Почему компании пересматривают планы, где им размещать производство

Очереди судов в портах, длительные задержки морских перевозок, взлетевшая до небес стоимость транспортировки. Всё это свидетельства хаоса, который продолжает сеять Covid-19 в глобальных производственно-сбытовых цепочках (ГПСЦ)

ФОТО: pixabay.com

Компании сейчас пересматривают планы, где им размещать (или куда перемещать) производство; нужно ли им – и в каких объёмах – дублировать деятельность; какие запасы продукции следует иметь для защиты от будущих шоков. Последствия этого сказываются на всей мировой экономике, создавая дополнительную неопределённость и замедляя темпы восстановления экономики. Кроме того, сейчас, когда проходит встреча политических лидеров в Глазго на Конференции ООН по изменению климата (СОР26), нарастают требования декарбонизировать производство и транспортировку в рамках ГПСЦ.

Вопрос, как быстро это произойдёт, имеет большое значение. На долю ГПСЦ приходится половина мирового экспорта, а доля развивающихся стран в этих производственных сетях значительно возросла после мирового финансового кризиса 2008 года. Например, странам с низкими и средними доходами больше не нужно производить целый автомобиль, чтобы войти в состав глобальной цепочки производства автомобилей: достаточно специализации на одном маленьком компоненте.

На этом фоне новый доклад Азиатского банка инфраструктурных инвестиций анализирует влияние пандемии на ГПСЦ и показывает, как они могут послужить инструментом для достижения поставленной в Парижском климатическом соглашении 2015 года цели – ограничить глобальное потепление 1,5º по Цельсию относительно доиндустриальных уровней.

История предыдущих кризисов, серьёзно нарушивших работу ключевых производственных цепочек (например, землетрясение Цзицзи в 1999 году и атомная катастрофа в Фукусиме в 2011 году), позволяет сделать вывод, что необходимость поддерживать высокую эффективность и сильная зависимость от личного доверия в отношениях поставщиков способствует возврату к прежнему статус-кво. Если эта тенденция продолжится, тогда нынешний сбой и географические изменения в ГПСЦ, вызванные пандемией, окажутся временными и самоустранятся по мере нормализации ситуации в мире.

Тем не менее, на этот раз всё может быть иначе, потому что Covid-19 нанёс по мировой экономической системе намного более широкий удар, а вызванный пандемией шок продолжается намного дольше, чем в большинстве предыдущих случаев. Текущие последствия пандемии объясняются в меньшей степени первоначальным закрытием Китая в начале 2020 года (китайская экономика и ГПСЦ восстановились затем с поразительной скоростью) и в большей – быстрым повышением спроса, спровоцированным огромными суммами государственного стимулирования и расходованием накопленных сбережений. Рассинхронизированное открытие экономики разных стран также способствовало усилению сбоев в поставках.

Могут потребоваться годы, чтобы осознать влияние кризиса Covid-19 на ГПСЦ. Пандемия могла спровоцировать фундаментальное переосмысление способов организации этих цепочек и подходов к размещению производству. Устойчивость, то есть способность быстро восстанавливаться после шоков, стала ключевым словом в этих дискуссиях. Одновременно геополитические проблемы создают давление на страны, вынуждая их сокращать зависимость от поставок из отдельных стран, при этом разрыв связей в важных высокотехнологических отраслях уже начался.

Новейшие всплески цен на энергоресурсы напоминают нам, что ГПСЦ будут сталкиваться с ещё более серьёзными проблемами в условиях, когда мир стремится ускорить переход к нетто-нулевым выбросам углекислого газа. Поскольку производство в рамках ГПСЦ географически разбросано, а промежуточные товары поставляются взад-вперёд через границы и на дальние расстояния, требования по декарбонизации производственных цепочек нарастают. Тем временем сами развивающиеся страны и страны с новой экономики обязаны выполнять обязательства по национально определяемым вкладам в рамках Парижского соглашения.

Впрочем, такое стремление декарбонизировать ГПСЦ открывает великолепную возможность ускорить переход к нетто-нулевым выбросам. Поскольку производственные сети опираются на способность лидирующих компаний повышать эффективность по всей цепочке, эти компании способны сыграть важную роль в реализации повестки перехода к нетто-нулевым выбросам в разных странах и отраслях. Многие из них уже взяли на себя обязательства стать углеродно-нейтральными к 2050 году, при этом центральные банки создают давление на кредиторов этих компаний, требуя от них сокращения климатических рисков в своих кредитных портфелях.

В то же время страны, желающие привлекать и удерживать инвестиции ГПСЦ, получат дополнительный стимул предлагать им зелёную инфраструктуру, в частности доступ к возобновляемой энергетике, к мультимодальным транспортным системам с нулевыми выбросами парниковых газов, к высокоскоростному интернету. И поэтому зелёный переход может стать конкурентным преимуществом для развивающихся стран, которые стремятся вступить в глобальные производственные системы и выполнить свои парижские обязательства. Повышение интереса со стороны правительств может, в свою очередь, стимулировать ведущие компании участвовать в совместных инвестициях в декарбонизацию.

Для реализации полного потенциала этого благотворного круга, создаваемого декарбонизационным давлением на лидирующие компании ГПСЦ и на страны, в которых они действуют, необходимо повышать прозрачность и прослеживаемость на всех уровнях производства и во всех аспектах производственных цепочек. Без тщательного измерения углеродного следа и последовательного внедрения международных стандартов рыночные силы и регуляторы не смогут сыграть свою ключевую роль.

Многосторонние банки развития могут содействовать устойчивым инвестициям в производственные цепочки, внедряя наилучшие технологии и стандарты и одновременно помогая обеспечивать прозрачность и прослеживаемость в вопросах выбросов CO2. Они могут также помогать инвесторам частного сектора в управлении политическими рисками, которые часто отпугивают от инфраструктурных инвестиций. Без частного и институционального капитала развивающиеся страны не смогут сократить своё инфраструктурное отставание от развитых стран.

Пандемия подчеркнула важность ГПСЦ для мировой экономики, особенно их помощь развивающимся странам, которые взбираются вверх по лестнице добавленной стоимости и сокращают отставание в уровне экономического процветания. Но этот кризис помог также понять ту потенциальную роль, которую ГПСЦ могут сыграть в ускорении перехода к нетто-нулевым выбросам в различных странах и отраслях. Как хорошо понимают мировые лидеры, собравшиеся сейчас в Глазго, нам понадобятся все доступные инструменты, помогающие гарантировать устойчивое будущее.

© Project Syndicate 1995–2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2512 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить