«Наконец-то появился коронавирус». Как изменился Казахстан за год

К чему привыкли, чему научились и от чего отказались жители страны

ФОТО: pixabay.com

На вечер 9 марта 2021 в Казахстане зарегистрировано 219325 человек с положительным тестом на Covid-19 и 49577 — с признаками коронавируса, но с «минусовым» ПЦР. Всего 268902 человека — с таким счетом Казахстан подошел к годовщине появления новой коронавирусной инфекции, вызванной вирусом SARS-Cov-2. Даже сегодня в описании болезни нет никакой определенности: может протекать легко, тяжело и вовсе бессимптомно; вызывает воспаление легких, но при этом не бронхи забиваются мокротой, а сосуды — тромбами; чаще убивает пожилых и тучных, но даже молодые и спортивные не могут оправиться месяцами. А год назад коронавирус в Казахстане ассоциировался с шутками про летучую мышь, объявлениями «Масок нет» на дверях аптек и взлетом курса доллара. И самой большой проблемой казалось не трогать лицо руками.

У вас есть 72 часа

Десятого марта прошлого года на тот момент главный санитарный врач Жандарбек Бекшин произнес ставшую крылатой фразу: «Где-то с 11-16-го (марта) у нас может всё же наконец-то появиться коронавирус в стране». Прогноз реализовался 13 марта, когда было официально объявлено, что самолетом из Германии в Алматы прибыли двое зараженных. «Казахстанцам не стоит очень сильно переживать», - успокаивал сограждан министр здравоохранения Елжан Биртанов. Увы, еще как стоило.

То, как действовали власти, в том числе чиновники от медицины, в первое время, сложно назвать продуманной реакцией.

Помните блокирование сначала домов и целых жилищных комплексов, а потом отдельных подъездов при обнаружении в одной из квартир зараженных? Жильцы были вынуждены по две недели не выходить наружу, а продукты и лекарства им носили волонтеры. «Мы были как под домашним арестом, - вспоминает жительница одного из карантинных подъездов. - Вот эта разница между «не хочешь выйти из дома» и «не можешь выйти из дома» запомнилась больше всего. Ещё то, сколько я всего переделала по дому за те две недели — с тех пор за год столько не сделала. И помощь волонтеров — им огромное спасибо!»

Простые граждане, правду сказать, тоже отреагировали на коронавирус не особо адекватно - паникой и давкой в торговых центрах за крупой и туалетной бумагой. В некоторых населенных пунктах люди протестовали против открытия отделений для контактных, а в других — заваривали двери подъездов, взятых «на карантин».

С субботы, 14 марта 2020, закрылись школы и колледжи, были отменены все массовые мероприятия — включая политсовет «Нур Отана»; затем перестали летать самолеты (кроме репатриационных и грузовых рейсов), а 16 марта в стране было введено чрезвычайное положение. На тот момент в Казахстане было всего 10 зараженных: 8 — в Алматы и 2 - в Нур-Султане. Через 3 дня, 19 марта, обе столицы ушли на карантин — по периметру городов были выставлены блокпосты, почти все организации, кроме жизненно необходимых, закрыты. «Хочу обратиться к жителям Алматинской области: у вас есть 72 часа, чтобы покинуть город. Алматинцы должны находиться в полной изоляции. 22 марта все блокпосты закроются», - эти слова замакима Алматы Ерлана Кожагапанова были из тех, которые никто не хочет услышать на своем веку.

Хотя счет заболевших пока шел на десятки, с 28 марта в Алматы и Нур-Султане жителям запретили вообще выходить из домов — только за продуктами и в аптеку. В столице госпитализировали полторы тысячи контактных — от 30 до 50 на каждого зараженного. При этом как лечить — толком не знали, в назначениях препаратов для больных царил разнобой от фуфломицинов до противораковых лекарств.

Апрельское уныние на вымерших улицах надолго останется в памяти горожан (хотя алматинцы будут помнить и неповторимо чистый воздух). А ещё — бесчисленные попытки подать заявку на пособие в 42500; отмену весеннего призыва в армию и пугающую мобилизацию запасников; дезинфекцию подъездов в «скафандрах»; дистанционку в учебе, приводящую к нервным срывам у родителей, и работу на удаленке; доставку еды из магазинов и рынков; запрет командировок, отпусков на море и даже купания в ближайшем водоеме.

«В целом, если посмотреть на трехмесячный период (март, апрель, май), мы надеемся, что количество инфицированных в Казахстане не превысит 3,5 тыс., - жестоко ошибся тогдашний глава Минздрава Елжан Биртанов. - Исходя из этого, мы рассчитываем силы и средства». Седьмого мая в Казахстане уже было более 4,5 тыс. зараженных, к концу месяца — почти 11 тыс.

Катастрофа

По соцсетям в те дни гуляла грустная шутка: «Если долго сидеть в самоизоляции, можно увидеть, как мимо тебя проплывает труп национальной экономики». С первого мая карантин начали ослаблять: людям разрешили выходить на улицы, постепенно открывали магазины и салоны красоты, кафе и рестораны.

В июне стало понятно, что инфекция вышла из-под контроля. Один за одним обнаруживались очаги коронавируса с сотнями инфицированных: Центральная горбольница Алматы, месторождение Тенгиз... За июнь и июль число зарегистрированных случаев выросло почти в 10 раз, с 11 тыс. до почти 100 тыс. Заболевали министры акимы, депутаты, миллионеры и знаменитости, но на второй локдаун власти не решились — ограничились карантином выходного дня.

К середине июня закончились тесты, средства защиты, аппараты ИВЛ и места в больницах. В Алматы в госпитали превратили крытые стадионы. Начался дефицит лекарств. Скорая помощь не справлялась с вызовами. Были отменены все плановые госпитализации. Неразбериха с подсчетом заболевших пневмонией с отрицательным ПЦР окончательно лишила Минздрав доверия у населения. Только за июль таких пациентов было 63,5 тыс. - они так и не вошли в официальную статистику. Соцсети превратились в подобие синодиков. В некоторых региональных газетах пришлось отряжать сотрудника для написания некрологов. 13 июля был объявлен общенациональным днем траура по жертвам пандемии.

Давай вернемся к прежней жизни

Пик заболеваемости коронавирусом пройден — объявили медики 3 августа. Тогда в Казахстане ежедневно от инфекции умирали 55 человек, заболевали — около 1000. В конце августа это цифра снизилась до 110, в начале октября ковид официально подтверждался всего у 60-65 человек в сутки. Новый подъем начался в ноябре: от 800 до 1000 случаев ежесуточно; в январе число зараженных достигало 1,6 тыс., в феврале — 2,4 тыс., но в среднем последние три месяца новые случаи удерживаются в промежутке 500-800. Из почти 270 тыс. зараженных 247 тыс. человек на данный момент считаются выздоровевшими. Умерло 3465 человек.

Казахстанцы (в подавляющем большинстве) привыкли носить маски. Начали ценить местные природные красоты. Почти забыли, как ходить в кино или петь в караоке. Научились работать из дома, носить пижамы круглосуточно и заменять детям почти всех учителей. Быстро заходить в зум и отключать там звук всем участникам. Обходиться без обновок и путешествий. Понимать, что написано в постановления санврачей, лучше самих авторов. Разбираться, чем «Спутник V» отличается от вакцины «Пфайзер» и какой из них лучше чипироваться.

Многие из нас переболели коронавирусом, многие страдают от последствий ковида. Но, как сказала медиатренер Ольга Каплина, «последствия могут быть положительными: хочется изменений в жизни. Очень хочется жить».

С 1 февраля в Казахстане началась вакцинация от коронавируса. Это единственный способ предотвратить новые вспышки и новые смерти. Если все пойдет по плану, к концу года будет вакцинировано 6 млн человек и страна сможет вернуться к нормальной жизни.

Все материалы по теме «Коронавирус и Казахстан» вы можете посмотреть по этой ссылке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10897 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
17 мая родились
Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан
Игорь Рогов
заместитель исполнительного директора Фонда Первого Президента Республики Казахстан
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить