Протекционистское болото Трампа

После Второй мировой войны США возглавили мировой процесс снижения протекционистских барьеров и создания открытой, основанной на правилах торговой системы. Результатом этой работы стали полвека самого быстрого роста экономики в истории человечества. Но теперь администрация президента США Дональда Трампа разворачивает вспять этот прогресс

Иллюстрация: © Depositphotos.com/ra3rn_

Политика протекционизма, которую проводит Дональд Трамп, является заразной и, скорее всего, будет распространяться далеко за пределы тех отраслей, которые он хочет оградить от иностранной конкуренции.

Взять, к примеру, импортную сталь, которую администрация Трампа в марте обложила пошлиной в размере 25%. Заявленным обоснованием этой пошлины стали соображения «национальной безопасности», хотя на долю оборонных отраслей США приходится лишь 3% общего потребления стали в стране. Если Трамп реально озабочен национальной безопасностью, можно было бы спросить его, а почему США не оставляют железную руду в земле в качестве стратегического резерва на случай будущей войны? Так или иначе, пошлины были введены, в том числе и против союзников США, например Канады, а это раз и навсегда доказывает лживость аргумента национальной безопасности. В случае же с противниками, подобными Китаю, импорт стали из этих стран уже облагался пошлинами, размер которых достигал 70%, но на его долю приходилось лишь 2% потребления стали в США.

Импортные пошлины США применяются сейчас к 59 различным видам стали. Если американская компания не может купить необходимые ей стальные изделия внутри страны, она должна либо платить пошлину, либо просить об освобождении от этой пошлины (так называемое «исключение»). Если она выбирает второй путь, ей необходимо заявить, какое количество стали ей требуется, её прочность, химический состав, параметры (например, трубы или листы) и так далее. На каждый вид стальной продукции она обязана представить отдельное заявление, даже если единственной разницей является размер. Кроме того, каждое заявление должно сопровождаться доказательствами, что заявитель не смог получить данную продукцию у местных поставщиков.

После получения заявления оно размещается в свободном доступе на срок 30 дней, с тем чтобы местные производители могли его опротестовать. Если ни один производитель не выражает желания поставить необходимую сталь, тогда заявителю должны выдать исключение сроком на один год в течение семи дней после завершения периода публичного рассмотрения заявки. В реальности же наблюдаются значительные задержки в предоставлении этих исключений.

Изначально администрация Трампа прогнозировала, что получит примерно 4500 заявок на освобождение от пошлин на стальную продукцию. Для надзора за процедурами проверки и предоставления исключений министерство торговли США наняло 30 новых сотрудников, которым было поручено рассматривать заявления. Между тем к 1 ноября было подано уже 31527 заявок от покупателей стали, а также 14492 возражений со стороны производителей стали. По данным QuantGov, американское Бюро промышленности и безопасности одобрило 11259 заявок, отвергло 4367, и ему ещё предстоит обработать более 50% полученных заявлений. По состоянию на 2 ноября цены на горячекатаную сталь в США были на 33,4% выше, чем год назад.

В 2002, когда американская стальная индустрия убедила президента Джорджа Буша-младшего поднять пошлины на импортную сталь с 8% до 30%, в США насчитывалось примерно 187 тыс. работников в сталелитейной промышленности. Согласно оценкам, благодаря повышению пошлин в этой отрасли было создано 6 тыс. новых рабочих мест, но при этом около 200 тыс. рабочих мест исчезло в смежных отраслях, которые потребляют сталь. Администрация Буша сначала смягчила эти пошлины, а затем – через 18 месяцев – отказалась от них полностью.

Сегодня в сталелитейной промышленности заняты примерно 80 тыс. работников, в то время как в отраслях, потребляющих сталь, трудятся миллионы. По данным исследования, опубликованного в марте, введённые Трампом пошлины на сталь и алюминий позволят создать дополнительно 33,4 тыс. новых рабочих мест в металлургической отрасли, но они уничтожат 180 тыс. рабочих мест в остальной экономике.

Всё это было предсказуемо. Компании, покупающие сталь (например, производители автомобилей, станков и фермерского оборудования), оказались теперь в значительно менее выгодном положении, чем их иностранные конкуренты. Они будут терять свою долю рынка внутри страны и за рубежом, при этом конкурентоспособность сталелитейной индустрии США тоже будет снижаться, поскольку она изолирована от зарубежной конкуренции.

Уже само количество заявлений на исключение показывает, что администрирование протекционистских решений является чрезвычайно сложным, причём даже для одной единственной отрасли. Между тем протекционистское болото Трампа расширяется. Южная Корея, согласившаяся взять на себя «добровольные ограничения экспорта» в обмен на освобождение от американских пошлин на импорт стали, обратилась сейчас к ассоциациям местных производителей с просьбой распределить между своими членами экспортные квоты. Но таможенным властям США всё равно придётся нести издержки, связанные с мониторингом всего импорта стали, чтобы исключить ошибки в его классификации.

Стальные пошлины Трампа выглядят особенно нелепо, если вспомнить, что в мире уже имеется избыток мощностей, что во многом связано с ситуацией в Китае. Но вместо организации многостороннего решения в рамках Всемирной торговой организации, Трамп пытается повысить объёмы производства стали в США, что лишь увеличит возникший переизбыток.

Ситуация усугубляется тем, что администрация Трамп подумывает о новых пошлинах. В августе на одном из митингов Трамп повторил свои угрозы ввести пошлины в размере 25% на автомобили, в первую очередь из Евросоюза. Если он реализует эту угрозу, тогда, согласно оценкам Института международной экономики им. Петерсона, стоимость новой машины в США может вырасти на $1400-$7000, причём вне зависимости от того, сделана она внутри страны или за рубежом. А как выяснили Бенн Стейл и Бенджамин Делла Рокка из Совета по международным отношениям, рост издержек, вызванный введением пошлин на сталь, уже поставил под угрозу 40 тыс. рабочих мест в американском автопроме.

Если подытожить, пошлины на сталь, введённые Трампом, не помогут снизить дефицит счёта текущих операций США и увеличить число рабочих мест в чистом выражении. Дефицит счёта текущих операций является результатом разницы между размером внутренних сбережений и инвестиций. И импортные пошлины на эту разницу никак не повлияют, зато они, без сомнения, увеличат издержки американских потребителей и производителей. Вместо того чтобы придумывать новые пошлины, администрации Трампа следует заканчивать со своим протекционистским рэкетом, причём до того, как положение ухудшится ещё сильней.

© Project Syndicate 1995-2018 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1874 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
21 января родились
Абдикарим Зейнуллин
член совета директоров АО «ННТХ «Парасат», главный учёный секретарь КазНАЕН
10 богатейших людей мира

10 участников рейтинга Forbes 400 за 2018 год.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить