Почему мир заблуждается по поводу солидарности в еврозоне

Начиная с 2010 года, было принято множество мер для защиты еврозоны от кризисов. Помимо ужесточения бюджетных правил и запуска банковского союза сейчас предпринимаются новые действия с целью укрепить Европейский стабилизационный механизм (ЕСМ), который призван стать опорой Единого фонда санации банков (SRF)

Фото: Виктор Бурдин

На недавнем заседании Еврогруппы министры финансов еврозоны договорились о реформах, которые позволят фундаментально «здоровым» странам еврозоны получить доступ к «непредвиденным» кредитным линиям ЕСМ в случае, если они будут соответствовать определённым условиям. Кроме того, к 2022 году во все контракты на выпуск суверенных облигаций будут внесены пункты о коллективных действиях.

Поскольку политики пока ещё дискутируют о том, надо ли создавать бюджет еврозоны и систему страхования вкладов, нам следует задуматься о том, что могут означать для будущего те реформы, которые уже проведены на сегодня. Вопрос в следующем: хотим ли мы валютного союза, в котором страны-члены несут индивидуальную ответственность за свою политику, или же такого союза, который опирается на принцип солидарности и дополняется объединением рисков и финансовыми трансфертами.

В соответствии с принципом солидарности в Евросоюзе, реформы сконцентрированы на расширении мер защиты и поддержки, включая единый бюджет, совместные системы страхования вкладов и страхования от безработицы и так далее. Идея такова: чем больше рисков объединяется, тем более стабильной становится еврозона. Однако это заблуждение. На практике увеличение количества новых защитных мер значительно повысило степень «морального риска» и создало извращённые стимулы как для правительств, так и для участников рынка.

Согласно логике новейших реформ в еврозоне, принцип «тот, кто принимает на себя риск, должен нести за него ответственность» заменяется принципом совместной ответственности, что подразумевает необходимость финансовых трансфертов беспрецедентных масштабов в случае кризиса. Нынешняя ситуация в Италии должна послужить предупреждением для всех, кто защищает идею объединения рисков. Ситуация усугубляется тем, что из-за исключительной концентрации внимания на принципе солидарности остаются нерешёнными реальные проблемы еврозоны. В числе этих проблем высокий уровень государственной и частной задолженности, слабость институтов, зарегулированность рынков, а также всё ещё незавершённая коррекция балансов корпораций и банков.

Аргументы в пользу расширения мер солидарности неубедительны. Либо инструменты объединения рисков не нужны, либо они могут применяться лишь в таких ситуациях, в которых они будут подрывать стабильность еврозоны. Зачем, например, «здоровым» странам еврозоны вдруг понадобятся «непредвиденные кредитные линии»? Возможно, у них есть скрытые слабости?

Столь же сомнительны обоснования идеи единого бюджета еврозоны. Является ли его целью стабилизация валютного союза в случае шоков? Или же осуществление инвестиций? Или же создание финансовых стимулов для проведения внутренних экономических реформ?

Что касается первого вопроса, то за 20-летнюю историю еврозоны большинство шоков в ней были ассиметричными, ударяя, прежде всего, по тем странам, которые проводили безответственную политику. За исключением кризиса 2008 года шоки в еврозоне были, как правило, небольшими и исходили изнутри, а это значит, что надлежащий ответ должен принять форму внутренних мер по созданию более надёжных бюджетных буферов.

Если же цель заключается в предоставлении ресурсов для инвестиций, то эту роль уже выполняют бюджет Евросоюза, «план Юнкера» и Европейский инвестиционный банк. Проблема Европы не в недостатке финансовых ресурсов, а, скорее, в отсутствии подходящих проектов и ограниченных возможностях внутри стран еврозоны.

Наконец, идея, что единый бюджет будет вознаграждать за проведение внутренних экономических реформ, предполагает, что подобные реформы создают сильную финансовую нагрузку в краткосрочной перспективе. Но у этой идеи нет достаточных эмпирических доказательств. В любом случае следует сравнить издержки непроведения необходимых реформ с издержками их проведения, чтобы стало совершенно понятно, что структурные реформы отвечают собственным интересам конкретных стран.

Создание системы страхования вкладов в еврозоне в настоящее время является столь же неразумным, учитывая масштабы просроченных кредитов во многих странах-членах. Первоочередная необходимость заключается в сокращении существующих рисков на банковских балансах. Что же касается будущих рисков, то с предпочтительным отношением регуляторов к облигациям правительств следует покончить. Суверенные долги должны учитываться как обычные ценные бумаги (equity backing), а объёмы эмиссии государственных ценных бумаг должны быть ограничены определённым потолком.

Вместо создания бесконечных новых защитных механизмов настало время заняться реальными слабостями еврозоны. Кризис суверенных долгов начался со слабости бюджетных позиций и сомнений в посильности бремени государственных долгов; всё это сочеталось со структурным дефицитом, который привёл к потере конкурентоспособности. Тем самым критически важным остаётся проведение экономических реформ. Если риски, возникающие из-за высокого уровня госдолга, не будут систематически снижаться, тогда страны еврозоны окажутся под серьёзным ударом, когда начнётся следующий кризис.

Кроме того, бюджетные правила надо сделать более прозрачными и авторитетными, а их соблюдение гарантировать автоматическими санкциями против такого поведения, которое демонстрирует отсутствие солидарности. Вместо «структурного дефицита» акцент следует сделать на более простом правиле расходов, которое меньше зависит от экономических циклов. Независимому и авторитетному Европейскому бюджетному агентству следует поручить мониторинг бюджетов, а также контроль за соблюдением правил. Крайне политизированная Еврокомиссия не подходит под эти требования.

Еврозоне также необходим кодекс финансовой несостоятельности, который позволил бы восстановить доверие к положениям Лиссабонского договора о запрете на предоставление финансовой помощи. И, конечно, без дальнейших отлагательств следует разорвать связь между правительствами и банками.

В свете этой повестки последние реформаторские усилия являются шагом в неправильном направлении. Коллективная ответственность во имя солидарности быстро превратится в улицу с односторонним движением для тех правительств, которые проводят неразумную экономическую политику и хотят избежать ответственности за это. Учитывая высокий уровень госдолга в еврозоне, коллективная ответственность создаст огромные финансовые риски.

В еврозоне сейчас тестируются пределы политики солидарности. Увеличение количества защитных мер не просто мешает смягчению рисков, оно в реальности стимулирует государства принимать на себя ещё больше рисков. В случае кризиса станет очевидной неспособность правительств взять на себя это коллективное бремя, причём с крайне серьёзными последствиями для устойчивости государственных финансов, а также финансовой и монетарной стабильности еврозоны.

Надо ли говорить, что весь смысл этих реформ в том, чтобы не допустить подобного сценария. Для укрепления Экономического и валютного союза Европы политика объединения рисков должно уступить место политике сокращения рисков.

Юрген Старк, бывший член правления ЕЦБ, бывший заместитель управляющего Бундесбанка

© Project Syndicate 1995-2018 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3432 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 августа родились
Сагидулла Макашев
генеральный директор АО «АстанаГаз КМГ»
Балтабек Куандыков
президент компании «Меридиан Петролеум», глава Казахстанского общества нефтяников-геологов
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить