Из-за пандемии нищих стало значительно больше

ДАККА – В период с 1990 по 2019 годы число людей, живущих в крайней нищете (ниже установленного Всемирным банком порога $1,90 в день), резко сократилось: с 1,9 млрд до 648 млн. Но пандемия Covid-19 развернула вспять этот прогресс

ФОТО: © pixabay.com

К концу 2021 года примерно 150 млн человек скатятся обратно в крайнюю нищету из-за пандемии.

Впрочем, даже до Covid-19 мир не находился на траектории искоренения крайней нищеты в течение ближайшего десятилетия. Прогресс в снижении бедности стал замедляться задолго до пандемии: в период с 2015 по 2019 годы темпы сокращения бедности в мире не достигали половины процентного пункта в год. С такими темпами (даже без Covid-19) в 2030 году в крайней нищете продолжали бы жить 537 млн человек, а это значит, что «Цели устойчивого развития» ООН (сокращённо ЦУР), и в первую очередь ЦУР №1, оказались бы невыполненными.

В BRAC, крупнейшей в мире НКО Глобального Юга, накопленный за десятилетия опыт планирования, реализации, консультаций и адаптации мер по сокращению бедности позволяет сделать полезные выводы о том, как можно сделать программы и меры, направленные на борьбу с бедностью, более эффективными.

Во-первых, эти программы должны охватывать людей, находящихся в самой крайней нищете. Эти люди сталкиваются с барьерами, препятствующими доступу к социальным программам и услугам. У них с меньшей вероятностью есть счёт в банке, постоянный адрес или официальные документы, а всё это может требоваться для регистрации в программах. Кроме того, они сталкиваются с социальным осуждением (стигмой) при получении государственных услуг, и зачастую у них нет достаточной информации о программах, на участие в которых они имеют право.

В странах с низкими доходами 79% человек из нижнего квинтиля пирамиды доходов не получают никакой социальной помощи. Чтобы гарантировать получение помощи теми, кто в ней больше всего нуждается, правительства и их партнёры обязаны планировать меры и программы, позволяющие преодолевать барьеры, с которыми сталкиваются люди в крайней нищете, и помогающие интегрировать их в существующие системы социальной защиты.

Во-вторых, эти программы должны помогать людей, живущим в крайней нищете, формировать долгосрочную устойчивость. Правительства и их партнёры обязаны делать намного больше, чем просто улучшать обеспечение базовых потребностей. Они должны инвестировать в программы, дающие людям в крайней нищете возможность приобретать навыки и ресурсы, которые им необходимы, чтобы не попасть снова в ловушку бедности. Такой подход очень важен во времена кризисов, что недавно доказала работа нашей команды BRAC, консультировавшей правительство Филиппин (в партнёрстве с Азиатским банком развития) при реализации программы борьбы с бедностью.

Во время пандемии эта программа подключала её участников к денежной помощи от национального правительства и продовольственной помощи от местных властей. Одновременно она обеспечивала ресурсы и профессиональную подготовку, необходимые для формирования множества источников дохода. В результате 76% участников программы смогли продолжать получать доходы даже во время жёстких карантинов.

В-третьих, программы должны учитывать многогранный характер бедности и её локальную специфику. У крайней нищеты множество аспектов. Точное определение должно учитывать множество сфер, в которых люди, живущие в крайней нищете, сталкиваются с лишениями, начиная с отсутствия питьевой воды и электричества и заканчивая недостаточным питанием и исключённостью из общества. Подобные лишения и меры, необходимые для их преодоления, варьируются у разных групп населения и в разных регионах. Опираясь на оценку факторов, связанных с конкретными географическими и социально-экономическими условиями, правительствам и их партнёрам нужно вырабатывать более всесторонние меры, которые помогают беднякам справляться с их уникальными проблемами.

В-четвёртых, эти программы должны взаимодействовать с местными сообществами и властями, чьё активное участие способно помочь лучше отразить реалии повседневной жизни людей и обеспечить локальную поддержку мер борьбы с нищетой. Привлечение гражданского общества к этому процессу также может сыграть важную роль в обеспечении контроля над действиями правительства и обеспечить спрос на более эффективные программы и решения. Кроме того, местные власти могут помочь национальным правительствам и их партнёрам находить маргинализированные домохозяйства и поддерживать их социальную интеграцию.

В-пятых, правительства и их партнёры обязаны постоянно анализировать, какие меры работают, а какие нет, чтобы затем соответствующим образом корректировать свои программы. Для получения максимального и масштабного эффекта от мер по борьбе с бедностью правительства и их партнёры должны проводить мониторинг, оценку и делать выводы из реализуемых ими программ, а затем – при необходимости – пересматривать их.

Подобная оценка должны начинаться с определения принципов, лежащих в основе программ. В дальнейшем компоненты программ следует корректировать и тестировать с учётом этих принципов, а результаты тщательно отслеживать. Только с помощью такой адаптации, опирающейся на факты, правительства и их партнёры смогут гарантировать, что реализуемые ими программы создадут долгосрочный эффект и будут корректироваться для удовлетворения уникальных, меняющихся нужд людей.

Все эти усилия должны осуществляться в сотрудничестве. Если международное сообщество будет следовать изложенному плану, тогда программы и меры борьбы с бедностью могут стать более инклюзивными, готовыми к адаптации, всесторонними. Помимо привлечения к этой работе гражданского общества и учёных, правительствам также понадобится помощь организаций развития, в том числе многосторонних институтов и стран-спонсоров, которые способны компенсировать недостаток ресурсов до тех пор, пока эти правительства не смогут самостоятельно мобилизовать достаточное количество внутренних ресурсов. У многих стран с низкими и средними доходами просто нет бюджетного пространства и государственных возможностей, чтобы самостоятельно реализовать масштабные программы сокращения бедности.

ЦУР №1 тесно связана с другими целями устойчивого развития – от обеспечения гендерного равенства до содействия устойчивости и улучшения питания. Covid-19 развернул вспять десятилетия прогресса на этих направлениях. Если мы действительно хотим восстановиться после пандемии, нам понадобятся всесторонние меры, поддерживающие прогресс на множестве направлений развития одновременно. Единственный способ не допустить, чтобы множество люди остались позади: улучшить финансирование, комплексность подходов и эффективность масштабных мер борьбы с бедностью.

Шамеран Абед, старший директор по микрофинансированию и программам градуации в международной организации развития BRAC.

© Project Syndicate 1995-2021 

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2960 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить