Мифы о миграции против фактов экономики

19 декабря 2018 года Генеральная Ассамблея ООН проголосовала за принятие «Глобального договора о безопасной, упорядоченной и легальной миграции»: «за» было подано 152 голоса, «против» – пять, 12 стран воздержались. Сторонники данного договора называют его шагом вперёд на пути к более человечному и упорядоченному управлению миграцией. Тем не менее оппозиция остаётся колоссальной

Фото: pixabay.com

Договор не является юридически обязывающим, он не гарантирует новых прав мигрантам. Более того, перечисленные в этом договоре 23 цели были выработаны после двух лет инклюзивных дискуссий и шести раундов переговоров, нацеленных специально на создание таких механизмов международного сотрудничества, которые бы не вмешивались излишним образом во внутренние дела государств.

Поскольку вокруг этого договора возникло явное недопонимание, стоит внимательней присмотреться к проблеме миграции – и к тем огромным выгодам, которые хорошо управляемая система способна принести как принимающим странам, так и странам происхождения мигрантов.

Миграция мотивируется в первую очередь отсутствием экономических перспектив в родной стране. В странах с высокими доходами средний уровень доходов в 70 с лишним раз выше, чем в странах с низкими доходами, поэтому неудивительно, что в развивающемся мире многие люди решают отправиться на поиски удачи в другие страны.

Эта тенденция усиливается демографическими сдвигами. В странах с высоким уровнем доходов население стареет. Напротив, во многих странах с низким уровнем доходов быстро растёт население работоспособного возраста и количество молодёжи. Негативное давление на рынок труда создают также радикальные изменения в технологиях. Кроме того, как указывается в новом докладе Всемирного банка, данную тенденцию будет усиливать изменение климата: согласно оценкам, в предстоящие десятилетия 140 млн человек будут вынуждены покинуть свои дома.

Однако вопреки распространённым взглядам, почти половина всех мигрантов едут не из развивающихся стран в развитые. Они мигрируют между развивающимися странами, зачастую выбирая государства по соседству.

Кроме того, растёт обратная миграция (этот факт часто игнорируется), поскольку мигрантам нередко отказывают в доступе на рынок труда или истекает срок их трудовых контрактов. Например, за последние два года количество вновь зарегистрированных работников из Южной Азии в странах Персидского залива существенно снизилось – в разных странах это снижение составило от 12% до 41%. В период с 2011 по 2017 годы число потенциальных обратных мигрантов в Европе (те, кто попросил убежище, но их заявления были отвергнуты или у них не оказалось документов) выросло в четыре раза, достигнув 5,5 млн. За тот же период число потенциальных обратных мигрантов в США увеличилось в два с лишним раза, превысив 3 млн человек. Обратная миграция из Саудовской Аравии и Южной Африки также возросла.

Между тем мигранты, которые остаются в принимающих странах, вносят существенный вклад в экономику. Общее число мигрантов в мире оценивается в 266 млн человек, что составляет всего лишь 3,4% мирового населения, но их вклад в ВВП превышает 9%.

Чтобы добиться такого результата, мигрантам приходится преодолевать высокие барьеры на пути к экономическому успеху. Например, неквалифицированным работникам, особенно из бедных стран, часто приходится платить очень большие суммы (они могут превышать годовой доход работника-мигранта в некоторых из принимающих стран) недобросовестным агентам по найму ради того, чтобы найти работу за пределами страны. Именно поэтому в программу «Цели устойчивого развития» (ЦУР) включена цель снижения стоимости найма.

Кроме того, миграция приносит большую экономическую выгоду родным странам мигрантов. Хотя основную часть своих доходов мигранты тратят в принимающей стране (повышая там спрос), они, как правило, ещё и отправляют деньги членам своей семьи, оставшимся дома. Сумма этих переводов превышает размеры официальной помощи развитию. В прошлом году денежные переводы в страны с низким и средним уровнем доходов выросли на 11%, достигнув $528 млрд. Это больше потока прямых иностранных инвестиций в данные страны.

Крупнейшим получателем денежных переводов в мире является Индия ($80 млрд), за которой следуют Китай, Филиппины, Мексика и Египет. Если измерять эти переводы как долю в ВВП страны, тогда крупнейшими получателями оказываются Тонга, Киргизстан, Таджикистан и Непал. Увеличение объёмов денежных переводов в 2018 году объясняется улучшением ситуации на рынке труда в США и восстановлением объёмов денежных потоков из России и стран Персидского залива.

Впрочем, в полной мере потенциал денежных переводов как инструмента поддержки устойчивого развития не реализуется. Главным препятствием является высокая стоимость денежных переводов.

Мигранты, пересылающие деньги домой, платят в среднем 7% от общей суммы перевода, что объясняется слабостью конкуренции на рынке услуг денежных переводов (это вызвано строгостью регулирования, призванного бороться с финансовыми преступлениями, например отмыванием денег), а также использованием неэффективных технологий. Для достижения поставленной в программе ЦУР задачи снизить стоимость денежных переводов до уровня менее 3% (что помогло бы добиться прогресса на пути к достижению другой задачи – увеличение общего объёма переводов) государствам мира необходимо заняться решением данной проблемы.

Мы внимательно отслеживаем эти часто игнорируемые формы поддержки развития за счёт миграции, поскольку они связаны с индикаторами ЦУР. Но появились новые исследования, которые опровергают и другие мифы о миграции, например, показывая, что мигранты не создают значительной нагрузки на бюджет принимающих стран и не оказывают негативного давления на зарплаты местных работников с низкой квалификацией.

Миграционные потоки возрастают – и эта тенденция будет сохраняться. Фрагментированная миграционная политика, формируемая под влиянием популярных мифов, не позволит эффективно управлять этим процессом, а уже тем более воспользоваться возможностями стимулировать развитие за счёт миграции. Лишь такой скоординированный подход, который предусматривается Глобальным договором, позволит этого добиться.

Махмуд Мохиелдин – старший вице-президент Группы Всемирного банка по вопросам «Программы развития до 2030 года», партнёрств и связей с ООН, бывший министр инвестиций Египта

Дилип Ратха – глава отдела миграции и денежных переводов Всемирного банка, руководитель Глобального партнёрства по обмену знаниями о миграции и развитии (KNOMAD)

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6468 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
14 октября родились
Дархан Калетаев
первый заместитель руководителя Администрации Президента
Узакбай Карабалин
заместитель председателя ассоциации KAZENERGY, член совета директоров НК «КазМунайГаз»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить