Угроза референдума: не дать политикам возможности уклоняться от ответственности

Предвидя гарантированное поражение, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй отложила голосование в парламенте по вопросу о заключённом ею в ноябре соглашении с ЕС о выходе страны из этого союза. В результате возрастает поддержка идеи проведения «народного голосования», то есть второго референдума о брексите. Но действительно ли референдум является правильным механизмом для решения таких политических вопросов, которые избранные народом представители не способны или не хотят решать?

Фото: pixabay.com

Референдумы дают народу право голоса. В этом их привлекательность в периоды, когда люди недовольны и разочарованы в политическом истеблишменте. Однако проведение референдума без специальных правил становится не более чем приглашением выплеснуть коллективно всё это недовольство. В этом их отличие от общенационального политического решения. В последнем случае тщательно взвешиваются интересы каждого. И такая работа не является – и не может быть – задачей для всех граждан.

В каких-то вопросах хорошее для одного человека может быть очень плохим для остальных, а то, что в целом плохо для группы людей, может оказаться совершенно ужасным для её отдельных представителей. У большинства людей нет времени, заинтересованности, знаний, необходимого доступа, а также желания углубляться в обсуждение одного вопроса за другим ради того, чтобы их лучше понять. Однако это именно то, что требуется для принятия решений от имени всего общества.

Именно в этом весь смысл – raison d’être – представительной демократии. Избиратели возлагают на политиков задачу изучения информации (с максимальным использованием возможностей государственных служащих, а также данных и аналитики) и взвешивания альтернативных вариантов с точки зрения долгосрочной и более широкой перспективы.

Политики должны затем вынести сделанные ими выводы на форум (в парламент), который призван представлять различные интересы в виде конкурирующих политических партий, групп и отдельных депутатов. Политики несут ответственность за свои решения перед избирателями, их работу контролируют остальные избранные народом представители (в форме парламентского надзора), а также независимые СМИ.

Опасность в том, что политики могут использовать референдумы, чтобы избежать ответственности за трудные решения. Например, недавно вступивший в должность президента Мексики Андрес Мануэль Лопес Обрадор ещё до прихода к власти активно пользовался «неформальными» референдумами по таким вопросам, как отмена проекта строительства нового аэропорта Мехико (он уже построен на 30%) или поддержка предложенных им десяти основных социальных и инфраструктурных программ.

Каким же образом государство может гарантировать, чтобы вынесение государственных вопросов на прямое народное голосование не снизило качество принимаемых решений в представительной демократии?

Разумеется, правительства могут просто не проводить референдумы. Это вариант Бельгии, Малайзии и Индонезии (в этой стране плебисциты активно использовались в период усиления авторитарного правления в 1985-1999 годах). Но если государство всё же хочет иметь опцию с референдумами, тогда ему следует утвердить формальные правила, которые помогут гарантировать, чтобы политики не могли использовать их с целью уклониться от трудных решений. Прежде всего, следует ограничить поводы для их проведения (например, только для одобрения поправок в конституцию), установить минимальный порог явки и обязательность одобрения квалифицированным большинством.

Например, в Австралии референдумы могут объявляться только в строго определённых обстоятельствах, а вопрос считается одобренным лишь в случае, если «за» проголосовало большинство людей в большинстве штатов (а не просто большинство жителей страны). Подобные ограничения следует ввести и в Великобритании, где на референдумах решение должно одобряться не просто общим большинством голосов, но и большинством голосов в Англии, Уэльсе, Шотландии и Северной Ирландии по отдельности.

Другой способ избежать подводных камней референдумов – сделать их решения необязательными. В Финляндии и Норвегии разрешены референдумы только на таких основаниях, а у австралийских политиков есть возможность объявлять плебисциты с необязательными к исполнению решениями.

Эта норма обеспечивает другое важнейшее качество эффективного референдума – гарантию, что финальное решение принимается политиками. Например, в Швейцарии референдум может проводиться для получения представления о предпочтениях общества, но именно политики несут ответственность за выработку решений, которые наилучшим образом служит национальным интересам.

Так произошло с референдумом, состоявшимся в феврале 2014, когда большинство швейцарских избирателей и кантонов заявили о том, что предпочли бы ограничить иммиграцию с помощью квот. Простое введение таких квот нарушило бы условия членства Швейцарии в общем рынке ЕС. Именно поэтому в 2016 правительство предложило собственное решение, приняв закон, который разрешает работодателям отдавать предпочтение швейцарцам при приёме на работу (не ограничивая при этом свободный въезд в Швейцарию работников из ЕС).

Проводя референдумы, политики должны также нести ответственность за контекст, в котором народ принимает своё решение. Они должны гарантировать, чтобы задаваемый вопрос был тщательно сформулирован; чтобы имелось достаточно времени на раздумья, а также информация хорошего качества. В Швейцарии существует давняя традиция проведения долгих обсуждений и консультаций на местах, что привело к появлению медлительной, но крайне продуманной формы принятия решений. Если вы пригласите людей на референдум без такой подготовки, вы получите их мгновенную реакцию. Однажды в древних Афинах, где родилась демократия, после первого дня дебатов граждане проголосовали за казнь всего мужского населения Митилены в качестве наказания за восстание против имперского контроля Афин. На следующий день граждане остыли и проголосовали за помилование.

В Великобритании значение терминов «брексит», «выход без соглашения», «сохранение членства в ЕС» сейчас очень сильно перегружено; агитаторы за каждый из вариантов используют технологии прайминга, чтобы склонить избирателей к поддержке именно своей точки зрения. Одним из способов борьбы с таким праймингом (и это доказывают данные опросов) могло бы стать предложение избирателям задуматься сначала о том, что они реально знают на данную тему, и в частности, что они понимают под этими ключевыми терминами. Кроме того, политики, которые выступают за выбор между этими тремя вариантами, должны знать об «эффекте компромисса», когда люди склонны просто выбрать средний вариант, вместо тщательного обдумывания каждого из них.

В своей истории Великобритания лишь трижды проводила общенациональные референдумы: первый в 1975 по вопросу о членстве в Европейском экономическом сообществе, второй в 2011 по вопросу о введении альтернативной системы голосования на выборах; и в 2016 референдум о брексите. А сейчас страна, возможно, решится провести новое голосование, причём с очень серьёзными последствиями.

Поскольку референдумы становятся более частыми, государствам требуются особые правила, гарантирующие, чтобы политики ими не злоупотребляли. Это означает, что итоги референдумов должны быть необязательными, по крайней мере в большинстве случаев. Это означает, что всем избирателям должно быть предоставлено время, информация и возможность для реального обдумывания выносимых вопросов. И это означает, что они не должны давать политикам (или их советникам) возможность уклоняться от ответственности. Они были избраны, чтобы проводить политику, отстаивающую национальные интересы. И они должны нести на себе эту ответственность.

© Project Syndicate 1995-2018 

Возвращайтесь к нам через 18 минут, к публикации готовится материал «Посол КНР в РК: Китай будет открывать доступ к своему рынку»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5910 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
16 июля родились
Булат Закиров
управляющий директор АО «КазТрансОйл» по активам
Бакытжан Кажиев
Председатель правления АО "KEGOC"
Питер Фостер
Президент авиакомпании "Эйр Астана"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить