Правильные стимулы для глобального доступа к вакцинам

ИРВИН, КАЛИФОРНИЯ – Пандемия COVID-19 продолжает обнажать шокирующее неравенство базовой инфраструктуры по всему миру

ФОТО: pixabay.com

В то время как в Соединенных Штатах разворачивается быстрая вакцинация даже среди детей, в таких странах, как Индия, ежедневно умирает огромное количество людей. Индия недавно сообщила о более чем 340 000 ежедневных случаях коронавируса – почти половина от общемирового числа – и похоже, страна еще далека от завершения кризиса.

В ответ на усиление политического давления уменьшить страдания стран с низкими доходами, администрация президента США Джо Байдена на сегодняшний момент приняла решение поддержать отказ от прав интеллектуальной собственности (ИС) на вакцины против COVID-19 на время пандемии. Это событие вызвало две противоположных реакции. Некоторые комментаторы рассматривают новую позицию США как сдвиг парадигмы в позиции США, которая повлияет на защиту интеллектуальной собственности. Но другие предсказывают, что новая позиция Байдена не повлияет на доступ к вакцинам.

Ни одна из этих позиций не позволяет получить более полную картину. Во-первых, защита интеллектуальной собственности продолжится, в том числе в отношении вакцин COVID-19 в богатых странах, где фармацевтические компании получают огромные прибыли. Во-вторых, при наличии политической воли, угроза отказа может помочь изменить стимулы для компаний держателей патентов и ускорить массовое производство вакцин против COVID-19 для стран с низким и средним уровнем доходов. Таким образом, аргумент, что политика Байдена обречена или должна потерпеть неудачу, не способствует американской дипломатии и глобальному сотрудничеству во время пандемии.

Усилия по достижению глобальной вакцинации сталкиваются с огромными проблемами стимулирования. Частные фармацевтические компании, ответственные перед акционерами, стремятся максимизировать прибыль. Чем дольше длится пандемия, тем больше вероятность того, что новые варианты коронавируса потребуют корректировки и распространения новых вакцин, и, следовательно, тем выше будет прибыль этих компаний.

В то же время, правительства богатых стран сталкиваются с противоречивыми краткосрочными и долгосрочными стимулами. В краткосрочной перспективе, внутренняя политика поощряет вакцинный национализм, побуждая правительства заключать контракты на эксклюзивные поставки вакцины. Правительство США, например, фактически ввело запрет на экспорт вакцин, заключив соглашения с частными компаниями.

Но поскольку вирусы не знают границ, эти правительства сталкиваются с долгосрочной угрозой новых импортированных вариантов, против которых существующие вакцины могут оказаться неэффективными. Такие патогены представляют явную опасность как для жизни и здоровья граждан, так и для экономического благосостояния стран.

Параллельно с этим растет стратегическое соперничество между США и Китаем за контроль над командными высотами биотехнологического производства. Торговая группа Pharmaceutical Research and Manufacturers of America (PhRMA) использует этот страх, чтобы потребовать контроль над своими коммерческими тайнами. Безусловно, именно коммерческие тайны, а не патентные права на вакцины COVID-19, являются основным препятствием на пути обеспечения более широкого доступа к вакцинам от COVID-19 (особенно вакцинам мРНК).

Технически, эти коммерческие тайны не являются правом интеллектуальной собственности, но вместо этого защищены законом о «недобросовестной конкуренции». Вопрос в том, как заставить фармацевтические компании предоставлять свои коммерческие тайны другим производителям для производства вакцин, при условии соблюдения соглашения о неразглашении информации и компенсации на основе затрат или затрат плюс прибыль.

Проще говоря, стимулы для компаний держателей патентов должны измениться. По сравнению с отказом от права на интеллектуальную собственность, эти компании заинтересованы в подписании контрактов с производителями, являющихся субъектами соглашений о неразглашении информации, позволяя тем самым массовое производство вакцин для стран с низким и средним уровнем дохода.

Таким образом, угроза отказа может стимулировать и вынудить фармацевтические компании заключать такого рода договоренности. Состоятельные страны могут укрепить эти стимулы, объединив ресурсы, в том числе посредством механизма Глобального доступа к вакцинам COVID-19 (COVAX). В конце концов, у них есть огромное преимущество перед более бедными экономиками, которые борются с эндемической бедностью и неравенством переговорных возможностей.

Чтобы прийти к соглашению, критическая масса богатых стран – а также другие производители вакцин, включая Китай и Россию – должна согласиться с тем, что они не будут извлекать выгоду от каких-либо отказов, в том числе от каких-либо компенсационных соглашений. Тогда фармацевтические компании могли бы продолжать получать прибыль, как и прежде. И все страны – как на Глобальном Севере, так и на Юге – выиграют, в том числе от снижения рисков, связанных с новыми вариантами вируса.

Вместе с тем, переговоры об отказе во Всемирной торговой организации рискуют стать символическими, тем самым отвлекая от необходимых действий. Угроза отказа от прав интеллектуальной собственности должна быть реальной, чтобы убедить компании добровольно заключать контракты на массовое глобальное производство вакцин. Параллельно с этим, достаточное количество развивающихся стран могло бы начать выдавать или угрожать применением принудительного лицензирования – при поддержке США, Европейского Союза и других стран Глобального Севера – для усиления своих рычагов влияния на переговорах.

Это не является революционным изменением, поскольку защита прав интеллектуальной собственности всегда подчинялась требованиям общественного здравоохранения. Но поскольку камнем преткновения является коммерческая тайна, а не патенты, Соглашение ВТО по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) не является основной проблемой. Даже без этого, у фармацевтических компаний по-прежнему не было бы стимула для разглашения своих коммерческих тайн. Как это ни парадоксально, сегодня ТРИПС мог бы предложить потенциальную выгоду, позволив странам использовать угрозу отказа, поощряя компании заключать необходимые контракты. Администрация Байдена должна действовать в этом ключе.

К настоящему времени от COVID-19 умерло более 3,4 млн человек, и мы можем потерять еще миллионы жизней, поскольку новые варианты вируса угрожают продлить пандемию. С точки зрения моральной и практической необходимости необходимы продуманные и незамедлительные действия в отношении вакцин. Для администрации Байдена это означает принятие мер по изменению стимулов для фармацевтической промышленности.

Мишель Гудвин, профессор Калифорнийского университета в Ирвине и директор Центра биотехнологии и глобальной политики здравоохранения

Грегори Шаффер, профессор Калифорнийского университета в Ирвине и автор книги Emerging Powers and the World Trading System: The Past and Future of International Economic Law (Cambridge University Press, 2021)

© Project Syndicate 1995-2021 

Все материалы по теме «Пандемия коронавируса» вы можете посмотреть по этой ссылке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3823 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 сентября родились
Анвар Сайденов
экс-председатель Национального банка РК, независимый директор Хоум Кредит Банка, БЦК, БРК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить