Экс-советник Буша: США выглядят не просто больной страной, но ещё и разорённой

САН-ДИЕГО – Чтобы компенсировать спровоцированную пандемией «Великую остановку», ФРС и конгресс США направили шокирующие суммы на стимулирование, опасаясь, что в противном случае экономика рухнет до уровня «суповых кухонь» 1930-х годов. В 2020 году дефицит федерального бюджета составит примерно 18% ВВП, а соотношение долга к ВВП вскоре преодолеет отметку 100%. Такие цифры не наблюдались с тех времён, когда Гарри Трумэн отправил «Б-29» бомбить Японию, чтобы покончить со Второй мировой войной

ФОТО: Shutterstock/Adam Melnyk

Если предположить, что в дальнейшем Америка победит Covid-19 и не превратится в антиутопию из фильма «Терминатор», тогда как она сумеет уклонится от надвигающихся бюджетных проблем и национального банкротства? Для ответа на эти вопросы нам стоит задуматься над уроками Второй мировой войны, которая не привела к банкротству США, хотя уровень госдолга страны вырос до 119% ВВП. Во время вьетнамской войны в 1960-х этот коэффициент находился уже на уровне чуть выше 40%.

Вторая мировая война финансировалась примерно на 40% за счёт налогов и на 60% за счёт заимствований. Покупатели долговых обязательств получали крайне низкую доходность: Федеральный резерв удерживал проценты по годовым казначейским облигациям на уровне около 0,375% (в мирное время доминировали ставки в размере 2-4%). Десятилетние бумаги приносили всего 2%, хотя сейчас это выглядит высоким уровнем.

Большинство облигаций США имели номинал $25 или меньше, а покупали их главным образом американские граждане из чувства патриотического долга. В этом участвовали и сотрудники ФРС, устраивая конкурсы, какой отдел купит больше облигаций. В апреле 1943 сотрудники Федерального резервного банка Нью-Йорка скупили бумаги на сумму более $87 тыс., после чего им рассказали, что благодаря их инвестициям армия смогла приобрести 105-миллиметровую гаубицу и один истребитель «Мустанг».

Но в сторону патриотизм. Многие американцы покупали облигации казначейства просто потому, что никаких других хороших вариантов вложений у них не было. Вплоть до начала дерегулирования в 1980-е годы федеральное законодательство запрещало банкам предлагать высокие ставки вкладчикам. Мысль же об обмене долларов на более доходные иностранные активы выглядела просто смехотворной, и подобные действия могли привести к дверям вашего дома сотрудников ФБР Эдгара Гувера.

Хотя фондовые рынки США были открыты для инвесторов (после 1942 года индекс Dow Jones Industrial Average неуклонно рос), у брокеров были высокие комиссии, и лишь около 2% американских семей владели акциями. Инвестиции в фондовый рынок казались более подходящими для богачей с Парк-авеню или же для тех, кто страдал амнезией и забыл о крахе 1929 года. Напротив, сегодня большинство американских домохозяйств владеют ценными бумагами.

В любом случае сбережения американских домохозяйств во время Второй мировой войны росли – и в основном хранились в облигациях. Однако у этих казначейских бумаг с портретом бывшего президента со строгим взглядом была ничтожная доходность и отдалённые сроки погашения. Как же тогда была решена проблема колоссального военного долга? Стоит особо отметить три фактора.

Во-первых, экономика США быстро росла. С конца 1940-х до конца 1950-х годовые темпы роста американской экономики составляли в среднем около 3,75%, что приносило казначейству огромные доходы. Кроме того, американские производители сталкивались с очень незначительной зарубежной конкуренцией. Британские, немецкие и японские заводы превратились в руины во время войны, а примитивные литейные заводы Китая были весьма далеки от производства автомобилей и бытовых приборов.

Во-вторых, после войны начала расти инфляция, потому что правительство отменило контроль за ценами. С марта 1946 по март 1947 года цены подскочили на 20%, поскольку они вновь начали отражать реальные издержки ведения бизнеса. Гособлигации приносили намного меньший доход, чем 76%, а именно на столько выросли цены в период с 1941 по 1951 годы, поэтому в реальном выражении стоимость государственных долговых обязательств резко снизилась.

В-третьих, Америке оказалось выгодно, что ставки заимствований были зафиксированы на длительный срок. В 1947 году средний срок погашения долговых обязательств страны превышал десять лет – это вдвое выше сегодняшнего показателя. Благодаря этим трём факторам долг США сократился примерно до 50% ВВП уже к концу правления администрации Дуайта Эйзенхауэра в 1961 году.

Итак, какой из всего можно сделать вывод для наших дней? Прежде всего, казначейство США должно дать завтрашним детям передышку, начав выпускать 50-летние и 100-летние облигации и зафиксировав тем самым нынешние мизерные ставки на всю жизнь.

Кто-то может возразить, что через 50 или 100 лет никакого правительства может вообще не быть, но стоит напомнить, что многие корпорации успешно размещают подобные долгосрочные облигации. Когда в 1993 году компания Disney выпустила 100-летние облигации «Спящая красавица», рынок просто расхватал их. Такой же приём он устроил компании Norfolk Southern, когда в 2010 году она выпустила 100-летние облигации (только представьте себе – инвесторы покупали вековые облигации железной дороги). Столетние долговые обязательства выпустили также Coca-Cola, IBM, Ford и десятки других компаний.

Хотя многие образовательные учреждения пострадали от пандемии, Пенсильванский университет, Университет штата Огайо и Йельский университет также разместили 100-летние облигации. В 2010 году покупатели расхватали 100-летние облигации Мексики, несмотря на долгую историю девальваций в этой стране, начиная с 1827 года. А недавно эмиссию 100-летних облигаций провели Ирландия, Австрия и Бельгия.

Да, конечно, удлинения сроков погашения будет недостаточно для решения долговой проблемы; Америка отчаянно нуждается в реформе пенсионных программ. Впрочем, это дискуссия для другого раза.

Итак, а что же с послевоенным опытом инфляции? Не следует ли нам попробовать отправить цены в стратосферу ради сокращения долга? Я бы не советовал так делать. Инвесторы уже давно избавились от проблемы отсутствия выбора, характерной для 1940-х. Эксперты по облигациям заранее увидят схему с девальвацией долга, отправив вверх процентные ставки и ослабив стоимость доллара (а вместе с ней и покупательную способность американцев). Любые попытки избавиться от долга с помощью инфляции приведут к буму для тех, кто владеет и накапливает золото и криптовалюты.

В отличие от военных кампаний война с Covid-19 не закончится бомбовым ударом, мирным договором или праздником на Таймс-сквер. Нам следует держать в голове другой образ – тикающей долговой бомбы замедленного действия. Мы можем её обезвредить, но только в том случае, если сумеем выиграть битву с политической инерцией и глупостью. Эта война не закончится одним выстрелом, но она вполне может закончиться банкротством.

Тодд Бакхольц, бывший директор по экономической политике в Белом доме при Джордже Буше - старшем, бывший управляющий директор хедж-фонда Tiger Management, лауреат премии Эллина Янга для преподавателей (присуждается факультетом экономики Гарвардского университета), автор книг «Новые идеи от мёртвых экономистов» и «Цена процветания».

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3119 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
29 октября родились
Владимир Ким
крупный акционер и член совета директоров KAZ Minerals PLC, президент ТОО «Kazakhmys Holding»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить