Бюджетная политика должна вернуться к базовым принципам

Недавние резкие повышения процентных ставок Федеральным резервом США и Европейским центральным банком позволяют сделать вывод, что монетарные власти намерены решительными мерами снизить темпы инфляции

ФОТО: pixabay.com

Но где же те толпы экономических комментаторов, которые годами утверждали, что бюджетная политика (обычно здесь подразумеваются расходы за счёт дефицита бюджета) должна играть намного более активную роль в управлении бизнес-циклами? Если действительно имеет смысл использовать как монетарную, так и бюджетную политику для борьбы с рутинными спадами экономики, почему тогда центробанки внезапно оказались в одиночестве, пытаясь организовать «мягкую посадку» при инфляции, достигшей наивысших значений за 40 лет?

До мирового финансового кризиса 2008 года существовал консенсус, что монетарная политика должна лидировать в управлении обычными бизнес-циклами. А бюджетная политика должна играть вспомогательную роль, за исключением таких событий, как войны и природные катастрофы, в том числе пандемии. Согласно этим рассуждениям, когда происходит системный финансовый кризис, монетарная политика может отреагировать немедленно, но затем должна быстро подключиться и бюджетная политика, которая со временем берёт на себя лидирующую роль. Налогообложение и государственные расходы крайне политизированы, однако экономически успешные страны способны справиться с этой проблемой в чрезвычайных ситуациях.

Между тем за последнее десятилетие приобрела популярность идея, что и в нормальные времена бюджетная политика должна играть доминирующую роль в макроэкономической стабилизации. Этот сдвиг произошёл под влиянием того факта, что процентные ставки центробанков наткнулись на нулевую границу. (Некоторые эксперты, и я в их числе, считают, что подобные аргументы игнорируют сравнительно простой и эффективный вариант снижения ставок ниже нуля, но я не буду сейчас углубляться в эту тему). Впрочем, нулевой границей эта идея далеко не ограничивается.

Это правда, что «деньги с вертолёта» и другие программы финансовых выплат оказались крайне эффективными на начальных этапах пандемии Covid-19, они помогли смягчить удар по населению и долгосрочные раны экономики. Но тут возникла проблема: ни одна страна, и уж точно ни одна крупная, политически расколотая страна, подобная США или Великобритании, в реальности так и не определилась, как именно нужно проводить технократическую бюджетную политику на постоянной основе, потому что в бюджетную политику неизбежно оказывается встроена политическая борьба.

У правительств есть мириады способов потратить деньги, и существуют мириады возможных критериев, чтобы решить, кто заслуживает поддержки, а кто должен оплачивать счета. Результаты политического торга и проблемы с реализацией означают, что всегда будет иметься некая неэффективность, и обычно она оказывается выше, когда выше расходы. Именно это произошло в США, где, начиная с конца 2020 года, политически мотивированная бюджетная политика привела к запоздалому появлению слишком сильных стимулов.

Можно признать определённую логику в решении сохранять монетарную и бюджетную политику в режиме полной экспансии, потому что она играла роль страховки от ухудшения ситуации с пандемией или от начала какого-либо нового кризиса (а он действительно случился, когда Россия напала на Украину). Тем не менее, сегодня приходится оплачивать издержки этого подхода в виде возросшего инфляционного давления и сокращения возможностей для реагирования на спровоцированные войной шоки на стороне предложения. Те, кто утверждал, что всплеск инфляции крайне маловероятен, явно прятали голову в песок.

Что же следует делать теперь, когда инфляция высока, а темпы роста заметно снизились? Во-первых, нужно действительно повышать процентные ставки, но центральные банки и Международный валютный фонд демонстрируют избыточную рьяность с темпами этого повышения. Далеко не очевидно, что выгоды от снижения инфляции до целевого уровня (скажем, к концу 2023 года) превысят значительный риск начала очередной глубокой рецессии, учитывая сохраняющиеся последствия недавней пандемии и не столь уж давнего финансового кризиса.

Во-вторых, в дискуссиях о бюджетной политике слишком долгое время доминировали «песни сирен», которые пели эксперты, обещавшие, что реальные процентные ставки никогда не повысятся, а расходы за счёт дефицита бюджета станут бесплатным сыром. Современная монетарная теория является экстремальным выражением этих взглядов, но она не так уж отличается от убеждённости некоторых ведущих экономистов в том, что госдолг можно значительно увеличить без каких-либо негативных последствий. 

Для правительств правильным способом перераспределения доходов на устойчивой основе (если в этом состоит цель) является повышение налогов на физических лиц с высокими доходами и увеличение выплат категориям населения с низкими доходами (а особенно с очень низкими доходами). Александрия Окасио-Кортес, член Конгресса от Демократической партии США, правильно поступила, надев яркое платье с надписью «обложить налогом богачей» на вечер Met Gala 2021, хотя она могла бы дополнить этот лозунг словами «и верхушку среднего класса».

Консерваторы должны признать, что повышение налогов на физических лиц с высокими или выше среднего доходами является не только справедливым, но и необходимым шагом для достижения социальной сплочённости. Да, экономическая эффективность и динамизм – это фундаментальные достоинства американской системы, это одна из основных причин, почему Запад до сих пор способен конкурировать с Китаем и Россией в ключевых сферах, например, в технологической. Но неадекватная система социальной защиты и неспособность обложить адекватными ставками налогов экономическую элиту грозят разрушить американскую модель изнутри.

Бюджетная политика должна вернуться к фундаментальным принципам, она нуждается в рекалибровке. Старый аргумент, что масштабные кейнсианские бюджетные стимулы могут стать ответом на любые экономические шоки, продемонстрировал свою несостоятельность. И тем не менее, в настоящий момент, если мы хотим избежать глубокой рецессии, коррекция макроэкономической политики должна проводиться постепенно.

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8182 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить