Сатпаев: Новый президент Кыргызстана оказался в интересном положении

О политическом будущем Сооронбая Жээнбекова рассуждает казахстанский политолог

Сооронбай Жээнбеков и Алмазбек Атамбаев.
Фото: kloop.kg
Сооронбай Жээнбеков и Алмазбек Атамбаев.

В Кыргызстане уже пятый по счету президент (если еще включить в этот список Розу Отунбаеву как президента переходного периода). Это уже выделяет республику на фоне соседей, где немало своих, а-ля Мугабе

Но если в период избирательной кампании Сооронбай Жээнбеков мог позволить себе оставаться в тени Алмазбека Атамбаева, который, по сути, лично проводил довольно успешно выборную кампанию своего протеже, то после инаугурации от нового президента будут ждать вполне конкретные шаги для реализации трех важных задач, которые взаимосвязаны друг с другом. Их можно обозначить аббревиатурой РЭП: региональная политика, экономическая реформа, поддержание политической стабильности.

Сейчас на первое место должна выйти политическая и экономическая целесообразность. Хотя сложность для Жээнбекова состоит в том, что ему предстоит сделать нелегкий внутренний выбор. Либо быстро и резко дистанцироваться от того, что делает и говорит Атамбаев. Либо делать это постепенно, по крайней мере, как отмечают некоторые кыргызские эксперты, до тех самых пор, пока не соберет свою собственную команду. Либо, придерживаться жесткой линии. Но если в Астане увидят определенные намерения со стороны Жээнбекова восстановить отношения, то было бы глупо и дальше проводить политику давления со стороны Казахстана, учитывая то, что от этого страдают, в первую очередь, простые люди и бизнес. Не в интересах Астаны затягивать торговые войны с Кыргызстаном, так как это выглядит довольно странно, учитывая то, что Казахстан с момента создания ЕАЭС позиционировал себя в качестве одного из локомотивов экономической интеграции. А сейчас Казахстан ведет себя как Россия в конфликте с Беларусью - тот же набор взаимных претензий и высокий уровень недоверия. К тому же, у Казахстана есть свои экономические уязвимые зоны и в Кыргызстане. По крайней мере, еще в августе текущего года первый заместитель премьер-министра РК Аскар Мамин заявил о том, что в Кыргызстане работает около 400 предприятий с казахстанским капиталом. И в случае затягивания межгосударственных трений, перспектива этих предприятий сомнительна. Еще одним уязвимым местом нашей республики является зависимость южных регионов Казахстана от кыргызской воды, которая быстро может превратиться в политический инструмент давления.

С прагматической точки зрения Сооронбай Жээнбеков также должен понимать, что затягивание этого конфликта сулит рост внутриполитической напряженности в самом Кыргызстане, когда многие простые кыргызстанцы, работающие в Казахстане, а также представители региональных элит, завязанные на торговле с Казахстаном, будут требовать быстрого разрешения этого конфликта. Тем более что доля взаимной торговли Кыргызстана с Казахстаном до начало экономической войны составляло больше 40%. Кыргызский экономический эксперт Татьяна Кудрявцева недавно, подводя итоги экономического развития страны за первые девять месяцев 2017, отметила, что пока неизвестно, как скажется на экономике Кыргызстана обострение ситуации на кыргызско-казахской границе. Но МВФ из-за этого конфликта уже снизил свой прогноз по росту экономики Кыргызстана на 0,3%.

Также, важным индикатором внешнеполитических приоритетов Кыргызстана будет первый зарубежный официальный визит Жээнбекова. По крайней мере, поездки нового президента Узбекистана Шавката Мирзиеева в Туркменистан и Казахстан, показали, что одним из важных внешнеполитических приоритетов этой страны будет активизация сотрудничества в рамках Центральной Азии. Что касается Кыргызстана, то у Бишкека сейчас три важных экономических партнера. Это Россия, Казахстан и Китай. Тем более, что доля России во внешней торговле Кыргызстана составляет больше 50%. Не удивительно, что в своей инаугурационной речи Сооронбай Жээнбеков заявил о необходимости укреплять стратегическое партнерство с Россией, которая в следующем году будет председателем Высшего евразийского экономического совета. В таком случае, Москву новый президент Кыргызстана может рассматривать в качестве посредника в урегулировании отношений с Казахстаном. Поэтому, есть предположения, что свой первый официальный визит Жээнбеков может совершить в Россию, где, кстати, относятся к нему также пока с определенной долей недоверия, считая «темной лошадкой».

Что касается поддержания политической стабильности в Кыргызстане, то новый президент Кыргызстана окажется в интересном положении. С одной стороны, Атамбаев создал для него более или менее комфортные политические условия, по крайней мере, на первое время. В парламенте пока сохраняются прочные позиции у СДПК. Оппозиция временно деморализована. Некоторые эксперты поспешили даже назвать такую схему «Путин-Медведев» по аналогии с российской моделью, но они забывают то, что Кыргызстан - это не копия России, Атамбаев пока не Путин, а Жээнбеков или Исаков не Медведев. Шансы на реализацию такой схемы – 50 на 50. Этот вариант возможен, только если Жээнбеков как Медведев захочет долгое время быть игроком второго плана, над которым постоянно стоит куратор, что нехарактерно для кыргызской политики.

Это значит, что не ясно, как долго кыргызский вариант преемственности продержится. Рано или поздно, даже Жээнбеков после формирования своей собственной команды захочет расширить поле для маневров, чтобы закрепить за собой образ самостоятельного политика без опеки со стороны Атамбаева. К тому же, в отличие от России или Казахстана, где существует более жесткая управляемая политическая система по причине отсутствия активной оппозиции, в Кыргызстане гораздо сложнее быть кукловодом на долгое время с учетом более активного политического поля и большого количества игроков на этом поле. Из числа этих игроков рано или поздно может появиться новая разношерстная оппозиция. Туда могут войти как те представители кыргызской элиты, которые несут экономические потери из-за торговой войны с Казахстаном, так и политические оппоненты власти, в том числе на юге Кыргызстана, где у Жээнбекова есть политические противники из представителей других южных кланов.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


политолог

 

Статистика

9559
просмотров
 
 
Загрузка...