но обычно применяемые в этом случае механизмы всё равно требуют наличия спроса, а в случае с диагностикой пандемических заболеваний он не возникает до тех пор, пока не начинается вспышка. Кроме того, нельзя уверенно рассчитывать на то, что национальные правительства, скованные политическими и идеологическими ограничениями, будут создавать подобные рынки с такой же скоростью, с какой это сделала Южная Корея. Запоздалое создание рынка, следовательно, не может стать нашим путём вперёд.

Вместо этого национальным правительствам следует поддержать создание глобальной координирующей платформы для повышения антипандемической готовности. Такая платформа может стать лидером в привлечении и объединении капиталов, которые будут направляться на быструю разработку, производство и дистрибуцию средств диагностики пандемических болезней.

Схема подобной платформы уже существует. «Коалиция поддержки инноваций в антиэпидемической готовности» (CEPI) – это координирующий механизм, занятый содействием разработке вакцин и их клинической проверке, а также их масштабному производству и созданию необходимых запасов. Снижая уровень неопределённости и вероятность внезапных сбоев, CEPI делает рынки для вакцин более надёжными, доступными и динамичными.

CEPI опирается как на традиционное финансирование (крупные гранты правительств и фондов), так и инновационное (доходы от инструментов, подобных «Международному финансовому механизму содействия иммунизации», сокращённо IFFI). Когда происходит вспышка заболевания, CEPI применяет инструменты, позволяющие быстро масштабировать производство. К числу таких инструментов относятся «Авансовые рыночные обязательства» (AMC) и гарантии объёмов закупок, которые могут быть структурированы с помощью механизмов, подобных «Глобальному фонду инвестиций в здравоохранение»  (GHIF) и InnovFin, или с помощью обусловленных обязательств перед IFFI и «Глобальным альянсом по вакцинам и иммунизации» (GAVI).

Эту схему можно быстро воспроизвести в сфере диагностики. Всё, что нужно, – это специализированная структура: институт или инициатива, которая соединит исследования и разработки с доступом к рынку. Всё остальное может функционировать так же, как у CEPI: платформа получает финансирование от стран-членов, увеличивает финансовые возможности за счёт инвестиций в IFFI и масштабирует производство, используя при необходимости AMC или гарантии объёмов закупок.

Подобная структура может даже напрямую работать с CEPI. Партнёрство в сфере диагностики и вакцинации, построенное на общей платформе рыночного доступа и финансирования, позволило бы повысить эффективность и снизить транзакционные издержки. В ситуации, когда начинается пандемия, учёные могли бы создавать и тестировать вакцины, пока быстро и широко проводится диагностика, радикально ограничивая распространение инфекции.

Как показывает пандемия COVID-19, рынки, предоставленные сами себе, не будут заниматься срочным производством диагностических материалов, которые жизненно необходимы во время вспышки болезни. И она показывает, что подобный провал способен быстро привести к медицинской катастрофе, причём даже в развитой стране, обладающей ведущими диагностическими фирмами мира. Если не предпринять никаких действий для исправления этого провала и не обеспечить широкого доступа к тестам на COVID-19 (и к тестированию во время будущих вспышек заболеваний), можно будет лишь ужаснуться от мысли, что ждёт более бедные страны.

Сачин Сильва – докторант и научный сотрудник Школы здравоохранения им. Чана при Гарвардском университете, член рабочей группы G20 «Социальная сплочённость и государство»

Юрген Браунштейн – сотрудник Белферского центра науки и международных отношений при Гарвардском университете, член рабочей группы G20 «Социальная сплочённость и государство»

© Project Syndicate 1995-2020 

Все материалы по теме «Пандемия коронавируса» вы можете посмотреть по этой ссылке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5658 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
4 августа родились
Тимур Сатыбалдин
акционер Forbes Kazakhstan и радиостанции LuxFM Казахстан
Бекболат Орынбеков
первый заместитель акима Жамбылской области
Анатолий Попелюшко
председатель Союза товаропроизводителей пищевой и перерабатывающей промышленности
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить