Тегеран-XXI

Сосед Казахстана по акватории Каспийского моря при ближайшем рассмотрении оказывается вовсе не таким устрашающим, каковым его преподносит западный мир

фото: Андрей Лунин

Идея посетить условно соседний нам Иран появилась несколько лет назад. Будучи знакомым со многими иранскими альпинистами, которые регулярно приезжают покорять семитысячники Средней Азии, в том числе самую высокую вершину Казахстана – пик Хан-Тенгри (7010 м), и ориентируясь на их простые рассказы на плохом английском о своей стране, я задумался о восхождении на вулкан Демавенд (5670 м) – самый высокий в Азии. Но попасть в Иран удалось только в начале июля этого года.

Мои путешествия по миру никогда не ориентированы исключительно на восхождения. В первую очередь интересуют люди с их историей, культурой, обычаями. Потому что горы без людей хоть и красивы, но скучны. А стран без народа, их населяющего, вообще не бывает. 

Прямых авиарейсов из Казахстана в Иран еще не открыли, а лететь с пересадкой не очень удобно. Поэтому я еще в прошлом году придумал проект «3 страны 3 вулкана», подразумевающий покорение трех самых высоких вулканов в трех государствах Кавказского региона за одну поездку. Однако добраться до Ирана тогда не смог, совершив восхождения на легендарные Казбек в Грузии и Арарат в Турции. В этом же году решил кроме Турции и Ирана посетить Армению. Но в этот раз повествование пойдет о преемнике Древний Персии.

В поисках ковчега

Как из Баку, так и из Тбилиси, куда есть прямые авиарейсы из Алматы, в Тегеран ходят комфортабельные пассажирские автобусы. Поскольку мне нужно после Ирана попасть в Армению, вариант через столицу Азербайджана меня не устраивает – из-за сложных политических взаимоотношений между двумя странами и придирчивого отношения к наличию в паспорте штампов друг друга. Так что прилетаю в прекрасный Тбилиси и через 10 часов оказываюсь у подножия библейской вершины – вулкана Арарат. Совершаю в третий раз восхождение и опять Ноева ковчега там не обнаруживаю.

Арарат расположен практически на границе Турции и Ирана. Существует всего два наземных пограничных перехода между соседями. Сидя в придорожной гостинице на подступах к вулкану, наблюдаешь непрерывную вереницу грузовых автомобилей, следующих в обе стороны. Такое количество транспорта не препятствует пересечению границы обычными туристами. Немногие иранские пограничники владеют английским, но всегда найдется местный «помогайка». Вместе со мной без каких-либо трудностей границу пересекает группа велосипедистов из Франции.

Стоит заранее, в приграничном турецком городе Догубаязит, поменять немного наличных на реалы, чтобы расплатиться ими за такси до первого иранского города Маку, откуда идут автобусы в Тегеран. В местной валюте легко запутаться, на купюрах присутствуют как персидские цифры, так и арабские. С последними тоже далеко не все понятно. Большое количество нулей пугает, цены зачастую указываются в туманах (это эквивалент реалов, но без одного нуля в конце). 

Междугородные автобусы дешевы и при этом комфортабельны. Дороги в Иране платные и отличного качества. Так что расстояние от Маку до Тегерана пролетаешь за ночь. Знакомство со страной начинается сразу после пересечения границы у населенного пункта Базарган. Мгновенно появляется «помогайка»-курд, прекрасно владеющий английским, организует такси до Маку. Уже там, на автостанции, помогает купить билет до Тегерана, при этом взяв с меня только оговоренную заранее сумму. 

Ностальгия по монархии

В автовокзальном кафе, несмотря на наступивший Рамазан, путешественникам легко можно поесть нехитрой иранской еды. В основном это кебабы, рис, лаваш и мааст (традиционный йогурт). За приемом пищи разговорились с персом, который знает про Астану и хвалит нашего президента. Я в знак вежливости тоже хвалю Хомейни, на что собеседник машет руками и кривит лицо – такую реакцию в последующем встречаю не раз. Как оказалось, немало иранцев тоскуют по временам правления последнего шаха Мохаммеда Реза Пехлеви и мечтают, чтобы правление Исламской Республики поскорее прекратилось.

При Пехлеви усилилась вестернизация Ирана, были сделаны шаги в сторону равноправия женщин, что вызвало возмущение народных масс и мусульманского шиитского духовенства. Сам шах пытался порвать со многими исламскими традициями, даже ввел ненадолго летосчисление не от хиджры, а от начала династии Ахеменидов (вскоре, однако, он был вынужден отменить это непопулярное новшество). В 1973 году в Иране был установлен авторитарный однопартийный режим, всем гражданам было велено принадлежать к правящей партии, а прочие общественные объединения были запрещены, была учреждена также тайная полиция.

Исламская революция 1979 года свергла шаха, который покинул страну. 35-й шахиншах (царь царей) умер в изгнании, в Каире, через год. На волне неприятия реформ пос­ледних шахов к власти пришли исламские фундаменталисты во главе с аятоллой Хомейни (аятолла – высший духовный титул в шиитском исламе). Хомейни благодаря своей деятельности до и во время Исламской революции стал фактическим правителем страны, вплоть до своей смерти в 1989 году.

Будучи кумиром революционно настроенной молодежи во всем мире начала 80-х годов, имея абсолютную власть в стране, Хомейни по большому счету сделал не очень много для того, чтобы простой народ Ирана стал жить лучше, чем при правлении шаха. За видимым равноправием для бедных и богатых, духовенства и простого народа остались все те же проблемы с коррупцией, которая и поныне мешает нормальному экономическому развитию страны. В результате «культурной революции» Иран потерял большинство своей интеллигенции. Предписанные Конституцией права женщин перестали соблюдаться. Война с Ираком, длившаяся почти девять лет, унесла жизни миллионов иранцев.

Байконур как тюркская столица

Маку – это пограничный город в провинции Западный Азербайджан. Жители центра этого горного района – тюркоязычные, но большинство обитателей окраин составляют курды. С представителями азербайджанской диаспоры удается немного пообщаться на приемлемом английском. Архитектор Али оказывается ярым пантюркистом, долго восхваляет Казахстан и его народ. Призывает под флагом Байконура объединить весь тюркский мир, поскольку «такого космодрома, как Байконур, нет больше нигде».

фото: Андрей Лунин

Маку построен в узкой долине реки Зангмар на высоте 1600 м над уровнем моря. Наличие гигантских каменных скал над городом придает ему особый облик. Маку любому приезжему при первом же взгляде напоминает своим видом военные замки древних времен. В XIV веке персидский географ Хамдулла Мостауфи так описал город в своей книге «Незхат аль-Колуб»: «Маку – это замок в каменном ущелье. Селение, расстилающееся у стен замка. На него до самого полудня бросает тень гора». Под этим огромным скальным карнизом ныне расположены развалины замка одного из азербайджанских правителей. Но меня, как альпиниста, привлекли не они, а непосредственно сам карниз, на котором просматривался ряд серьезных скалолазных маршрутов.

Маку прославился как место зарождения одной из наиболее молодых религий – Бахаи. Ее основал в середине XIX века сосланный сюда и проживший здесь до конца своих дней человек по имени Баб.

Иранский Алматы

Если Маку выглядит довольно провинциальным, то уже на подъезде к Тегерану понимаешь, насколько это огромный мегаполис – один из самых крупных городов Азии, с населением почти 14 млн человек. На выходе с автовокзала Азади попадаешь в огромную и на первый взгляд хаотичную толпу – в основном же она следует в метро и из метро. Потому что в летние месяцы там более или менее прохладно. На дорогах также впечатление полнейшего хаоса, и даже при наличии пешеходного перехода страшно сделать первый шаг на проезжую часть. Но потом привыкаешь и начинаешь все с большей уверенностью двигаться в потоке машин. Главное – не совершать резких движений. Если у вас немного багажа, то лучше ехать в метро, сеть которого довольно разветвлена, так что попасть можно практически в любой конец города. Но учтите, что мужчины и женщины используют для проезда разные вагоны. Если же багажа много, то можно воспользоваться такси, но при этом легко застрять в загазованной пробке. По ощущениям, все старые развалюхи со всего мира свозят в Иран доживать свой век. Тегеранские такси, по алматинским меркам, весьма доступны. Рядом с автовокзалом на одноименной площади находится башня Азади, символ города.

Тегеран расположен на севере страны, у подножия горного хребта Эльбурс, в 90 км к югу от побережья Каспийского моря. Город растянулся на 40–50 км с запада на восток вдоль склона. Северные районы (Шемиран) находятся на высоте до 2000 м над уровнем моря, а южные пригороды (Рей, Султанабад) вплотную подходят к территории каменис­той пустыни Кавир. Тегеран расположен на той же широте, что и Северная Сахара, но при этом два месяца в году здесь лежит снег. Город во многом похож на Алматы, а пересечение двух самых больших проспектов очень напоминает на вид пересечение улицы Фурманова и проспекта Аль-Фараби, с видом на Кок-Тобе и телевышку.

фото: Андрей Лунин

В Тегеране огромное количество музеев, посещение которых не только спасает от жары, но и значительно расширяет кругозор. Самый знаменитый – Археологический. Музей Абгине посвящен горшкам и керамике. В Музее Реа Аббаси хранятся образцы живописи и каллиграфии. При Музее Расам находится школа коврового искусства, здесь собраны уникальные ковры. В Национальном музее хранятся археологические находки доисламского Ирана. В городе также имеются Антропологический музей, Музей исламского искусства, Музей стекла и керамики с драгоценными изделиями из хрусталя, перламутра, золота и лазурита. Особенно выделяется Музей шахских драгоценностей Центрального банка Ирана, в котором хранятся короны Пехлеви.

Половина мира

Я не задерживаюсь в Тегеране надолго, поскольку хочу как можно быстрее забраться на самый высокий вулкан Азии Демавенд. Покорить его приезжает довольно много желающих из-за рубежа. Туристам всегда рады, с единственным исключением для англичан и американцев. Их просто не пускают в страну. Величественную шапку вулкана в ясную погоду можно разглядеть из Тегерана, но, чтобы доехать по горным дорогам до его подножия, нужно потратить полтора часа. Изображение Демавенда и его склонов, усыпанных огромными красными маками, довольно часто встречается в интернете, являясь визитной карточкой Ирана наравне с портретом Хомейни. Прямо у кратера есть действующая фумарола, выбрасывающая тонны серы, поэтому восхождение на Демавенд считается довольно опасным. Но мне везет – ветер уносит серные выбросы в противоположную сторону.

После успешного восхождения, проведя одну ночь в душном Тегеране, я отправляюсь в один из самых посещаемых туристами городов Ирана – древний Исфахан, известный в первую очередь своим рынком и огромным количеством мечетей и дворцов, которые входят в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Говорят: «Исфахан – это не просто город в Иране. Это половина мира!»

фото: Андрей Лунин

Расположенный в 340 км к югу от Тегерана, на берегу реки Заянде, Исфахан – третий по величине город страны (после столицы и Мешхеда), с населением около 1,5 млн человек. Сегодня это динамично развивающийся мегаполис, здесь производят ковры, текстиль, сталь и предметы ручных ремесел. В Исфахане имеется экспериментальный ядерный реактор и инфраструктура для производства ядерного топлива. Сталелитейный завод – один из крупнейших в регионе, построенный в 60–70 годах при поддержке СССР. В городе действует международный аэропорт и вскоре откроется первая линия метро (как и Алматинское метро, это долгострой).

Золотым для Исфахана стал XVI век, при шахе Аббасе I Великом (1587–1629), который сделал город столицей династии Сефевидов. Во время его правления были созданы парки, библиотеки и мечети, изумлявшие европейцев. Это был один из крупнейших городов мира, с населением около 600 тыс. жителей, 163 мечетями, 48 медресе, 1801 лавкой и 263 общественными банями. Но в 1722 году Исфахан после долгой осады захватили афганцы, вследствие чего большая часть города превратилась в руины. Это, а также открытие более дешевых морских путей для торговли стало причиной постепенного упадка. Исфахан снова стал развиваться при последнем шахиншахе Пехлеви. Стали реставрироваться археологические памятники, среди которых самыми известными сегодня являются площадь Имама (вторая по размеру в мире, уступающая только Центральной площади Харькова), мечеть Имама с удивительной красоты мозаиками на стенах, сводах и минаретах, мост Шахрестан и собор Ванк в историческом армянском квартале.

В результате «культурной революции» Иран потерял большинство своей интеллигенции

Отдельным пунктом посещения стоит выбрать древний базар. Для большинства туристов Исфахан известен расписной посудой, коврами и сладостями. Поскольку чаепитие здесь является важной частью техники продаж, в любом магазине вам будут настойчиво предлагать попробовать черный чай с «пулаки» (разновидность сахара в виде тонких пластинок). Я не торгуюсь за товары, а лишь пью чай и разговариваю, поэтому цены, которые я узнал, наверняка завышены. Чтобы купить дорогую вещь, не обязательно брать с собой наличные – в большинстве торговых точек вы сможете рассчитаться международной пластиковой картой, несмотря на постоянно обсуждаемое ужесточение экономических санкций против Ирана.

фото: Андрей Лунин

Но в первую очередь Иран запоминается своими открытыми людьми. На площади Имама, возле мечети я знакомлюсь с мамой Симой и дочкой Мириам, которые, несмотря на всю строгость и черноту в одеяниях, улыбчивы, общительны и аккуратно приобнимают меня, когда мы вместе фотографируемся. А перед отъездом из Исфахана мне встречается один почтенный перс, который спрашивает, не иностранец ли я? Манера заводить разговор у иранцев довольно неординарна. После того как незнакомец узнает, кто я такой, он просит меня рассказывать на моей родине, что все без исключения иранцы – очень миролюбивый народ. Подтверждаю!

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3315 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 августа родились
Динара Кулибаева
№3 в рейтинге «50 богатейших людей Казахстана – 2019», совладелица АО «Холдинговая группа «АЛМЭКС», глава и владелец Национального фонда образования имени Н.Назарбаева, член совета директоров АО «КазУМОиМЯ» и председатель СД АО КБТУ
Александр Белович
создатель и глава строительной корпорации «Базис-А»
Александр Андрющенко
председатель совета Ассоциации предпринимателей морского транспорта РК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить