Отложенный спрос из-за пандемии: эйфория и пределы возможного

НЬЮ-ХЕЙВЕН – Во время второй прививки от Covid-19 я мог почти физически почувствовать вкус счастья от предстоящей реализации отложенных желаний. После года лишений настало время побаловать себя

ФОТО: Depositphotos.com/Xelastia

Я оказался достаточно удачлив (на самом деле достаточно стар), чтобы попасть в первую волну вакцинации, но вскоре прививки смогут сделать и все остальные американцы. Более широкая вакцинация приведёт к возникновению «коллективного иммунитета» к концу 2021, и подобный прогноз уже не является фантазией. Согласно этой логике, которую финансовые рынки уже активно учитывают в ценах активов, с окончанием кошмара Covid-19 американские потребители, так долго терпевшие лишения, смогут, наконец-то, расслабиться и насладиться великолепным V-образным восстановлением экономики.

Ах, если бы. В экономической науке концепция отложенного спроса хорошо изучена. Обычно она применяется к товарам длительного пользования (машины, мебель, бытовая техника и так далее), но её используют также и для описания активности в строительстве жилья и склонности бизнеса инвестировать в заводы и оборудование.

Идея отложенного спроса опирается на одну из базовых основ моделей динамики спроса, известную как эффект «корректировки запасов»: неожиданное событие, провоцирующее отсрочку расходов на товары длительного пользования с ограниченным сроком эксплуатации, не отменяет их устаревания (физического или технологического) и связанную с этим необходимость их замены. Согласно этой идее, как только сбой преодолён, всплеск отложенного спроса, связанного с заменой этих товаров, может подстегнуть восстановление экономики.

Обычно, чем сильнее шок и чем дольше вызванная им отсрочка спроса на модернизацию, тем сильнее отскок. Своим студентам я всегда предлагаю представить большую резинку: чем сильнее вы её растягиваете, тем сильнее она сожмётся, когда вы её отпустите.

Эта идея хорошо объясняет временный эффект шоков, которые экономисты называют экзогенными, например, природные катастрофы, забастовки, политические потрясения и войны. Но она не очень хорошо подходит для шоков, оставляющих после себя долго не заживающие шрамы на экономике, например, финансовые кризисы и – да – пандемии.

Последние тенденции в потребительских расходах США позволяют сделать вывод, что естественная сила отложенного спроса в основном уже израсходована. За последние восемь месяцев 2020, то есть после отмены карантина, отскок в потреблении товаров длительного пользования на 39% превысил размеры потерь во время карантина в марте и апреле. Из-за этого во второй половине 2020 потребление товаров длительного пользования выросло до 8,25% ВВП. Это самый высокий показатель с начала 2007 года, и это намного выше среднего уровня за период 2008-2019 – 7,1%.

Не исключено, что он ещё немного повысится. После нового транша федеральной помощи – в декабре были выписаны чеки по $600 для каждого, кто имеет на них право, – в январе был зафиксирован всплеск розничных продаж на 5,3%, что стало ещё одним свидетельством потребительской эйфории (определяющим стал повышенный прирост спроса на товары длительного пользования, такие как электроника, бытовая техника, мебель). А в ближайшем будущем ожидается ещё один, ещё более крупный раунд финансовой помощи в виде чеков на $1400, поскольку вскоре может быть одобрен представленный президентом Джо Байденом «Американский план спасения». В результате, представляется весьма вероятным, что спрос на потребительские товары длительного пользования получит дополнительный импульс.

Однако в этот момент отложенный спрос должен себя исчерпать. Это станет очевидней, если сравнить невероятные масштабы нынешнего всплеска расходов на потребительские товары длительного пользования с циклами отложенного спроса в прошлом.

Начиная с 1990-х восстановление объёмов личного потребления происходило сравнительно приглушённо. Однако во время семи циклических подъёмов, наблюдавшихся с середины 1950-х и до начала 1980-х, эффект отложенного спроса приводил к росту доли потребительских товаров длительного пользования в ВВП в среднем на 0,6 процентных пунктов в течение четырёх кварталов после достижения дна бизнес-цикла. На этом фоне выглядит особенно необычным недавнее повышение доли потребительских товаров длительного пользования в ВПП на целых 1,35 процентных пунктов относительно первого квартала 2020, когда эта доля снизилась до наименьшего уровня – 6,9%. Такой прирост в два с лишним раза превышает норму предыдущих циклов, и поэтому выглядит особенно неустойчивым.

Мощный эффект отложенного спроса, опирающийся на беспрецедентную поддержку бюджетными и монетарными мерами, маскирует более длительную скрытую тенденцию: потребители напуганы и, скорее всего, этот фактор будет сохраняться ещё долгое время, даже после вакцинации основной массы населения США. Так называемая «длинная тень» крупнейших пандемий прошлого служит очевидным историческим прецедентом для подобного сценария.

Об этом же свидетельствует и последняя статистика, демонстрирующая признаки тяжёлых последствий пандемии в секторе услуг – особенно в таких видах деятельности, которые требуют личного контакта, например, туризм, досуг и развлечения. Не важно, сделаны прививки или нет, личные контакты не соответствуют сложившемуся сейчас пониманию рисков для личного здоровья, которое почти несомненно будет влиять на потребительское поведение ещё долгие годы.

Именно это и показывают цифры. В то время как потребительские расходы на товары длительного пользования совершили мощный отскок, в секторе услуг отскок после отмены карантина – с мая по декабрь 2020 – помог компенсировать лишь 63% потерь в марте и апреле. Неудивительно, что рост в секторе услуг, на долю которого приходится чуть более 60% всех потребительских расходов в США, сдерживается в основном из-за видов деятельности, требующих личного контакта, в том числе транспорт (туризм), развлечения (досуг) и питание в ресторанах. В совокупности эти три категории расходов, чья доля в спаде всего сектора потребительских услуг во время карантина составила 61%, по-прежнему на 25% ниже пикового уровня, достигнутого в четвёртом квартале 2019.

Нерешительность спроса на потребительские услуги отражает аналогичные тенденции на рынке труда в США. Прошлой весной, после отмены карантина наблюдался значительный отскок в статистике найма работников, тем не менее, общее число нефермерских рабочих мест остаётся на 9,9 млн ниже пика в феврале 2020.

Причина опять же неудивительна. На 83% спад в числе занятых обеспечили частные предприятия сферы услуг, требующих личного контакта, в том числе транспорт, досуг, гостиницы, услуги питания, розничная торговля, кино и музыка, негосударственное образование. По данным нового исследования, после пандемии Covid-19 проблемы в сфере услуг, скорее всего, будут иметь затяжной характер, что отразится на американском рынке труда.

Итак, несмотря на предсказуемый эффект отложенного спроса на потребительские товары длительного пользования, статистика потребительского спроса и занятости в секторе услуг, требующих личного контакта, ясно показывает, что шрамы пандемии здесь ещё долго не будут заживать. А поскольку отскок за счёт отложенного спроса на товары длительного пользования близок к исчерпанию, восстановление экономики США после пандемии вряд ли будет происходить с такой же сверхсветовой скоростью, с которой была разработана вакцина.

© Project Syndicate 1995-2021 

Все материалы по теме «Пандемия коронавируса» вы можете посмотреть по этой ссылке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3674 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
14 апреля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить