Почему Америке следует переписать торговый контракт с Китаем

НЬЮ-ДЕЛИ – После того как администрация избранного президента США Джо Байдена примет относительно простые решения вновь присоединиться к Парижскому соглашению по климату, сохранить членство во Всемирной организации здравоохранения и попытаться «перезагрузить» Всемирную торговую организацию, она столкнется с тремя ключевыми внешнеполитическими проблемами. В порядке значимости – это Китай, Китай и снова Китай

ФОТО: Depositphotos.com/Euripides

Дилемма Байдена состоит в том, что Китай стал слишком девиантным, чтобы с ним сотрудничать в полной мере, слишком большим, чтобы его сдерживать или игнорировать, и тесно взаимосвязанным, чтобы от него отказаться. Итак, на каких принципах должно строиться экономическое взаимодействие Америки с ним?

Два десятилетия назад Соединенные Штаты и остальной мир сделали ставку на то, что, по мере того как Китай будет становиться богаче, он откроется в экономическом и политическом плане, сохраняя при этом мягкость в своем международном поведении. В результате имплицитного контракта, закрепленного в соглашении 2001 года о вступлении Китая в ВТО, мир пообещал гарантировать доступ к рынкам для китайского экспорта; взамен Китай сделает свою экономику более открытой и прозрачной и будет играть по международным правилам.

Но с тех пор Китай изменился, и это связано не только с тем, что он стал гораздо богаче и более крупным торговцем. При председателе Си Цзиньпине, придерживающемся авторитарного образа Мао Цзэдуна, Китай отверг три руководящих принципа Дэн Сяопина: коллективное лидерство во внутренней политике, стабильная экономическая открытость и опора на рыночные силы и спокойное сотрудничество с миром. Вместо этого репрессивный режим Си создает новый бренд капитализма, который ориентирован на внутреннее развитие и контролируется государством. И он представляет угрозу для многих своих соседей, включая Тайвань, Австралию, Индию, Филиппины, Вьетнам и Японию.

Другими словами, мир проиграл свою ставку на Китай. Даже там, где Китай строго придерживается контракта – например, в отношении валюты и интеллектуальной собственности – он нарушает его дух. Таким образом, администрация Байдена и остальной мир имеют полное право пересмотреть условия сделки.

Америка и другие страны не имеют права препятствовать экономическому росту Китая, поскольку 1,4 миллиарда его граждан имеют право добиваться процветания и безопасности. Точно так же Китай имеет право выбирать свою модель развития с собственным балансом между государством и рынком.

Однако, с учетом этих предостережений, Америка может – и должна – пересмотреть договор, заключенный десятилетия назад, с учетом изменившихся реалий. Чем больше Китай будет придерживаться правил, тем большую пользу от подобного пересмотра получат развивающиеся страны, которые смогут вести с ним торговлю.

Во-первых, Китай больше не является бедной страной, но его статус развивающейся страны дает ему право на благоприятный режим в соответствии с правилами мировой торговли. Этот статус необходимо отменить.

Во-вторых, Китай отошел от духа первоначального контракта, проводя политику обменного курса «разори соседа» (особенно с 2004 по 2010), что искусственно сохранило его экономическую конкурентоспособность. Эта проблема на время исчезла, но она начинает появляться снова.

Мир должен ответить на это посредством кодификации и обеспечения соблюдения правил манипулирования обменным курсом. А там, где граница между государственными и коммерческими структурами размыта – как в Китае – определение «чрезмерного» вмешательства следует расширить, включив в него покупку иностранной валюты как государственными банками, так и центральным банком.

В-третьих, соглашение о вступлении в ВТО от 2001 наложило на Китай обязательства в отношении его государственных предприятий (ГП). Но поскольку при Си китайское государство играет гораздо большую прямую и косвенную экономическую роль, эти правила необходимо адаптировать, ужесточить и повысить их исковую силу. Например, что касается китайских инвестиций за рубежом, мир должен скептически отнестись к утверждениям Китая о том, что правительство отличается от государственных предприятий, поскольку последние руководствуются коммерческими принципами. Бремя доказывания должно быть возложено на Китай.

Что касается внутренних иностранных инвестиций, основная цель должна заключаться в обеспечении гораздо более справедливых условий игры. Таким образом, новые правила должны охватывать не только конкретно государственную политику, но и действия государственных предприятий, а также политику и практику государственных закупок Китая в целом.

Но сначала Байден должен убедить Китай согласиться на пересмотр контракта. В этом могла бы помочь немедленная отмена всех односторонних тарифов президента Дональда Трампа на китайский импорт. Администрация Байдена также могла бы оказать оперативную поддержку ВТО, одобрив выбор нового генерального директора организации и восстановив ее апелляционный орган. Также США могли бы заявить о своей готовности присоединиться к возглавляемым Китаем международным финансовым организациям, таким как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, и положить конец монополии Запада на руководство Всемирным банком и Международным валютным фондом.

Помимо улучшения атмосферы, Байден должен рассмотреть свои тактические решения: односторонние, многосторонние и региональные. Теоретически он мог бы продвинуться еще дальше, чем Трамп, по одностороннему пути, пригрозив Китаю вернуться к договору, существовавшему до вступления в ВТО, согласно которому его доступ к рынку ежегодно бы пересматривался непостоянным, более протекционистским конгрессом.

Но, как показал Чад Баун из Института международной экономики Петерсона, поскольку мир стал слишком зависимым от Китая, даже более ограниченная стратегия Трампа в принятии против него ограничительных торговых мер провалилась. Более того, успех обойдется слишком дорого: целостность глобальной торговой системы будет разрушена, а это в свою очередь подорвет полувековые международные усилия.

В распоряжении Байдена также многосторонний вариант пересмотра условий переговоров с Китаем в рамках усилий по возрождению ВТО, которая бездействует в большей части из-за враждебного отношения к ней Трампа. Проблема состоит в том, что Китай – как член ВТО, обладающий значительным влиянием, – должен согласиться на любые изменения.

Поэтому администрация Байдена должна учитывать региональный маршрут, от которого отказался Трамп, когда он вывел США из Транстихоокеанского партнерства (ТТП) в 2017. Присоединение к его преемнику, Всестороннему и прогрессивному Соглашению о Транстихоокеанском партнерстве (СПТП), позволило бы США более глубоко интегрироваться с остальной Азией и, возможно с участием Европы, тем самым снижая свою зависимость от Китая, в то же время накладывая на него фактические издержки исключения.

У этой стратегии есть серьезные преимущества. Это создаст торговую зону, которая дополнит, а не подорвет международную торговую систему. И такой шаг не подлежал бы китайскому вето; фактически это, скорее всего, вынудит Китай сесть за стол переговоров, потому что он не захочет, чтобы его держали в стороне от такого большого рынка. Но присоединение к CPTPP не будет безболезненным: это потребует от США поощрения большей либерализации торговли, чего, возможно, не позволят нынешние настроения внутри страны.

Недавнее подписание Всестороннего регионального экономического партнерства, Паназиатского соглашения о свободной торговле с участием Китая может показаться сигналом об ином подходе, чем тот, что предлагается здесь. Но, по сравнению с Китаем, у азиатских стран меньше возможностей: они больше зависят от него и интегрированы с ним, и отказ Трампа от ТТП в 2017 оставил их без якоря для экономических отношений с Китаем. После Трампа, учитывая растущую настойчивость Китая, азиатские страны могут согласиться или даже втайне надеяться, что США и Европа перезагрузят отношения с Китаем.

В любом случае Байден не должен питать иллюзий: Китай имеет слишком важное значение для того, чтобы его игнорировать, но стоящие перед ним проблемы не поддаются легким решениям. Америка и мир должны подготовиться к долгому пути.

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6267 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить