Что мешает Казахстану добиться экономического успеха

На эту тему рассуждает глава исследовательского агентства DAMU Research Group Тимур Айсаутов

ФОТО: Depositphotos.com/YevgeniySam25

Ближайшие годы станут очень сложными для Казахстана. Сказываются мировой экономический кризис и последствия глобальной пандемии коронавируса, долгосрочное падение цен на углеводородное сырье, усиление торгово-экономического противостояния между США, Китаем, ЕС и Россией. Ситуация для Казахстана усугубляется тем, что прежняя рентная модель экономики полностью себя исчерпала. Если в ближайшие годы экономика не перейдет на более эффективную модель, страна рискует впасть в череду мощнейших социально-экономических и политических потрясений.

Несмотря на огромные бюджетные вливания и множество реализованных национальных стратегий и госпрограмм, значимых улучшений в экономике не наблюдается. Подобное положение дел, на наш взгляд, обусловлено наличием следующих фундаментальных упущений.

Тимур Айсаутов
Тимур Айсаутов

Во-первых, все предпринимаемые правительством Казахстана экономические стратегии не решают фундаментальной проблемы, заложенной в базисе экономики, а апеллируют лишь к её надстройке.

Правительство застряло на уровне вопросов, относящихся к надстройке, при этом осознанно или нет упускает из виду проблемы фундаментального характера, относящиеся к базису экономики.

С точки зрения экономической науки все обсуждаемые сегодня в правительстве в стратегических планах вопросы, такие как развитие банковского сектора и денежно-кредитная политика, диверсификация, индустриализация, сельское хозяйство, экспорт, а также многие другие вопросы, при всех их значимости, по мнению отцов - основателей политической экономии, вторичны по отношению к базису экономики и относятся лишь к категории элементов его надстройки.

К базису же относится фундаментальный вопрос, который лежит в основании любой экономики – характер взаимоотношений между государством и капиталом. Под этим подразумеваются прежде всего взаимные права и обязательства, а также механизмы их гарантирования и исполнения.

От того, насколько надежно выстроена система отношений между государством и капиталом, зависит дальнейший потенциал и успешность развития надстройки, т.е. в целом всей остальной экономики.

Кроме того, что немаловажно, конструктивные отношения между государством и капиталом способствуют развитию независимой и сильной судебной системы, а также предопределяют развитие гражданского общества.

За годы независимости в Казахстане так и не удалось сформировать здоровые и доверительные отношения между государством и национальным капиталом. По этой причине часть капитала покинула страну своего происхождения.

Во-вторых, методы и подходы управления экономикой в Казахстане, сформированные в соответствии с либеральными концепциями, на мой взгляд, показали свою несостоятельность.

С первых дней независимости руководство Казахстана без колебаний выбрало путь экономического либерализма и приверженности моделям развития западных стран. Однако за 29 лет страна так и не смогла диверсифицировать свою экономику и преодолеть сырьевую зависимость.

Правительство Казахстана до сегодняшнего дня все еще продолжает сохранять верность монетарным и неоклассическим подходам, которые в действительности ни одну из развивающихся стран не вывели в категорию развитых. Опыт единственной страны мира, которая в послевоенный период смогла войти в список развитых - Южной Кореи, также подтверждает вышеуказанный тезис, поскольку экономическая доктрина этой страны полностью противоречила либеральным представлениям западных экономистов.

Когда мы учимся у стран Запада подходам управления экономикой, необходимо понимать, что каждому историческому этапу развития экономик (Англии, Франции, США, Германии, Голландии и т.д.) соответствовала своя модель экономического развития.

Так, развитие всех без исключения стран Запада на первоначальном, доиндустриальном этапе накопления капитала основывалось на меркантилистской доктрине, подразумевающей экономический национализм и протекционизм.

Такие азиатские экономики, как Китай, Япония и Южная Корея, до наших дней придерживаются экономической политики, в основе которой лежат идеи меркантилизма – максимальное удержание национального капитала в пределах собственной экономики, ограничение импорта, субсидирование обработанного экспорта, фиксированные заниженные курсы национальных валют.

Накопление капитала в странах Запада характеризовалось тем, что западные монархии начали воспринимать независимый частный капитал и их владельцев не как конкурентов, а как партнеров государства, возлагая на них важнейшую функцию по индустриализации экономики и накоплению национального богатства внутри страны. Тут чрезвычайно важно понимать, что подобные отношения между государством и капиталом, при котором последний ставится на службу интересам национальной экономики, возможны только в рамках меркантилистской экономической модели, когда национальный капитал вынужден расти и развиваться только в пределах собственной экономики.

Либеральные концепции, призывающие к открытию рынков и свободному перетоку капиталов (классическая экономическая школа), появляются лишь в эпоху расцвета индустриализации западных стран, когда перед ними встает вопрос ограниченности внутренних рынков и необходимость завоевания новых, а популярность меркантилистских идей в менее развитых экономиках создает барьеры для их завоевания.

В целом принципиальным различием между двумя школами, либеральной (классической) и меркантилистской (протекционистской), является отношение к свободе передвижения капитала (национального богатства). Меркантилистская школа убеждена, что накопление национального богатства и развитие экономики возможно только при соблюдении двух ключевых условий:

  • первое - это максимальное ограничение и запрещение вывоза национального капитала, в какой бы это форме ни осуществлялось (ограничение импорта, запрещение вывоза инвестиционного, торгового, промышленного капитала);

  • и второе - это максимизация и стимулирование притока внешнего капитала в экономику (стимулирование экспорта, привлечение частных накоплений и т.д..).

Эти два условия настолько важны, что даже создание новой экономической ценности (это производство, добыча природных ресурсов, разработка инноваций/ноу-хау и т.д.) занимает лишь второстепенное и подчиненное положение (!). Сторонники протекционистской модели экономического развития вполне обоснованно считают, что скорость оттока капитала в развивающихся экономиках в условиях либеральной экономической политики всегда будет выше, чем скорость создания новой экономической ценности.

В-третьих, отечественный бизнес в рамках текущей либеральной экономической модели не только не способен, но и не заинтересован в решении задач индустриализации экономики.

На сегодня отечественный бизнес в своем большинстве представлен малыми и средними компаниями, в то время как крупный капитал представлен лишь в добывающих отраслях. Крупного капитала в обрабатывающих отраслях просто не существует.

Непредсказуемость государства в отношении крупного независимого капитала за годы независимости привело к тому, что капитал в Казахстане, достигнув определенного объема, всегда стремится покинуть пределы страны. И это не связано с поиском более высокой нормы прибыли за пределами страны, а продиктовано необходимостью защиты и сохранности капитала.

Это стало главной причиной ослабления некогда одной из самых успешных в СНГ и странах Восточной Европы банковской системы, а крупный промышленный капитал так и не сформировался. В этой ситуации государству ничего не остается, кроме как возлагать решение задач диверсификации и индустриализации на мелкий и средний бизнес, который не просто не способен к реализации крупных индустриальных проектов, но объективно в них не заинтересован, поскольку убежден, что гарантий защиты капитала в стране не существует.

В-четвертых, государственные органы и институты развития никогда не будут обладать достаточной компетенцией в вопросах индустриализации и развития экономики

Поскольку в приоритетных обрабатывающих отраслях экономики отсутствует крупный капитал, имеющий компетенцию и экспертизу мирового уровня, государство в лице профильных министерств и институтов вынуждено само, не обладая реальным рыночным и производственным опытом, разрабатывать отраслевые стратегии развития.

В странах Запада эту функцию всегда успешно брал на себя крупный отраслевой капитал, способный привлекать и растить необходимые кадры. Именно поэтому разработка и реализация отраслевых программ развития в развитых странах всегда эффективнее, потому что опирается на опыт и экспертизу крупного национального капитала.

В Казахстане же отсутствие доверительного отношения между государством и частным капиталом так и не позволило развиться крупным капиталам в перерабатывающих отраслях.

Соответственно, государство и его институты в рамках текущей экономической политики всегда и на системной основе будет разрабатывать слабые стратегии и принимать некомпетентные решения.

В-пятых, коррупция и неэффективное освоение бюджетных средств являются не причиной, а следствием текущей экономической политики.

Системная коррупция была распространенным явлением и в странах Запада (а также Японии и Южной Кореи). Однако там масштабы коррупции начали ослабевать после того, как были выстроен стратегический формат взаимоотношений между государством и крупным частным капиталом.

Соответственно, в Казахстане в рамках нынешней экономической модели системно решить проблему коррупции будет невозможно. При этом как бы много ни выделялось бюджетных средств на экономические стратегии и госпрограммы, часть их будет так же расхищаться и неэффективно осваиваться, пока не будет налажен доверительный и конструктивный формат отношений между государством и национальным капиталом.

В последние 15-20 лет в Казахстане все важные решения не только в отношении экономики, но и в отношении самого капитала принимались без учета мнения последнего. Более того, в какой-то период власть посчитала, что независимые и неаффилированные с ней крупные капиталы могут представлять для неё угрозу. Это стало точкой бифуркации, не только раскололо фундамент доверия между государством и капиталом, но и лишило национальную экономику дальнейших перспектив развития.

Сегодня в Казахстане система гарантирования безопасности крупного частного капитала сводится к неформальным личным отношениям и договоренностям и определяется конкретными лицами во власти. Подобное выстраивание базиса экономики абсолютно неприемлемо с точки зрения частного капитала и лишает национальную экономику долгосрочного потенциала развития, необходимого для формирования сложных отраслей.

Власть не поняла самого важного, что согласие на диалог с национальным независимым капиталом вовсе не означает разбалансировку системы госуправления, увеличение рисков дестабилизации общественно-политической ситуации и тем более потерю суверенитета. Наоборот, именно отказ от признания национального капитала как жизненно важного стратегического партнера лишает экономику и общество будущего, делает государство слабым и зависимым от внешних сил.

Фрагментарное решение любой экономической проблемы в отдельности, будь то развитие банковского или в целом финансового сектора, фондового рынка, диверсификация и индустриализация, экспорт, борьба с коррупцией, неэффективная бюджетная политика и т.д. - все это крайне малоперспективно в рамках нынешней экономической политики, поскольку все эти вопросы в основе своей имеют единые корни. Все динамические процессы в экономике всегда и неизбежно стремятся к своей базовой средней, заложенной в базисе экономики. Именно поэтому все эти и другие локальные проблемы необходимо решать у истока их формирования, в базисе, а именно в характере взаимоотношений между государством и национальным капиталом.

Тимур Айсаутов, директор исследовательского агентства DAMU Research Group

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10325 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
15 августа родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить