Почему следовать примеру ФРС опасно

ФРАНКФУРТ – Сказать, что Федеральный резерв США – это самый важный центральный банк в мире, значит сказать очевидное. Монетарные решения ФРС влияют на рыночные процентные ставки во всём мире, и ни один центральный банк не может их игнорировать, не создавая при этом рисков нежелательных движений курса собственной валюты

ФОТО: Depositphotos.com/tanarch

Более того, лидерство ФРС – к лучшему это или к худшему – не ограничивается текущей монетарной политикой. Конечно, Федеральный резерв не был глобальным первопроходцем в разработке стратегии монетарной политики (вспомните, как много времени ему потребовалось, чтобы официально перейти к таргетированию инфляции) или в повышении прозрачности решений и коммуникаций. Но не стоит заблуждаться: ФРС играет лидирующую роль в глобальных дискуссиях о стратегических вопросах работы центральных банков.

И поэтому неудивительно, что центральные банки очень ждали результатов проведённой недавно ФРС ревизии своей «стратегии монетарной политики, инструментов и коммуникаций». Однако новая стратегия ФРС, о которой было объявлено в конце августа, наверное, не должна становиться глобальным ориентиром для ведения монетарной политики.

Другим центральным банкам следует долго и серьёзно подумать, прежде чем они начнут следовать примеру ФРС, причём как по техническим, так и по политическим причинам. Первая озабоченность касается перехода Федерального резерва к таргетированию усреднённой инфляции: теперь он «стремится достичь инфляции, которая со временем составит в среднем 2%». Трудно понять, как такой режим сможет убедительно закреплять инфляционные ожидания, если Федеральный резерв не прояснил, каким именно будет предыдущий период для измерения степени отставания от целевого уровня инфляции 2%, или какой будет процедура определения продолжительности и распределения более высокой инфляции в будущем.

Во-вторых, председатель ФРС Джером Пауэлл заявил, что монетарные власти будут воздерживаться от установки выраженного в числах целевого уровня максимальной занятости (а это одна из целей ФРС, определённая мандатом Конгресса), потому что её нельзя измерить, и потому что она меняется со временем. Но если максимальная занятость неизмерима, тогда нельзя установить никакого выраженного в числах значения отставания занятости от этого уровня. А это отставание будет ключевым фактором в будущих монетарных решениях.

В этом контексте снижение ключевой федеральной учётной ставки связано со снижением естественной реальной процентной ставки, которая не поддаётся наблюдению, сочетая эмпирические результаты с высокой степенью неопределённости. Кроме того, остаётся открытым вопрос, а не способствует ли экспансионистская монетарная политика снижению естественный реальной ставки. В этом случае аргументы в пользу снижения ставки центрального банка окажутся замкнуты в круг.

В-третьих, Федеральных резерв открыто взял на себя ответственность за распределение доходов в США. Выступая на недавнем ежегодном симпозиуме в Джексон-Хоуле, Пауэлл сделал акцент на том, что по мере продолжения длительного подъёма экономики (и можно добавить, экспансионистской политики ФРС) в США до пандемии его «выгоды начали шире распределяться в обществе. Безработица среди афроамериканцев и испаноязычных достигла рекордно низкого уровня, а разница между этим уровнем и уровнем безработицы среди белых сократилась до наименьшего значения за всю историю наблюдений».

Однако вмешательство Пауэлла в дебаты о неравенстве в дальнейшем поставит ФРС под удар. Как только Федеральный резерв начнёт ужесточать монетарную политику, он попадёт под колоссальное политическое давление с требованием не навредить беднейшим членам общества.

Наконец, новая стратегия ФРС не содержит ответа на проблему создания модели инфляционного таргетирования, которая бы интегрировала системные финансовые риски, со всей их меняющейся динамикой, нелинейностью и сложностью. Такой модели на сегодня не существует. Я не фанат выбранного Европейским центральным банком подхода к анализу грозящих ценовой стабильности рисков всесторонним образом на основе принципа «двух опор», но он хотя бы пытается решить эту проблему. Тем самым, ФРС продолжает опасно пренебрегать деньгами и кредитом и (что странно, но неудивительно) даже не включил эти слова в заявление об обновлённой стратегии.

Остальные центральные банки как минимум не должны слепо следовать новой стратегии ФРС. Наибольшую обеспокоенность у меня взывает то огромное значение, которую Федеральный резерв придаёт распределению доходов. Нет, конечно, экономическое неравенство, наряду с экологическими угрозами, является ключевой глобальной политической проблемой, а решения монетарных властей неизбежно оказывают влияние на распределение доходов. Но признание этого факта (и проведение такой монетарной политики, которая будет избегать мер, напрямую влияющих на распределение) весьма отличается от готовности сделать справедливое распределение денег целью монетарной политики.

Именно поэтому новая стратегия ФРС вызывает несколько вопросов. Может ли монетарная политика достичь целей, связанных с распределением доходов? Могут ли эти цели потенциально противоречить мандату на поддержание ценовой стабильности, и как надо урегулировать конфликты между самостоятельно выбранной целью и правовым мандатом? Уполномочен ли вообще центральный банк претендовать на ответственность за политику распределения доходов в демократической стране?

Центральные банки не являются всемогущими, и они не должны делать заявления или действовать таким образом, будто они ими являются. Решения, касающиеся распределения богатства, должны оставаться в руках правительств и законодателей, которые напрямую отвечают перед избирателями. Начав играть возросшую политическую роль, монетарные власти ещё сильнее ослабят и в конечном итоге уничтожат аргументы в пользу независимости центральных банков. И ещё предстоит увидеть, чего именно центральные банки смогут достичь, оказавшись открытыми для политики во всех её аспектах.

Взяв на себя ответственность за решение проблемы экономического неравенства, Федеральный резерв поставил другие центральные банки под колоссальное политическое и моральное давление с требованиями последовать его примеру. Они поступят мудро, если будут сопротивляться.

Отмар Иссинг, бывший главный экономист и член совета директоров Европейского центрального банка, сейчас президент Центра финансовых исследований в Университете им. Гёте (Франкфурт)

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2791 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
25 февраля родились
Аскар Аукенов
главный редактор журнала Forbes Kazakhstan
Жанар Абдыкаримова
независимый директор АО «Фонд недвижимости «Самрук Казына»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить