Проблема суверенного долга: почему бедные страны платят больше, чем богатые

НЬЮ-ЙОРК – Одним из многих сложных наследий пандемии COVID-19 станет высокий уровень долга государственного сектора в большинстве стран

ФОТО: © Depositphotos.com/alphaspirit

Это отражает увеличение государственных расходов на борьбу с кризисом, а также обвал налоговых поступлений из-за развала экономики в 2020 году. В результате многие страны с низким и средним уровнем доходов рискуют столкнуться с кризисом суверенного долга.

Несмотря на то что у многих развитых стран большие задолженности, их процентные ставки являются низкими по историческим меркам и отрицательными в реальном выражении. Развивающиеся страны, несмотря на менее резкое увеличение своих государственных расходов во время кризиса COVID-19, должны платить более высокие процентные ставки по своему суверенному долгу. Эти ставки и распределение рисков, которые более бедные страны платят на международных рынках капитала, могут возрасти по мере начала роста процентной ставки в странах с развитой экономикой – и в Соединенных Штатах в частности.

Незадолго до ежегодных встреч Международного валютного фонда и Всемирного банка в октябре 2020 года директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева призвала к незамедлительным реформам архитектуры международного долга. Однако ответные действия были довольно сдержанными.

Действительно, G20 запустила Инициативу приостановки обслуживания долга для стран с низкими доходами в начале пандемии, а в ноябре прошлого года расширила и дополнила ее механизмом, который позволяет этим странам пересмотреть условия своих долгов в индивидуальном порядке. Но участие частного сектора в этой инициативе было ограниченным и ничего подобного не было предложено странам со средним уровнем дохода (хотя некоторым, в частности Аргентине и Эквадору, удалось пересмотреть условия своих долгов на основе существующих механизмов).

Нью-Йоркское бюро Фонда Фридриха Эберта и Институт по достижению консенсуса в своем недавнем докладе "Реагирование на риски долгового кризиса, связанного с COVID", описывают проблемы, с которыми сталкиваются развивающиеся страны. Доклад, составленный группой (включая меня), состоящей из бывших высокопоставленных правительственных чиновников, частных поверенных и ученых, изучающих реструктуризацию суверенного долга, содержит несколько ключевых идей.

Не все развивающиеся страны нуждаются в реструктуризации своего долга. Фактически одной из примечательных черт нынешнего кризиса является то, что потоки частного капитала в эти страны быстро возобновились – примерно через два месяца – после резкого первоначального "внезапного прекращения" финансирования весной 2020 года. Однако член комиссии Брукингского Института Хоми Харас предупреждает, что риски высоки. Из 120 развивающихся стран, которые он проанализировал, 90% являются спекулятивными должниками или должниками с высоким уровнем риска. В совокупности в 2021-2022 году на них приходится более половины всех выплат по обслуживанию долга.

Поэтому международные директивные органы должны стремиться к достижению двух целей, которые, как подчеркивается в докладе, должны дополнять друг друга. Когда это необходимо, они должны содействовать полному, справедливому и прозрачному участию частных кредиторов в перепрофилировании и реструктуризации долга. Кроме того, они должны оказывать дополнительную финансовую поддержку, которая позволит развивающимся странам сохранить объем своих инвестиции в устойчивое развитие.

Первая из этих целей требует транспарентности государственного и частного суверенного долга как для кредиторов, так и для должников. В краткосрочной перспективе это предполагает обмен подробной информацией о суверенном долге (очевидно, с положениями о сохранении конфиденциальности коммерчески важной информации). Они должны включать подробную информацию об обеспеченных обязательствах и долгах государственных предприятий и субнациональных правительств, которые поддерживаются национальными правительствами.

Долгосрочное решение заключается в создании реестра суверенного долга, в рамках которого суверенные должники и их кредиторы могли бы обмениваться подробной информацией, а совокупная информация становится общедоступной. Не менее важно и то, что внутренние правовые системы развивающихся стран должны принять стандарты прозрачности долга, а страны-кредиторы нуждаются в более жестких правилах, ограничивающих возможность принудительного исполнения долговых договоров случаями, когда действуют эти стандарты.

Кроме того, необходимо соблюдать принцип сопоставимого режима для кредиторов при перепрофилировании и реструктуризации долга. Все стороны, участвующие в этих процессах, за исключением признанных привилегированных кредиторов, должны публично взять на себя обязательство соблюдать этот принцип, а международные финансовые институты должны использовать имеющиеся в их распоряжении средства для обеспечения его соблюдения как суверенными должниками, так и всеми кредиторами.

Финансовые регуляторы в странах-кредиторах могут предлагать национальным финансовым институтам (в частности, держателям облигаций) внутренние регулятивные стимулы для участия в этих процессах, а кредитно-рейтинговые агентства должны учитывать перспективы суверенных должников после реструктуризации. Многосторонним банкам развития (МБР) и официальным кредиторам следует рассмотреть возможность усиления кредита для частных кредиторов в контексте реструктуризации, если это служит общественным интересам – например путем поощрения участия частных кредиторов в долговых свопах и покупках социальных и зеленых облигаций.

Юрисдикциям, которые регулируют договоры суверенных долгов, следует рассмотреть возможность принятия мер по предотвращению злоупотреблений их правовой системой со стороны кредиторов, добивающихся преференциального возмещения в отношении суверенов, вместо того чтобы участвовать в добросовестных процессах реструктуризации на основе сопоставимого режима. Это могло бы помочь предотвратить повторение серьезных проблем, с которыми столкнулась Аргентина в судах Нью-Йорка несколько лет назад.

Для достижения второй цели МБР следует предоставить дополнительное финансирование, с тем чтобы помочь странам с низким уровнем дохода поддержать ключевые инвестиции для устойчивого развития. Это означает, что МБР должны быть достаточно капитализированы – вопрос, который занимал центральное место в целях G20 в 2009 году, но отсутствовал во время нынешнего кризиса. В свою очередь, суверенные должники, выходящие из долгового кризиса, должны рассмотреть возможность выпуска государственных облигаций (например, облигаций, привязанных к ВВП или ценам на сырьевые товары) и развития или расширения внутренних рынков капитала при поддержке международных финансовых институтов.

Наконец, группа рекомендует начать диалог о том, как создать стабильный механизм реструктуризации суверенного долга под многосторонней эгидой – либо Организации Объединенных Наций, либо независимого механизма МВФ по урегулированию споров. Этот вопрос стоит в глобальной повестке дня уже два десятилетия. Был достигнут определенный прогресс в улучшении положений долговых контрактов о коллективных действиях для облегчения возможных повторных переговоров с частными кредиторами, но миру в срочном порядке необходима конкретная институциональная основа.

Механизм реструктуризации долга должен дополняться адекватным регулированием потоков капитала. Этот вопрос занимает центральное место в Институциональной позиции МВФ в отношении потоков капитала, которая была принята в 2012 году и в настоящее время пересматривается. Аналогичным образом рейтинговые агентства должны гарантировать, чтобы их оценки рисков не носили проциклический характер, а отражали долгосрочную перспективу должников.

Поскольку мир стремится наметить пути экономического восстановления после кризиса COVID-19 2021 года, эти вопросы, связанные с долгом, должны занять центральное место в повестке дня глобального сотрудничества. Этот доклад должен послужить основой для международных действий.

Хосе Антонио Окампо, бывший министр финансов Колумбии и заместитель генерального секретаря Организации Объединенных Наций, профессор Колумбийского университета и председатель Независимой комиссии по реформе международного корпоративного налогообложения.

© Project Syndicate 1995-2021 

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3175 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
18 октября родились
Есжан Биртанов
заместитель председателя Национального банка Республики Казахстан
Елжан Биртанов
экс-министр здравоохранения РК
Эдуард Огай
председатель правления ТОО «Корпорация Казахмыс»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить