Язык до Рима и Парижа доведет

Наряду с классическим («овощ на пляже»), историческим, гастрономическим, деловым и медицинским набирает популярность новый вид туризма – лингвистический

Фото: Benh LIEU SONG

Стихийные набеги на иностранные языки во время заграничных поездок я делал давно. Причем кроме традиционных «здравствуйте – спасибо – до свиданья» неизменно заучивал счет – от нуля до тысячи. Странная метаморфоза: если дома шопинг для меня – пытка, то за рубежом открывалась «базарная чакра», хлебом не корми – дай поторговаться, еще и на наречии продавца. Закрывая ладонью протянутый калькулятор, я сыпал цифрами на путунхуа на «русской» барахолке Ябаолу в Пекине, на тайском – в магазинах на Walking Street в Паттайе, на арабском – в каирских бутиках. И тем создавал немалый профицит семейного бюджета.

Когда мотивируют братья Гракхи

В позапрошлом году мне дважды представилась возможность поставить дикий лингвистический туризм на цивилизованную основу.

В 2006 году я познакомился с российским синхронным переводчиком Дмитрием Петровым, говорящим на более чем полусотне языков. Он создал – даже скорее «вынянчил» на базе своего безмерного опыта и познаний – психолингвистическую методику изучения иностранных языков, которая снимает у человека застарелые блоки и страхи и позволяет ему, при наличии мощной мотивации, заговорить на чужой мове в течение четырех дней, за 16 академических часов. Позже мы с Петровым описали эту методику в книге «Магия слова. Диалог о языке и языках», которая начиная с 2010 года выдержала три издания в московском издательстве «ПРОЗАиК».
Дмитрий активно апостольствует по миру (в том числе в Казахстане), преподавая и проповедуя свой метод.

Немало курсов он провел под крылом московского лектория «Прямая речь», который основали Татьяна Булыгина и Светлана Большакова. И вот пару лет назад этим энтузиасткам и Петрову пришла простая гениальная идея: а разве не логично погружаться в язык на его родине? Так в составе группы из 25 студентов я отправился в language trip – сначала в мае в Рим, затем в октябре в Париж.

В период подготовки совместной книжки Петров уже преподал мне курс итальянского прямо на дому. Тогда для эффективности обучения я воссоздавал апеннинскую атмосферу искусственно: включал музыку Вивальди и песни Челентано, развешивал на стенах репродукции мастеров Кватроченто, подавал к столу моцареллу и пасту, которые запивались кьянти и граппой.

В итальянской и французской столицах нужды в этих декорациях не было. Вышел из «школы» – и вот она, реальная атмосфера: живая речь кругом, древняя архитектура, запахи, цвета, песни уличных музыкантов. Иди в магазины, музеи, рестораны – и практикуйся, применяй то, чему научил тебя сегодня маэстро. Обязывал и мотивировал даже тот факт, что в Риме уроки шли в отеле «Леонардо да Винчи» на улице братьев Гракхов, а в Париже – в доме старой герцогини на Риволи, в двух шагах от Лувра.

Фото из архива пресс-службы

Je parle français за €1500

Немного о деньгах. В этих лингвистических турах «Прямая речь» принципиально решила не работать как турагентство. То есть клиенты сами хлопотали о визах, бронировали отели и авиабилеты, а лекторию платили только за курс – четыре дня по четыре урока. Стоимость только занятий в Риме была €1 тыс. с человека. Вроде бы кусается, но учтите расходы: гонорар преподавателю, аренда помещения для уроков, кофе-чай-бутерброды на переменах, перелет и проживание самих организаторов. В конце курса я спросил Булыгину и Большакову, бьется ли бюджет. Из их уклончивых ответов понял, что они вышли по нулям. Но – «у этого проекта большие перспективы».

В Париже «Прямая речь» подняла цену курса в 1,5 раза – до €1500. И тут я столкнулся с парадоксом. На римских уроках активничала примерно четверть аудитории. В итоге к последнему дню более или менее складно изъяснялись на итальянском шесть-семь человек из 25. Петров считает такой процент обычным хорошим результатом. (Отмечу в скобках, что «молчуны» денег назад не требовали: удовольствие получили все.)

А вот в Париже на французском заговорила практически вся группа. Нахожу такое объяснение: €1500 за четыре дня – деньги серьезные, поэтому слушатели были сильнее мотивированы и подготовлены. Чтобы, так сказать, отбить инвестиции в самих себя наверняка.

Фото: Вадим Борейко

Изучаешь иностранный язык – повышаешь качество жизни

Кстати, о мотивации я много расспрашивал «птенцов гнезда Петрова». Вот что мне говорили в Риме.
Марина Павлова, директор гостиницы (Москва): «Моя личная мотивация – выучить самый красивый и мелодичный язык на этой земле. Это еще и тренировка моей памяти, моего развития. Мы не знаем, сколько нам отведено, но хотелось бы прожить это время качественно. А все, что качественно, то интересно. Ничуть не жалею о потраченных деньгах и на следующий, продвинутый курс итальянского обязательно поеду».

Наталья Шадрунова, психолог (Санкт-Петербург): «Два-три раза в год я приезжаю в Италию, чтобы написать работу о папских портретах, читаю и пишу по-итальянски. Самым главным препятствием был для меня устный языковой барьер, который мешал говорить (большинство моих знакомых в этой стране – русские). И его нужно было преодолеть. Не могу сказать, что это удалось стопроцентно. Но важный шаг сделан. Петров помог мне поверить в себя и свои возможности. Инвестиции не пропали зря. Любой рубль, вложенный в то, что тебе интересно и тебя развивает, даром никогда не пропадет. Если бы курсы были дороже на 50%, я бы поехала не задумываясь».

В Париже примерно половину группы составляли предприниматели, наладившие деловые контакты с французскими коллегами. Если ты говоришь или хотя бы пытаешься говорить на языке партнера, это несомненный плюс для твоего бизнеса. У некоторых была конкретная цель овладеть наречием галлов – как у пожилой женщины, которая представляет в России и Казахстане интересы французской группы компаний по защите ее авторских прав.

Встречались и любопытные житейские мотивации. Елена замужем за французом и живет в Эльзасе уже шесть лет, mais elle ne parle toujours pas français. Он бы и сдался ей сто лет: супруг владеет шестью языками, включая русский. Но вот свекровь… «Поставишь неправильный артикль – она может несколько дней не разговаривать», – сетовала Лена.

У другой Елены – дом в Барселоне. «Во-первых, в Каталонии французский более востребован, чем даже испанский, – рассказывает она. – А во-вторых, у нас соседи французы, мы дружим, и мне хотелось бы говорить на их языке».

Записалась на курс и русская парижанка, которой никак не удавалось разблокировать накопленный запас французской лексики. Встретил я в Париже и двух женщин, знакомых по римским урокам итальянского. У них, судя по всему, чисто спортивный интерес – ездить за Петровым по миру, как за футбольным клубом, по ходу приобретая новые знания. Сам я хоть и через пень-колоду, но заговорил на итальянском и французском в первый же день.

Меня, кстати, зацепили слова Марины Павловой: изучение иностранных языков как повышение качества жизни. Я незамедлительно сообщил эту мысль Петрову, и он торжественно включил ее в классический ряд мотиваций: выживание, бизнес, любовь.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6501 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить