Почему Федеральный резерв должен снова вступить в игру

НЬЮ-ЙОРК – Беспрецедентные бюджетные стимулы, введённые в США после начала пандемии Covid-19, требуют дополнительных соразмерных монетарных стимулов. Ведь ограничения, призванные остановить распространение коронавируса, привели к глубочайшей глобальной рецессии со времён Второй мировой войны

ФОТО: Depositphotos.com/gorbovoi81

Власти вводят карантины, которые варьируются по длительности и строгости, и, вероятно, эти карантины будут продолжаться, потому что угрозы здоровью, создаваемые пандемией, эволюционируют. Кроме того, имеется широкий спектр поведенческих ограничений, которые вводятся и контролируются на частном уровне; они дополняют и усиливают ограничения, диктуемые властями. Тот факт, что нынешняя рецессия в основном является рукотворной, позволяет оптимистично надеяться на быстрое восстановление экономики, которое, как можно ожидать, начнётся сразу после преодоления нынешней медицинской катастрофы.

Стоит напомнить, что, хотя вирус был выявлен ещё в январе 2020, масштабы и размах грядущего экономического ущерба не были понятны вплоть до марта. В первом квартале 2020 реальный (с учётом инфляции) ВВП в США снизился на 5% (в годовом выражении), а затем рухнул на 31,4% во втором квартале. В третьем квартале, когда режим карантина был ослаблен, а частный сектор лучше приспособился к новой реальности, реальный ВВП США подскочил на впечатляющие 33,4% (в годовом пересчёте), хотя и оставался значительно ниже уровня, который прогнозировался в начале года. Результатом четвёртого квартала, скорее всего, стало дальнейшее ослабление экономики (официальные данные пока не опубликованы), и то же самое, видимо, случится в первом квартале 2021 из-за новых мутаций вируса и вызванного ими возврата поведенческих ограничений.

Картину незавершённого восстановления экономики подтверждают данные рынка труда: они указывают на новые слабости в будущем. По данным Американского бюро трудовой статистики, в декабре 2020 уровень безработицы в стране составил 6,7%. Это явно лучше, чем 14,8% в апреле 2020, но намного хуже цифры 3,5%, зафиксированной в феврале прошлого года. Исчезновение 22 млн рабочих мест в марте и апреле 2020 подчёркивает, насколько был колоссален ущерб, нанесённый карантинами. Но одновременно эта цифра демонстрировала потенциальную скорость предстоящего подъёма: и действительно, в период с апреля по декабрь 2020 на работу уже вернулись 16 млн человек.

Во многом это произошло благодаря американским бюджетным мерам борьбы с пандемией, которые были просто ошеломляющими. В марте прошлого года был принят закон «Об антикоронавирусной помощи, поддержке и экономической безопасности» (CARES) в размере $2,2 трлн, а также дополнительные меры стимулирования на сумму ещё $200 млрд. А в декабре был утверждён новый закон об антипандемической помощи в размере $900 млрд. Наконец, сегодня администрация Джо Байдена добивается принятия пакета стимулов на сумму $1,9 трлн.

Благодаря плану Байдена, сумма антипандемических бюджетных мер помощи в США достигнет $5,2 трлн, что равняется примерно четверти годового ВВП США. Для сравнения: стоимость первичных бюджетных мер борьбы с мировым финансовым кризисом – закон «О восстановлении и реинвестициях в США» 2009 – составила примерно $800 млрд.

Хотя сумма в $5,2 трлн, вероятно, будет потрачена в течение двух или более лет, стимулы, чьи размеры достигают 12% ВВП в год, должны вызывать озабоченность по поводу устойчивости бюджета, а также вытеснения частных расходов, чувствительных к процентным ставкам. Именно поэтому применение дополнительных бюджетных стимулов (хотя они и являются правильной мерой) должно сопровождаться соответствующей монетарной политикой. Проще говоря, дополнительный дефицит федерального бюджета нужно обязательно монетизировать.

Нет, конечно, ФРС США до сих пор отлично выполнял свою работу. С марта 2020 его баланс увеличился на 70% (с $4,2 трлн до более $7,4 трлн), а объём частных и государственных ценных бумаг, которые он держит напрямую, увеличился с $3,9 трлн до $6,8 трлн. А на стороне пассивов основная часть прироста приняла форму увеличения резервных балансов (депозиты депозитных учреждений) и баланса Казначейства США.

Тем не менее сегодня Федеральный резерв должен приготовиться выкупить федеральные долговые обязательства, выпускаемые Казначейством, чтобы профинансировать новые амбициозные планы в бюджете США. Это означает, что надо увеличить баланс на сумму до $2,8 трлн, чтобы помочь реализации декабрьского закона «О консолидированных ассигнованиях» стоимостью $900 млрд, а также готовящегося пакета Байдена стоимостью $1,9 трлн.

Такие действия ФРС смягчат озабоченность по поводу устойчивости бюджета и вытеснения частных инвесторов. Монетизация дефицита может усилить озабоченность инфляцией, но я считаю, что это риск, на который стоит пойти. Дело в том, что в экономике сохраняется значительное количество простаивающих мощностей, и поэтому маловероятно, чтобы монетизация новых пакетов стимулирования создала значимый инфляционный эффект. Кроме того, почти нет сомнений в том, что с ущербом, который причинит любое неожиданное возвращение инфляции, можно будет справиться.

Скорее всего, инфляция не будет заметной проблемой вплоть до последнего квартала 2021 – и это самый ранний срок. К тому времени значительный прогресс в вакцинации и лечении Covid-19 устранит необходимость в новых экстремальных стимулах, бюджетных и монетарных. Правильно выбирая время и хорошо продумав меры монетарного и бюджетного ужесточения, можно будет в дальнейшем противодействовать любым инфляционным импульсам, нейтрализуя их и не сталкивая при этом экономику обратно в рецессию.

© Project Syndicate 1995-2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3700 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
27 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить