Афганистан и мировая экономика: назад в семидесятые?

После катастрофического ухода США из Афганистана параллелей между 2020-ми и 1970-ми годами становится всё больше

ФОТО: © Depositphotos/FranzGustincich

КЕМБРИДЖ (США) – Но будет ли из-за этого намного более вероятным устойчивый период высокой инфляции? Вплоть до недавнего времени я бы сказал, что шансы такого развития событий явно малы. Однако сейчас я уже не так уверен, особенно если посмотреть вперёд на несколько лет.

Многие экономисты обычно рассматривают инфляцию как чисто технократическую проблему, а большинство руководителей центральных банков хотели бы в это верить. В реальности же истоки упорной инфляции в основном кроются в проблемах политической экономии, и здесь имеется длинный список сходств между 1970-ми и сегодняшним днём, что не может не настораживать.

Внутри США после периода, когда президент страны бросал вызов институциональным нормам (Ричард Никсон был таким президентом в 1970-х годах), в должность вступает крайне порядочный человек (тогда это был Джимми Картер). А за рубежом Америка потерпела унизительное поражение от намного более слабого, но намного более решительно настроенного соперника (в 1970-х это был Северный Вьетнам, а сегодня – «Талибан» (запрещен в Казахстане).

Что касается экономического фронта, то мировая экономика страдает от затянувшегося замедления темпов роста производительности. По данным авторитетной книги об инновациях и экономическом росте, написанной экономистом из Северо-Западного университета Робертом Гордоном («Взлёт и падение темпов роста экономики США»), 1970-е стали поворотным моментом в американской экономической истории из-за резкого замедления темпов значимых экономических инноваций. А сегодня, даже если учесть, что, рассуждая о производительности, пессимисты значительно недооценивают феноменальные достижения, которые принесёт новое поколение биотехнологий и искусственного интеллекта, существует обширный корпус научных работ, свидетельствующих, что темпы роста производительности в XXI веке замедлились, а теперь ещё и пандемия явно нанесла по ним очередной тяжёлый удар.

В 1970-х годах мировая экономика пострадала от мощного шока на стороне предложения, когда страны Ближнего Востока сильно повысили цену на нефть, которую они продавали остальному миру. А сегодня протекционизм и постепенный отказ от глобальных производственных цепочек создаёт негативный шок на стороне предложения со столь же серьёзными последствиями.

Наконец, в конце 1960-х и в 1970-х годах резкое увеличение государственных расходов не сопровождалось повышением налогов на зажиточных людей. Увеличение расходов отчасти объяснялось программами «Великое общество» президента США Линдона Джонсона в 1960-х годах, а позднее – ростом расходов на Вьетнамскую войну. Сначала Джонсон, а затем и Никсон не хотели повышать налоги для оплаты этих расходов, опасаясь потерять политическую поддержку. А в наши годы сначала Трамп снизил налоги, потом была предоставлена связанная с пандемией чрезвычайная помощь, а теперь появились прогрессистские планы по расширению системы социальной защиты, и всё это сильно ударило по федеральному бюджету. Планы профинансировать эти расходы путём повышения налогов только на богатых, скорее всего, не оправдают надежд.

Да, действительно, несмотря на все отмеченные сходства, сегодня существуют независимые центральные банки, которая стоят как бастионы на пути инфляции; они готовы повысить процентные ставки, если инфляционное давление покажется им вырывающимся из-под контроля. А в 1970-х годах лишь в горстке стран были независимые центральные банки. В случае же США центробанк не действовал независимо, усиливая инфляцию гигантской монетарной экспансией. Сегодня сравнительно независимые центробанки являются нормой в большинстве стран мира. Кроме того, верно замечание, что нынешние сверхнизкие глобальные процентные ставки дают правительствам богатых стран намного больше пространства для увеличения бюджетного дефицита, чем в 1970-е годы.

С другой стороны, задача обеспечения стареющего населения стала намного более трудной за прошедшие пятьдесят лет (по крайней мере, в развитых странах и Китае). Можно утверждать, что недофинансирование государственных пенсионных программ в количественном выражении являются намного более крупной угрозой для платёжеспособности государственного бюджета, чем долги. Одновременно по всему миру громко раздаются общественные требования увеличить госрасходы и социальную помощь, поскольку во многих странах борьба с неравенством становится политически более актуальной задачей, чем повышение темпов экономического роста. Изменение климата и другие экологические угрозы почти несомненно усилят давление на бюджет и замедлят рост экономики.

Поскольку госдолг резко вырос, политически центробанкам будет неизбежно намного труднее повышать номинальные процентные ставки, если глобальные реальные ставки начнут разворачиваться вверх. Высокий уровень долга уже является причиной, по которой некоторые центробанки будут колебаться с повышением процентных ставок, если и когда начнётся постпандемическая нормализация. За время пандемии резко вырос и частный долг, что, наверное, является даже более серьёзной проблемой. Массовые дефолты негосударственных заёмщиков со временем могут оказать огромное воздействие на бюджет, поскольку снизятся налоговые сборы и вырастут чистые издержки системы социальной защиты.

Впрочем, чтобы не быть излишне пессимистичными, давайте вспомним, что за 1970-ми последовали 1980-е и 1990-е, большое оживление роста экономики в развитых странах, хотя он и не был настолько инклюзивным, насколько этого хотелось бы властям. Однако опять же 2030-е годы ещё очень далеко.

Сегодняшние экономические проблемы несомненно решаемы, и нет никаких причин, почему инфляция должна резко подскочить. Нынешние руководители ведущих центробанков, например, Джей Пауэлл из ФРС США и Кристин Лагард из Европейского центрального банка, сильно отличаются от Артура Бёрнса, уступчивого председателя ФРС в 1970-е годы. У обоих имеются прекрасные сотрудники, которые их поддерживают. Тем не менее все центробанки находятся под постоянным давлением, и им трудно в одиночестве и бесконечно отстаивать свою позицию, особенно в ситуации, когда политики слабеют и приходят в отчаяние.

Унизительный разгром Америки в Афганистане – это большой шаг на пути к воссозданию того идеального шторма, который привёл к замедлению экономического роста и очень высокой инфляции в 1970-е годы. Несколько недель назад небольшая инфляция казалась решаемой проблемой. Сегодня риски и ставки стали уже выше.

© Project Syndicate 1995-2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3840 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить