Левый центр и глобализация

Народные волнения во Франции угрожают разрушить надежды, которые столь многие возлагали на президента Франции Эммануэля Макрона после его избрания в мае 2017 года. Когда его партия La République En Marche! («Республика, вперёд!») получила абсолютное большинство в парламенте, Макрон пообещал провести трудные реформы не только во Франции, но и в Евросоюзе. Однако теперь он столкнулся с крупнейшим кризисом своей президентской власти

Фото: ИноСМИ

Для оживления Евросоюза уже давно был нужен сильный лидер во Франции, способный перестроить экономику страны. До появления предложения о топливном налоге, которое в ноябре заставило выйти на улицы движение «жёлтых жилетов», Макрону удавалось преодолеть оппозицию реформам на рынке труда. Эти реформы, хотя и являлись политически трудными, были необходимы для снижения дефицита бюджета страны до уровня менее 3% ВВП, что соответствует правилам ЕС, а также для модернизации щедрой французской системы социального страхования на фоне радикальных изменений, вызванных новыми технологиями.

В мае один из авторов этой статьи (Кемаль Дервиш) писал, что традиционный центр – и правый, и левый – слишком глубоко укоренился в европейской политической жизни, чтобы новоявленное политическое движение, подобное движению Макрона, могло его с лёгкостью стереть. Для сохранения популярности Макрон обязан сотрудничать либо с правым центром, либо с левым, или же каким-то образом интегрироваться с ними.

В первом туре президентских выборов 2017 года две трети левоцентристского электората Франции проголосовали за Макрона. Тем не менее, когда он вступил в должность, перед ним были открыты два пути. Выбрав первый путь, он мог принять повестку правого центра и проводить такую трудовую, налоговую и инвестиционную политику, которая бы помогала «адаптации» Франции к «капиталистической» глобализации. Немного неожиданно, но это был именно тот путь, который он сразу выбрал, быстро превратившись в любимчика ориентированной на бизнес международной прессы.

Другой путь потребовал бы от Макрона использования уже существующей, хотя и немного смутной концепции левого интернационализма. На практике этот означало проведение политики помощи среднему классу с одновременным обновлением устаревшей программы левого центра для учёта эффекта новых революционных технологий и бизнес-моделей. Экономист Дэни Родрик уже давно утверждает, что расширение глобализации требует расширения роли государства для компенсации потерь тех, кто лишился работы из-за свободной торговли, либерализации капитального счета и так далее. Без таких компенсаций нет гарантии, что глобализация будет и дальше широко поддерживаться обществом.

Это не означает, что Франция может обойтись без правоцентристских реформ. Бюджет невероятно важен, а для сокращения размера дефицита всегда будут требоваться непопулярные меры по снижению расходов и повышению налогов. Кроме того, французский рынок труда традиционно перекошен в сторону инсайдеров, затрудняя поиск работы для всех остальных. Государственная система железных дорог также отчаянно нуждается в перестройке. В течение первых полутора лет в должности Макрон начал заниматься всеми этими проблемами и сумел сверстать бюджет с дефицитом, соответствующим правилам ЕС.

Проблема в том, что, проводя эти реформы, Макрон проигнорировал свою левоцентристскую избирательную базу. Шаг за шагом его реформы стали выглядеть как приносящие выгоду исключительно богачам. В результате, когда было объявлено, что правительство намерено повысить налог на дизельное топливо, представители среднего и рабочего класса, которым приходиться издалека ездить на работу, вышли на улицы. Поскольку опросы показывали, что примерно 70% французов поддерживают протестное движение «Жёлтых жилетов», Макрону пришлось отступить.

Существовала ли какая-нибудь полноценная левоцентристская альтернатива, которую вместо этого мог бы реализовать Макрон? Краткий ответ – нет. Реформаторы, озабоченные в первую очередь проблемами неравенства доходов и богатства, экологической стабильности и демократии, до сих пор пытаются понять, каким должен быть подход левых к глобализации. В отличие от неолиберализма, с его чёткими политическими рецептами, левоцентристский подход должен предложить совершенно новый общественный договор, позволяющий справиться с последствиями технологических изменений, усиления глобализации и изменения климата.

Кроме того, левым необходимо понять, что они не могут выиграть битву, концентрируясь на одних только вопросах внутренней политики. Технологические инновации и глобальные сети, которые способствуют распространению этих инноваций, невозможно повернуть вспять или разорвать; в лучшем случае можно замедлить их развитие. Однако те, кто решит сопротивляться переменам, в экономике будущего станут просто менее конкурентоспособны. Следовательно, единственный реальный вариант – двигаться вперёд, но с обязательными реформами системы социальной помощи с целью защитить каждого гражданина и обеспечить компенсации тем, кто проигрывает. Следует также выделить достаточно ресурсов для помощи в обучении и содействия новым карьерам.

Надо ли говорить, что новый левоцентристский общественный договор потребует значительных государственных ресурсов, которые следует применять с умом и зачастую на уровне местной власти. Одновременно правительствам надо будет сотрудничать для предотвращения международного шантажа в виде смены юрисдикций ради налогов и регулирования. Неуправляемая глобализация стимулирует капитал и получателей высоких доходов уходить в юрисдикции с низкими налогами, тем самым, лишая правительства доходов, которые необходимы для поддержания систем социального страхования. К счастью, «Большая двадцатка» начинает считать эту ситуацию проблемой. Впрочем, необходимо проделать намного больше работы для адаптации налоговой системы, а также систем здравоохранения и образования к глобальной экономике, в которой технологические гиганты создают новые формы монопольной власти.

Данные усилия потребуют серьёзных раздумий и нового мышления. Со своей стороны, левоцентристские лидеры должны начать изучать идеи для создания новых, радикальных и инновационных платформ управления на национальном и международном уровнях. Им было бы полезно прочесть новую книгу историка Юваля Ноа Харири «21 урок для XXI века», в которой предлагается проект решения коллективных проблем, таких как изменение климата и ядерное распространение.

Мир переживает технологическую революцию, которая потенциально может принести пользу нам всем. Но многое будет зависеть от наличия лидеров, способных управлять предстоящими радикальными переменами. Альтернативный вариант – угроза повторения политических катастроф и мировых войн XX века в новой версии. В любом случае Макрон задаёт тон, потому что происходящее во Франции будет касаться не только Франции.

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6610 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
23 сентября родились
Асылбек Карибаев
Генеральный директор ТОО «ҚазМұнайГаз Өнімдері»
Мурат Бекмагамбетов
директор департамента стратегии GR и корпоративного развития АO НК "Қазақстан темір жолы"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить