Отчего в Центральной Европе фатальный недостаток нелиберальных демократий

Уличные протесты в Будапеште против нового закона о сверхурочной работе – его быстро окрестили «законом о рабстве» – подчёркивает уязвимость нелиберальных демократий, возникших в Центральной Европе. Этот закон, принятый без каких-либо предварительных консультаций, призван ограничить стоимость труда и мобильность рабочей силы, чтобы удержать прямые иностранные инвестиции – и рабочие места – в Венгрии. Он также выгоден работодателям, в том числе новой и обладающей политическими связями элите, которая окружает премьер-министра Виктора Орбана

Здание парламента Венгрии, Будапешт
Фото: Виктор Бурдин
Здание парламента Венгрии, Будапешт

Но на этом история не заканчивается. Антилиберальным правительствам этого региона свойственно раскалывать общество, что препятствует выработке консенсуса. Кроме того, они так сильно придушили академическую свободу и независимые институты, что их возможности выработки креативного политического ответа на экономические трудности ослабли. В результате единственным механизмом обратной связи в регионе стали демонстрации и гражданское неповиновение. Массовые протесты, с которыми столкнулся режим Орбана, возможно, являются лишь предвестником грядущих событий.

С ситуацией, в которой оказался регион, было бы трудно справиться даже самым находчивым и открытым правительствам, а что уж тогда говорить об идеологически зашоренных нелиберальных режимах Венгрии и Польши. На рынках труда в странах Центральной Европы спрос превышает предложение, а дефицит рабочей силы весьма высок. Безработица снизилась, в то время как реальные зарплаты заметно выросли (хотя они до сих пор не достигли среднего уровня, наблюдаемого в развитых странах Евросоюза).

Такое положение дел стало следствием мощного роста экономики в регионе и одновременного сокращения численности рабочей силы. В последние годы темпы роста экономики в странах Центральной Европы превышали 3% в год благодаря всё ещё высоким размерам трансфертов из ЕС и внутренним стимулам монетарной политики в рамках (или в тени) программы количественного смягчения Европейского центрального банка. По данным нового доклада Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), в этом регионе дефицит рабочей силы, особенно квалифицированных работников, стал повсеместным, поскольку население стареет, а численность работников снижается из-за эмиграции. Новые рыночные страны Европы «стареют, так и не разбогатев», отмечает ЕБРР. Кроме того, автоматизация требует рабочей силы с новыми навыками, но её нет на рынке. Все эти факторы толкают зарплаты вверх.

Осенью 2018 уровень безработицы в Венгрии упал ниже 4%, при этом реальные зарплаты в течение последних трёх лет росли на 6-7% ежегодно, несмотря на остановившийся рост производительности (что, похоже, связано с эмиграцией высококвалифицированных работников). Работодатели начали жаловаться на дефицит рабочей силы, а транснациональные компании, как сообщается, рассматривают возможность вывода своего бизнеса обратно в страны Запада или же в более дешёвые страны - кандидаты в ЕС из юго-восточной Европы.

Это не пустая угроза. Конкуренция, вызванная процессом возврата производства в Западную Европу, а также со стороны промышленного сектора стран южной Европы, действительно угрожает традиционным рабочим местам в центральной Европе. Автоматизация и быстрые изменения технологий в производстве транспортных средств способствует выводу промышленных объектов в развитые страны Европы с их более высокими зарплатами, поскольку это упрощает логистику компаний. Между тем, страны-кандидаты в ЕС из Южной Европы находятся в процессе согласования своего законодательства с законодательством Евросоюза, создавая совместимый с ЕС бизнес-климат для прямых иностранных инвестиций, при этом уровень и темпы роста зарплат в этих странах значительно ниже, чем в Центральной Европе.

Именно на этом фоне правительство Венгрии внесло поправки в трудовое законодательство о сверхурочном рабочем времени. Закон разрешает теперь работодателям требовать от сотрудников работать до 400 часов сверхурочно каждый год (что эквивалентно 50 дополнительным рабочим дням), при этом оплата этого труда может быть осуществлена в течение трёх лет. Если работник увольняется раньше срока, установленного в контракте, тогда это вознаграждение может вообще не выплачиваться. Поскольку партия Орбана «Фидес» обладает парламентским большинством с двумя третями голосов, данный закон удалось протолкнуть менее чем за месяц.

Начались бурные демонстрации, что вынудило правительство публично проинтерпретировать некоторые элементы нового закона более гибко. Отсутствие предварительных консультаций и мощная народная реакция напомнили о предпринятой в 2014 году попытке правительства ввести «налог на интернет», проект которого был отозван из-за народных протестов.

Крайне правым правительствам свойственно вмешиваться в экономику и произвольно пользоваться своей силой в приказном порядке. В последние годы в странах центральной Европы мы видели применение скидок при оплате коммунальных счетов и сделки с активами по нерыночным ценам. В США президент Дональд Трамп оказывает давление на отдельные компании, чтобы те не увольняли работников или не выводили свои предприятия за рубеж.

Как пишет Тим Ву из Колумбийского университета в своей новой книге «Проклятие большого бизнеса», крупный бизнес и авторитарные правители обычно вступают в сговор. В обмен на определённые любезности корпорации начинают пользоваться особыми привилегиями (например, получают монопольную силу или добиваются ограничения прав работников). В Венгрии считается, что главную выгоду от «закона о рабстве» получают транснациональные компании. Но не только они: даже само правительство заявляет сейчас, что основную выгоду получат малые и средние предприятия, составляющие новый, политический влиятельный частный сектор.

Центральная Европа оказалась на поворотном моменте в своём экономическом развитии. Прежняя модель экономической конвергенции, которая опиралась на экспорт, на доступ к рынку и финансированию ЕС, на поддержку физических инвестиций, на сокращение отставания в производительности, а также на низкую стоимость труда, хорошо послужила региону, но она себя исчерпала. Центральной Европе нужна новая, инновационнная модель роста, опирающаяся не на стоимость труда, а на высокое качество рабочей силы. Для этого потребуются инвестиции в образование и обучение в течение жизни, а также совершенствование социальной политики. Приоритеты в расходах бюджета должны быть расставлены соответствующим образом. Кроме того, надо обязательно поощрять академическую свободу, креативность и диалог – пока что всего этого становится меньше.

Нелиберальным демократическим странам региона будет трудно осуществить такой сдвиг, потому что они чуждаются свободного мышления и инноваций и ненавидят институты, которые опираются на экспертизу. Например, в Венгрии парламентское большинство правительства не считает нужным консультироваться с оппозицией или работать с лучшими умами и талантами страны.

Есть хорошая новость: когда потребность в осуществлении экономических перемен станет неизбежной, естественные недостатки нелиберальных демократий постепенно приведут к их ослаблению. Демонстрации и гражданское неповиновение, которые сейчас можно наблюдать в Венгрии, возможно, являются лишь первыми симптомами грядущих событий.

Пироска Наги-Мохачи – программный директор и старший сотрудник Института глобальной политики при Лондонской школе экономики

© Project Syndicate 1995-2019 

Возвращайтесь к нам через 51 минуту, к публикации готовится материал «Вместе с потеплением придут болезни и эпидемии»

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4466 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
17 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить