Переживёт ли всеобщий базовый доход финансиализацию?

Всеобщий базовый доход (ВБД) трудно назвать новой концепцией, но она обрела новую жизнь в последние годы. И слева, и справа сейчас раздаются голоса, доказывающие, что ВБД может стать ключом к решению крупных социальных и структурных проблем, в их числе безработица и недостаточная занятость из-за распространения новых технологий, крайняя нищета, жизнь в ловушке пособий, а также скрытые стимулы, препятствующие труду. Согласно этой логике, освободив людей от оков низкоквалифицированного труда и бесконечной бюрократии, ВБД даст им возможность полностью реализовать свой потенциал

Фото: Стефан Борер

Это, конечно, привлекательные аргументы, особенно в нынешнюю эпоху длительной стагнации зарплат, упорно сохраняющейся нищеты, повышения неравенства, а также низких темпов роста экономики. Но те варианты ВБД, которые до сих пор тестировались в реальной жизни (например, в КанадеФинляндииКении и Нидерландах), по сути, являются всего лишь вариацией социальных пособий по безработице. Эти эксперименты противоречат фундаментальной логике ВБД.

Да, разумеется, постепенность подходов к ВБД может подтолкнуть вперёд реформу системы социальной защиты. В частности, сократив или отменив требования проверки доходов получателей пособий, а также любые другие предварительные требования, подобные «схемы на основе ВБД» способны снизить бюрократическое бремя и связанные с ним административные издержки, одновременно создав новый поток доходов для бедноты.

Государственный контроль и предварительные условия, которые характерны для программ, предполагающих проверку доходов их участников, получили большое распространение после 1990-х годов, особенно в странах Глобального Юга, но доказали свою неэффективность. Если пособия станут действительно «duty free», как выразился бельгийский философ и защитник ВБД Филипп Ван Парийс, это уже будет крупная победа. Но всё это, наверное, в меньшей степени связано с вопросами справедливости и равенства, а в большей степени – с развитием новой системы производства и потребления («режим аккумулирования»), гарантирующей, что каждый человек получает регулярный и безусловный денежный доход. Тем самым всем гражданам будет предоставлен постоянный доступ к финансовым рынкам, развитие которых приобрело сейчас ошеломляющие размеры.

В 1990-е годы на долю финансовых активов приходилось 50% мирового ВВП (около $150 трлн); в 2015 году эта цифра превзошла 400% мирового ВВП (или $500 трлн).

В финансиализированном капитализме поток регулярных доходов облегчает выход на рынок и способствует финансовой инклюзивности. Такой поток играет роль залога в мире, где долги, формируемые различными типами кредитов и потребительских кредитных линий, всё чаще используются для оплаты не только товаров длительного пользования, но и разнообразных услуг, в том числе медицинских и образовательных, которые ранее предоставлялись в основном государством.

Финансовые инновации, опирающиеся на кредитование частных лиц под залог их доходов, являются одной из основ процесса секьюритизации, который позволяет постоянно пересматривать долги и тем самым постоянно расширять и консолидировать новые финансовые инструменты. Превращение социальных выплат в залог соответствует логике финансиализированного капитализма: денежные пособия, пенсии и другие социальные денежные программы (то есть любые источники регулярных доходов) конвертируются в актив, попадающий в распоряжение финансового сектора.

Когда социальные выплаты начинают использоваться в первую очередь для обслуживания долга и получения новых кредитов, тогда они перестают быть тем механизмом декоммодификации, каким они задумывалась изначально. Они становятся источником не только роста доходов домохозяйств, но и финансовых прибылей для банковской системы и страховой отрасли.

В такой модели система ВБД, обеспечивая стабильный поток доходов и, следовательно, надёжную форму залога, оплачиваемого государством, может укрепить существующие финансовые рыки и создать новые, в том числе для потребительских кредитов, ипотеки и пенсий. ВБД не просто не откроет революционный путь к свободе от ига рыночных сил, но и может привести к тому, что все граждане превратятся в рабов рентного капитала из-за роста задолженности.

Так не должно быть. Нужно вводить определённые требования, чтобы не допустить подчинения ВБД менталитету финансовых рынков.

В первую очередь это означает, что ВБД надо вводить не как дополнение к социальной защите, а как инструмент полной декоммодификации доступа к базовым потребностям, в том числе к еде, одежде и транспорту. В рамках проводимых сейчас экспериментов предлагается слишком мало денег. Увеличение размеров выплат до достаточного уровня – это единственный способ снизить шансы, что ВБД в первую очередь будет играть роль залога.

Во-вторых, правительствам придётся гарантировать предоставление ключевых государственных услуг, в том числе всеобщих и бесплатных услуг здравоохранения, образования и профессиональной подготовки. Может также понадобиться сильная жилищная политика, включая жёсткое регулирование ставок аренды, повышение налогов на недвижимость, расширение предложения доступного жилья. Это позволит гарантировать, что рост реальных доходов не приведёт к усилению спекуляций на рынке недвижимости.

Наконец, надо серьёзно укрепить регулирование финансового сектора. И следует ввести высокие налоги на рентные финансовые доходы для оживления реальной экономики.

Нет сомнений, что всё это – колоссальное, очень сложное дело. Но им нужно заниматься ради того, чтобы идеал базового дохода оставался целостным и опирался на убедительные и достойные принципы.

Лена Лавинас, профессор экономики социальной защиты в Институте экономики при Федеральном университете Рио-де-Жанейро, автор книги «Захват социальной политики финансиализацией: Бразильский парадокс»

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2385 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить