$1,9 трлн помощи: не попадёт ли Америка в ловушку стимулов?

НЬЮ-ЙОРК – Пока Конгресс рассматривал предложенный президентом США Джо Байденом пакет экономических стимулов на сумму $1,9 трлн, бывший министр финансов Лоуренс Саммерс (демократ) и многие республиканцы доказывали, что это неумеренно большой план. Но, наверное, есть более важный вопрос: а не попала ли Америка в «ловушку стимулов», и, если попала, то как из неё выбраться

ФОТО: Depositphotos.com/yacobchuk1

Предложенный Байденом план спасения стал третьей за год попыткой федерального правительства помочь экономике США восстановиться после вызванной пандемией рецессии. Два предыдущих пакета стимулов привели к тому, что цены на активы (особенно цены на акции и жильё) стали расти намного быстрее зарплат. А поскольку богатым принадлежит намного больше активов, чем бедным (как в абсолютных цифрах, так и виде доли в их доходах), уже и так серьёзное неравенство в размерах богатства в Америке, скорее всего, ещё сильнее увеличится.

Рост неравенства спровоцирует требования решить эту проблему, в том числе путём повышения налоговых ставок, законодательно установленных минимальных зарплат, щедрости программ социальных пособий. Предложение повысить федеральную минимальную зарплату в два с лишним раза – с $7,25 в час до $15 в час – в течение четырёх лет, даже если и не станет частью нынешнего пакета стимулов, скорее всего, получит больше поддержки в обществе и Конгрессе, как только общество осознает факт растущего разрыва в уровне богатства.

Повышение минимальной зарплаты – это инструмент помощи бедным. Но хотя закон может обязать работодателей платить работникам, по крайней мере, минимальную зарплату, он не может заставить их нанимать людей или открывать новый бизнес в отраслях с низкими зарплатами. Минимальная федеральная зарплата в размере $15, скорее всего, приведёт к тому, что темпы создания рабочих мест окажутся ниже, чем они могли бы быть в ином случае, особенно в отраслях, где используется низкоквалифицированный труд. После этого многие начнут ссылаться на слабый рынок труда и экономику как повод для нового раунда монетарных и бюджетных мер стимулирования.

Естественно, что такие дополнительные экспансионистские меры поднимут новую волну роста цен на активы, опережающего темпы роста усреднённых зарплат, что ещё сильнее увеличит разрыв в размерах богатства. Это приведёт к призывам ещё больше повысить налоги, минимальные зарплаты и социальные пособия, что опять ослабит темпы рост инвестиций и создания рабочих мест, оправдывая продолжение политики стимулирования экономики. Иными словами, США могут застрять в ловушке стимулов.

Такой сценарий не является неизбежным. Но чтобы его избежать, потребуются три дополнительные реформы, сопровождающие любые экономические стимулы.

Во-первых, Америке нужно модернизировать систему образования и улучшить профессиональные навыки рабочей силы, с тем чтобы большее число работников могли находить рабочие места с более высокой оплатой. Целью должно стать сокращение случаев совпадения рабочих мест в торгуемых секторах экономики с рабочими местами низкооплачиваемых китайских и мексиканских работников и ещё хуже оплачиваемых работников в Индии и Вьетнаме.

Сделав это, Америка сможет эффективно конкурировать со странами, где зарплаты низки, на долгосрочной основе. Впрочем, для начала власти должны понять, что размеры американской рабочей силы с низкой квалификацией тоже велики, а нынешняя система образования в Америке – от детских садов до вузов – не позволяет добиться успеха детям из домохозяйств с доходами низкого и ниже среднего уровней. Кроме того, было бы полезно повысить качество программ переквалификации для уже существующей рабочей силы.

Во-вторых, власти должны стремиться повысить гибкость рынка труда, одновременно поддерживая приличный уровень жизни для всех американцев. И здесь мы могли бы поучиться у датской модели «flexicurity», которая предоставляет работодателям гибкость в вопросах найма, увольнения и коррекции зарплат в зависимости от меняющихся рыночных условий, но при этом обеспечивает уволенным работникам щедрую социальную защиту, с тем чтобы они могли сохранять удовлетворительный уровень доходов.

В этой системе гибкие и надёжные условиях трудовых контрактов стимулируют предпринимателей создавать фирмы и рабочие места. Всесторонние программы обучения в течение все жизни дают работникам шанс и стимулы совершенствовать свои профессиональные навыки. А система социальной защиты обеспечивает адекватную поддержку доходов на время переходного периода в трудовой деятельности.

В хорошо продуманной системе flexicurity повышение минимальной зарплаты должно согласовываться с общим приростом производительности и иммиграционной политикой. Повышение минимальной зарплаты, превосходящее прирост производительности, приведёт к возникновению двухуровневого рынка труда: некоторые удачливые низкоквалифицированные работники сохранят свои рабочие места, а многие другие не смогут найти работу с законодательно установленной зарплатой.

Кроме того, введение высокой минимальной зарплаты при одновременном смягчении иммиграционной политики может привести к притоку низкоквалифицированных работников-иммигрантов. Если они найдут работу на сером рынке, предлагая свои услуги за меньшую сумму, чем размер легальной минимальной зарплаты, тогда отечественные низкоквалифицированные работники окажутся в ещё более трудном положении.

Здесь надо пояснить, что я не предлагаю отменить иммиграцию или повышение зарплат. Я лишь хочу подчеркнуть, что рост зарплат, рост производительности и иммиграционную политику надо рассматривать одновременно как разные кусочки одного общего пазла.

Третий приоритет – поощрять американские домохозяйства с доходами среднего и ниже среднего уровня больше сберегать, а для этого надо повышать их финансовую грамотность и упрощать для них доступ к недорогим инструментам управления деньгами. Сегодня американские домохозяйства сберегают в среднем около 12-14% своих доходов, что намного меньше аналогичных цифр в Германии, Японии или Китае.

Проблема в том, что американцы в нижней части пирамиды распределения доходов (40% с наименьшими доходами) в принципе почти ничего сберегают, а это значит, что их отставание в уровне сравнительного богатства увеличивается всё сильнее каждый раз, когда цены на активы начинают расти быстрее зарплат. Скептикам, которые считают, что домохозяйства с низкими доходами зарабатывают недостаточно для того, чтобы начать сберегать, стоит почитать исследование, показавшее, что они могут и хотят это делать, когда приобретают правильные знания и инструменты. Если бы Америка сберегала больше, она могла бы больше инвестировать, дав возможность экономике расти немного быстрей. А это помогло бы сократить зависимость от пакетов стимулирования в будущем.

© Project Syndicate 1995-2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4529 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
4 августа родились
Тимур Сатыбалдин
акционер Forbes Kazakhstan и радиостанции LuxFM Казахстан
Бекболат Орынбеков
депутат сената парламента РК
Анатолий Попелюшко
председатель Союза товаропроизводителей пищевой и перерабатывающей промышленности
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить