Как искусство меняет жизнь города и работает на прибыль

Последние несколько лет все сложнее не замечать растущего интереса бизнеса и власти к креативным индустриям - мощным драйверам экономики, которые включают в себя такие направления, как искусство, дизайн, моду, IT, киноиндустрию, урбанизм

Жаум Пленза перед входом в Есентай Тауэр
 ©
Жаум Пленза перед входом в Есентай Тауэр

По данным отчета UNESCO за 2018 год уже сегодня креативный сектор зарабатывает мировой экономике $2,250 млрд и экспортирует около $250 млрд, создавая новые рабочие места для женщин, людей в возрасте от 15-29 лет и, по прогнозам, в скором времени будет отвечать за 10% мирового ВВП.

Пусть эти цифры не выглядят так же впечатляюще, как, скажем, нефтяной сектор. Однако креативное сообщество не лукавит, когда называет культуру новой нефтью - ведь капитализации всего рынка одного значимого художника может в разы превышать стоимость нескольких нефтяных компаний. Например, Газпром, который сегодня оценивается примерно в $80 млрд, вряд ли обгоняет капитализацию рынка всех произведений Пабло Пикассо, аукционный рекорд которого составляет $179,365,000 за полотно «Женщины Алжира» (версия 0) .

Пабло Пикассо «Женщины Алжира»
 ©
Пабло Пикассо «Женщины Алжира»

Очевидно, что не каждый из объектов, созданных художником, может уйти на аукционе с таким ценовым коридором, но совокупно они аккумулируют внушительный объем капитала, при передвижении которого государство получает налоги, а индустрия - новые стимулы. И уже сейчас ясно, что в недалеком будущем строить университеты искусства будет так же выгодно, как строить заводы.

Очевидно и другое: не все художники становятся Пабло Пикассо, и завод кажется более понятным активом с возможностью заранее просчитать затраты и понять долю рынка в той или иной индустрии. Здесь также важно, что общим местом индустриального и постиндустриального мира все еще являются города как центры концентрации рабочей силы, культуры и средств производства. Просто суть этих городов меняется - с централизованных, зонированных под производство кирпичных гигантов или других градообразующих предприятий в сторону пешеходных, комфортных для жизни и эстетически приятных городов, где рождается и процветает культура. Как правильно заметил известный политолог и галерист Марат Гельман, патриотизм становится сегодня градоцентричным, и города соревнуются за человеческий капитал - мы более не привязаны к жизни в одном месте и выбираем те города, где нам комфортнее работать и жить.

Одним из основных факторов такого комфорта является наличие в этих городах логичного архитектурного облика и грамотно вписанного в него паблик-арта. И если в случае с архитектурой разработка единого визуального кода и переход к одноцветным, простым текстурам - задача довольно сложная, то с паблик-артом ситуация кажется более прогнозируемой и понятной. Есть общественные пространства, пешеходные зоны и бизнесы, которые нуждаются в привлечении людского потока и придания месту идентичности.

Почему мы так любим Лондон, Париж и Барселону и часто называем их культурными столицами? Отчасти потому, что эти города наполнены объектами публичного искусства, созданными известными и понимающими эту задачу художниками. Так, в Нью-Йорке только одна организация Public Art Fund с даты своего основания в 1977 году выставила более пятисот художников и проектов в публичных пространствах города - от Таймс-сквер до камерных парков Бронкса – сделав его тем самым более «живым», более откликающимся на новые вызовы времени, которые как бы незримо соперничают с традиционной, привычной архитекрутой.

Более пятисот проектов - это не считая крупный частный капитал, корпорации и малый бизнес, которые тоже вкладывают деньги в развитие культурной инфраструктуры города через программу «Процент на искусство» (Percent For Art). Суть программы проста - около 1% от общего бюджета всех девелоперских компаний идет в казну города и перераспределяется в сектор культурной экономики через установку скульптур, субсидирование некоммерческих организаций и стимуляцию сообществ разных районов города, направленных на решение задач каждого из них.

Александр Колдер «Фламинго» на площади Федерального центра в Чикаго
 ©
Александр Колдер «Фламинго», площадь Федерального центра в Чикаго

К примеру, компания Х строит небоскреб за условные $500 млн, а это значит, что $5 млн оттуда попадают в мэрию, где группа компетентных кураторов покупает на них знаковую скульптуру, которая остается на балансе города или самой организации. Именно так в 1974 году у Чикаго появился «Фламинго» Александра Колдера за относительно доступные для бюджетов больших городов $350,000. Даже с учетом инфляционной корреляцией эта скульптура является великолепным активом, который, с одной стороны, оживляет место и добавляет ему идентичность, с другой стороны, пассивно растет в стоимости, одновременно повышая средние показатели по цене за квадратный метр примерно на 4% в год на объекты недвижимости в радиусе одной пешеходной мили. Сложно рассчитать рыночную стоимость «Фламинго» сегодня, но, с учетом аукционных рекордов художника за произведения куда меньшего размера, эту работу можно оценить в десятки миллионов долларов - это если Чикаго вдруг когда-то решит продать принадлежащий ему шедевр.

Те же металлические балки, из которых в индустриальной экономике сделали бы рельсы, переходят в разряд символического капитала и дают неожиданно такой же, если не более эффективный результат: железо + художник = история. А людям одинаково важны и рельсы, и фламинго, вырастающий из мостовой шумного города. Люди являются продуктом эволюции эстетических процессов, нам нравится окружать себя красивыми объектами со времен, когда еще австралопитеками мы собирали ракушки на берегу моря. Мы с большей вероятностью выпьем кофе на площади, где есть скульптура, чем там, где ее нет.

Тонни Крэг в Окленде
 ©
Тонни Крэг в Окленде
Энтони Гормли в Филадельфии
 ©
Энтони Гормли в Филадельфии

Это уже понимают представители крупного казахстанского бизнеса, покупая для территории своих девелоперских проектов скульптуры таких знаменитых художников, как Жауме Пленза, Фернандо Ботеро и Ник Фиддиан Грин. Через эти прогрессивные решения улучшается городская среда, выигрывает художник, чье произведение теперь является визуальным и смысловым магнитом, а также бизнес, который правильно диверсифицирует свой портфель через искусство.

Жауме Пленза на променаде перед Rockefeller Center
 ©
Жауме Пленза на променаде перед Rockefeller Center

До 5% всех активов подавляющего большинства таких городов лежат именно в искусстве. А с учетом того, сколько денег Федеральный резерв напечатал с начала пандемии, задуматься над диверсификацией портфеля стоит всем бизнесам, чья капитализация превышает $100 млн. Важным фактором тут является еще и локальность подобных приобретений, и, если государственный аппарат пока подстраивается под эти экосистемы (остро нуждаясь, например, в налоговой реформе по субсидированию культуры), то бизнес может не ждать появления программы «Процент на искусство» и начать собирать свои коллекции скульптур уже сегодня.

Здоровый баланс между blue chip - художниками с западной репрезентацией - и вера в локальные сообщества, а также потребности самого рынка ощутимо приблизят грани этого спектра друг к другу. По-настоящему здорово было бы видеть на одной площади знаменитостей вроде Яёи Кусамы и казахстанских художников, чей рынок утвердился бы и окреп от удачного соседства с мировой звездой. Подобные культурные мостики между одними сообществами и другими быстро замечают звездные архитекторы, урбанисты и коллекционеры искусства, чем стимулируют интерес к городу и его культуре и чем, очевидным образом, привлекают новые инвестиции и новых туристов. Так формируется здоровая экосистема, в которой бизнес помогает художнику, который помогает городу, который в свою очередь помогает бизнесу.

Помимо этого, стоит вспомнить, что рынок лучших художников (по индексу Art Price 100) с начала 2000-х опережает S&P500 на 250% - а это вполне ощутимый рост, который можно посчитать на калькуляторе. Искусство делает города лучше, его владельцев богаче, а также формирует благоприятную среду для улучшения человеческого капитала внутри города. Человек устанавливает скульптуры в местах, которые являются ключевыми для любого города со времен Древнего Египта, Греции и Рима.

Цивилизации приходят и уходят, но то, как распорядились пространством городов люди, жившие там, отзывается эхом через столетия и помогает нам понять самих себя. Искусство - это смысловой архив общества, через него мы манифестируем ценности нашего социума, а также ценности наших компаний и бизнесов, делая мир вокруг изящнее, содержательнее и лучше.

Владислав Слудский, арт-консультант, соучредитель Евразийского культурного альянса, основатель Qazart

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5324 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить