И что теперь, Америка?

По крайней мере не случилось катастрофы. Если бы демократы не получили большинство в Палате представителей США, президент Дональд Трамп почувствовал бы себя всемогущим, со всеми печальными последствиями, которые могли из этого последовать

Иллюстрация: © Depositphotos.com/frizio

Тем не менее республиканцы по-прежнему контролируют сенат, а это значит, что судебная система, включая Верховный суд, будет и дальше сдвигаться вправо. А избрание губернаторов-республиканцев в таких крупных штатах, как Огайо и Флорида, означает, что избирательные округа могут быть сформированы так, чтобы повысить шансы Трампа на переизбрание в 2020 году.

Одним из наиболее распространённых политических клише накануне прошедших промежуточных выборов стала идея, что это «битва за душу Америки». Легко себе представить республиканцев и демократов, которые выступают за две разные версии страны. Одна является преимущественно белой, посредственно образованной, не очень молодой, сильной своим сельским населением, которое с гордостью носит оружие. Другая – лучше образованна, моложе; это городская страна, которая отличается расовым разнообразием, большой активностью женщин и желанием ввести контроль над оружием. Это карикатура, но она отражает очень узнаваемую реальность.

Хотя обе стороны считают себя патриотичными американцами, их представления о патриотизме совершенно различаются. Писатель Джеймс Болдуин хорошо сформулировал, что такое «прогрессивный» патриотизм: он любил Америку больше, чем любую другую страну в мире, и по этой причине настаивал на своём праве постоянно её критиковать. Трамповские патриоты назвали бы Болдуина предателем.

Теперь, когда демократы получили большинство в палате представителей, у них появится большое искушение сделать максимальную ставку на свои самые сильные, как им представляется, стороны: расовое и гендерное разнообразие, а также общую ненависть к Трампу. Это была бы логичная позиция. Трамп действительно ужасен, а демократы могут совершенно правомерно утверждать, что белые мужчины в возрасте, которые живут в деревнях, в меньшей степени представляют сегодня Америку, чем молодёжь, горожане, небелое население, а также женщины, чья роль в обществе возросла.

Тем не менее акцент в повестке демократов на Трампе и на разнообразии стал бы ошибкой. Появятся требования, особенно со стороны более молодых демократов, окрылённых своим успехом, объявить импичмент президенту. Но пока сенат, который должен признать виновность президента, находится в руках республиканцев, выдвижение обвинений палатой будет практически бессмысленным. Даже если палата объявит ему импичмент, Трамп всё равно останется президентом, а республиканцы будут стремиться защищать его ещё более рьяно.

Да, конечно, это хорошо, когда в парламенте появляется больше женщин, небелых и нехристиан. Это создаёт освежающий и нужный контраст в сравнении с Республиканской партией, которая перестроила себя по образу своего лидера – злобная, белая и часто откровенно расистская. Но борьба с политикой идентичности, которую проводит Трамп, с помощью столь же агрессивных форм политики идентичности приведёт лишь к усилению политического трайбализма, и это может затруднить для демократов победу на национальных выборах.

Существует постоянная опасность, что демократы окажутся расколоты: более молодые радикалы выступят против истеблишмента, которое в основном является белым. Но у республиканцев, казалось бы, совершенно единых в поддержке своего лидера, тоже есть эта проблема. Социально либеральные и высокообразованные республиканцы, которые ранее были основой партии, отодвинуты в сторону, так что их почти не видно. Джон Маккейн был, наверное, последним из этих могикан.

Демократы должны воспользоваться этим. И сделать это можно, снизив акцент на сексуальной, расовой и гендерной идентичности и повысив акцент на экономику. Это может показаться наивной стратегией в период экономического бума, когда республиканцы могут хвастаться рекордно низким уровнем безработицы. Тем не менее даже многие традиционные консерваторы, выступающие за политику невмешательства государства в экономику (laissez-faire), должны признать, что зияющая пропасть между богатыми и бедными не очень хороша для бизнеса. Генри Форд не был источником мудрости по очень многим вопросам, однако он понимал, что, если вы хотите продавать автомобили, вы должны положить в карманы людей достаточно денег для того, чтобы они могли их покупать.

Это вопрос, который тоже близко связан с противоречиями американской души. Для одних американская идентичность основана на полнокровном капиталистическом предпринимательстве и грубом индивидуализме, которому не мешает стремиться к материальному счастью избыточное государственное регулирование. Для других Америка выступает за идеалы расширения социальной справедливости и экономического равенства, что в наши дни подразумевает ещё и обязательство бороться с изменением климата (эта проблема практически не обсуждалась в ходе нынешней предвыборной кампании), поскольку глобальное потепление будет наносить беднякам больший урон, чем богатым.

У самых богатых бывают времена бума. Таким, например, был «Позолоченный век» в конце XIX века, когда 2% американских домохозяйств владели более чем третью богатств страны. Таким является и наше время, когда 1% населения владеет почти половиной всего богатства Америки. А бывают и периоды реформ, когда правительство пытается изменить этот баланс. Самый знаменитый пример – «Новый курс» Франклина Рузвельта в 1930-е.

Сейчас явно настало время для «Нового курса II». Вместо обещания новых налоговых льгот для самых богатых граждан, следует предложить более справедливую бюджетную политику, которая предоставит средства на необходимые мосты и другие общественные блага и услуги, которые улучшат жизнь каждого. Доступная медицина для всех граждан – это признак цивилизованного общества. США ещё очень далеки от этой цели. То же самое можно сказать и по поводу качественного государственного образования. Просто абсурдно, что до сих пор такое большое количество людей, получающих выгоды от подобных «социалистических» мер, можно убедить голосовать против этих мер, потому что они якобы «неамериканские».

Концентрация внимания на эгалитаризме будет, конечно, привлекательна для либералов, но она не должна отпугнуть и более умеренных избирателей, поскольку повышение равенства – это хорошо для экономики. Кроме того, это, возможно, позволит убедить даже некоторых недовольных, бедных сторонников Трампа, которые поймут, что целью его псевдопопулизма не является помощь простому, испытывающему трудности народу в городах Ржавого пояса и сельской глубинке. Его цель – дать ещё больше денег очень немногим людям. Центральная идея демократов в ближайшие два года должна быть такой: при плутократии все остальные проигрывают.

© Project Syndicate 1995-2018 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3942 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить