МВФ и Всемирный банк приступают к тому, что ещё год назад было просто немыслимым

О новой финансовой многосторонности Джанет Йеллен

ФОТО: wikipedia.org

ЛОНДОН – Международный валютный фонд и Всемирный банк приступили к действиям, которые еще год назад были просто немыслимы. При бывшем президенте Дональде Трампе Соединенные Штаты – главный акционер с правом вето в обоих институтах – мало что сделали (за исключением того, что периодически вызывали сбои) в формировании их политики. Сейчас США играют ведущую роль в координации их роли и помощи бедным странам в реагировании на кризис COVID-19.

Возглавляет этот подход министр финансов США Джанет Йеллен. В письме к своим коллегам по G20 в феврале 2021 Йеллен написала, что ни одна страна не может "объявить о победе над двойным кризисом в области здравоохранения и экономики", вызванным пандемией. "Этo, – добавила она, – момент, созданный для действий и мультилатерализма".

По мнению директора-распорядителя МВФ Кристалины Георгиевой, возможно, письмо Йеллен не означачает начало нового "Бреттон-Вудского момента". Но это может свидетельствовать о долгожданном отходе от безрассудства и халатности Трампа. И она действительно стремится к реальным действиям, против которых выступала администрация Трампа: усилению инструментов МВФ и Всемирного банка, включая льготные механизмы фонда, и новое распределение его резервных активов, специальных прав заимствования (СДР) для увеличения ликвидности для стран с низкими доходами.

Этим странам, безусловно, необходима помощь, не в последнюю очередь потому, что кризис COVID-19 значительно ухудшил многие из их долговых обязательств. Безусловно, G20 уже разработала двусторонний подход к оказанию помощи странам с крупной задолженностью. Во-первых, он предусматривает временное облегчение долгового бремени – до июня этого года, хотя оно может быть продлено – в рамках "Инициативы по приостановке обслуживания долга". Во-вторых, он планирует повысить устойчивость долга посредством "Общей основы по урегулированию задолженности".

Но такую ​​поддержку необходимо расширять. К счастью, теперь, когда США отказались от своего неприятия нового распределения СДР, G20 согласилась позволить МВФ поработать над этим.

Стоимость СДР опирается на корзину валют (доллар США, евро, японскую иену, китайский юань и британский фунт стерлингов). Хотя СДР не функционируют как валюта, их можно обменять на свободно используемые валюты.

СДР не предназначены для помощи странам с низкими доходами. Напротив, они были предназначены для пополнения официальных резервов стран - членов МВФ и решения проблем с ликвидностью в то время, когда доллар США напрямую конвертировался в золото.

При этом доля СДР, получаемых каждой страной при данном распределении, определяется их квотами в МВФ. В соответствии с этой системой, страны G20 получат 68% от распределения СДР, а США, Великобритания и крупнейшие экономики Европейского союза претендуют на колоссальные 48%. Между тем бедные страны получат всего 3,2% от той же суммы.

Другими словами, СДР, как правило, достаются тем, кто в них меньше всего нуждается. А страны с низкими доходами с большей вероятностью конвертируют полученные СДР в свободно используемые валюты.

Столкнувшись с этой ситуацией, Йеллен дала понять, что готова рассмотреть потенциальные решения. Например, страны G20 могли бы направлять СДР, в которых они не нуждаются, в поддержку восстановления экономики в странах с низким уровнем дохода. Это могло бы открыть путь к созданию фондов на основе СДР.

Вместе с тем, даже в соответствии с существующей системой распределения, распределение СДР в размере 100% текущих квот МВФ – по утверждениям Италии, которая в настоящее время возглавляет G20, – принесло бы примерно 15,2 млрд СДР для беднейших стран. Это больше, чем среднегодовое льготное кредитование МВФ посредством Фонда сокращения бедности и содействия экономическому росту (1,25 млрд СДР).

Более того, к СДР не предъявляется никаких условий. Таким образом, продвигая их использование, Йеллен фактически признала, что гибкая и не ограниченная условиями ликвидность - а не льготное кредитование – является максимальной защитой. В то же время она подчеркивает рациональное управление и необходимость установления общих параметров, тем самым повышая транспарентность и ответственность при обмене СДР.

Это подводит нас к "слону в комнате": как страны будут использовать свои СДР? Можно ли позволить использовать их, скажем, для обслуживания двусторонней задолженности? В этом случае такие многосторонние деньги могли бы в конечном итоге принести пользу двусторонним кредиторам, таким как Китай, – исход, о котором предупреждал предшественник Йеллен, Стивен Мнучин.

Ответы на такие вопросы потребуют более масштабных усилий по устранению многих зияющих пробелов в существующей многосторонней финансовой системе – пробелов, которые зачастую оставляют финансово нуждающимся странам не так много хороших вариантов. В результате странам с низкими доходами часто приходилось прибегать к обременительным двусторонним займам и становиться заложниками частных кредиторов и смешанных структур, таких как государственные банки Китая. Это создало значительную асимметрию между разными типами долгов и разными типами кредиторов.

Для решения этих проблем нуждающимся странам необходимо предоставить многосторонние финансовые инструменты. Более того, G20 должна принять более решительные меры для поддержания приемлемого уровня задолженности, координации международных действий и заключения справедливых сделок между двусторонними кредиторами, особенно Китаем и должниками с низкими доходами.

Хорошая новость заключается в том, что Йеллен – с ее акцентом на управление, гибкость и доступность – похоже, признает пробелы в международной финансовой архитектуре. Будем надеяться, что она продолжит прокладывать путь к новой финансовой многосторонности, которая их решит.

© Project Syndicate 1995-2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16072 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
28 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить